ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мужская книга. Руководство для успешного мужчины
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Последняя капля желаний
Может все сначала?
Павел Кашин. По волшебной реке
Несбывшийся ребенок
Как стать рыцарем. Драконы не умеют плавать
Циник

Когда-то генерал обнаружил среди хранившегося рам никому не нужного хлама электронный носитель с изображением мошенника и авантюриста Сержа Кайданова, оказавшегося предком его старого друга. Почему бы там не сохраниться и фотографии этой самой Артемиды. Вот только как ее вычислить среди двух тысяч других женщин, заключенных и охранниц?

– Скорее всего, она похожа на леди Элеонору, – подсказал полковник Рогов. – У вас ведь есть ее фотографии?

– Разумеется, – утвердительно кивнул Виркур. – в Зальцбурге мы контролировали каждый ее шаг.

– А кто-нибудь имеет доступ к архиву, кроме вас?

– Вообще-то, архивы Министерства юстиции засекречены, но я не исключаю, что кто-то мог получить к ним доступ. Деньги открывают любые запоры. Я все-таки не понимаю, Вячеслав, как этот яфетский Ваал будет осуществлять контроль за частью себя самого у нас на Арнауте? Ведь речь идет о расстояниях в сотни тысяч световых лет.

– Для этой цели он использует своих носителей и те средства связи и передвижения, которыми обладает наша цивилизация. Некоторые из нас станут частицами огромного организма под названием Ваал.

– А почему только некоторые?.. – спросил Виркур.

– Потому, видимо, что далеко не все люди пригодны для той роли, которую отводит для нас бог зла. Больше нечем объяснить гибель тридцати пяти наших сотрудников на Яфете и существование на той же планете людей, не входящих в клановую систему. А ведь там есть и кентавриты, и амазонки, и целая корпорация охранниц, о которых пишет ваш агент лейтенант Кайданов. Видимо, те мужчины и женщины, которые оказались непригодными для симбиоза с яфетскими богами и богинями, не вымерли, а просто приспособились к сложившемуся на планете порядку вещей. Более того, из клановой системы то и дело выпадают люди, не соответствующие по своим параметрам стандартам, установленным богами. Их называют изгоями. И это именно они построили город Ясир.

Виркур вынужден был признать, что сотрудники союзной разведки, несмотря на конфуз, приключившийся с ними на планете Яфет, все-таки сумели собрать за эти двадцать два года ценную информацию и даже сделали из нее выводы, истинность которых, правда, еще предстоит доказать, но уже сейчас ясно, что они не лишены здравого смысла.

– Господин генерал, вы позволите мне ознакомиться с материалами, касающимися пребывания на Арнауте леди Элеоноры?

– Конечно, Вячеслав. Обратитесь к полковнику Рыбинскому, он все устроит.

Из людей, окружавших леди Элеонору во время ее Пребывания в Зальцбурге, Рогова заинтересовали в первую очередь два человека: актриса Театра драмы Изабелла Лурье и племянник банкира Понсона Эрик. И если с Эриком все более-менее понятно, поскольку леди Элеонора пыталась выйти через него на осведомленного банкира, то ее отношения с актрисой показались полковнику странными. Яфетянка буквально завалила свою подругу подарками. Чего стоит хотя бы ром, который она для нее купила. Правда, справедливости ради надо отметить, что и Изабелла оказала леди ряд услуг. Это именно в ее спальне яфетянка сошлась со своим нареченным мужем лордом Гергеем. Судя по всему, он не был первым юношей, обратившим на себя взоры жрицы богини Артемиды. У Георгия были предшественники, которые прошли через постель Лурье. Так почему именно Изабелла должна была проверять на себе претендентов на расположение леди Элеоноры? Это что, случайный выбор? Ведь в Зальцбурге немало девиц легкого поведения, способных соблазнить отроков, заинтересовавших яфетскую жрицу.

Рогов внимательно изучил фотографии двух женщин. Элеонора была жгучей брюнеткой, а Изабелла – блондинкой. Конечно, волосы актриса могла покрасить и даже изменить цвет глаз, но никакого внешнего сходства между ним» Вячеслав не уловил. В его распоряжении были только фотографии, но и полковник Рыбинский, видевший леди Элеонору воочию и шапочно знакомый с Изабеллой, ничего общего межу ними не находил. Обе были красавицами, обе обладали великолепными фигурами, но этим, пожалуй, их сходство и исчерпывалось. Однако полковник Рыбинский любезно согласился потратить свое свободное от службы время на то, чтобы проводить гостя с Дафны в театр, а если представится случай, то и познакомить его с блистательной актрисой.

– Только учтите, Вячеслав, что Лурье считает меня полицейским, поскольку я брал у нее показания после кровавой бойни, случившейся в ее доме.

– Это ничего, Андрей, – усмехнулся Рогов. – Даже у полицейского могут быть вполне приличные и богатые знакомые. Будем считать, что мы с вами учились вместе на юридическом факультете Зальцбургского университета, после чего вы пошли в полицию, а я – в бизнес.

– Изабелла Лурье алчная женщина, а мне не хотелось бы стать невольной причиной разорения вашего ведомства.

Рогов юмор коллеги оценил и заверил полковника, что на одну актрису денег у внешней разведки Союза хватит. Рыбинский, сидевший за рулем автомобиля, вдруг жестом фокусника извлек из внутреннего кармана смокинга три фотографии и протянул их Вячеславу:

– Взгляните-ка, полковник. Имейте в виду, что мои люди перерыли в поисках одного из этих портретов все материалы из архива Министерства юстиции, относящиеся к федеральной тюрьме на Яфете.

Две фотографии были уже знакомы Рогову, на них были сняты леди Элеонора и Изабелла Лурье. Зато третья фотография заставила его вздрогнуть. Изображенная на ней женщина была в полицейской форме, мало чем отличающейся от той, которую ныне носят слуги закона на Арнауте.

– Лейтенант Татьяна Бегич, – пояснил Рыбинский. – Двадцать девять лет. Разведенная. Двое детей. Одной девочке в ту пору было десять лет, другой – два года.

– Она была охранницей в федеральной тюрьме?

– В том-то и дело, что нет. Она была любовницей афериста Сержа Кайданова и получила десять лет за соучастие в его махинациях.

Татьяна Бегич была шатенкой. Ее сходство с леди Элеонорой сразу же бросалось в глаза. Что же касается Изабеллы Лурье, то тут возникли сомнения. Нет, сходство безусловно было, но куда менее очевидное. Во всяком случае, Рогов не рискнул бы утверждать, что актриса Театра драмы является правнучкой аферистки Бегич.

– А родословную Лурье не удалось установить?

– Помилуйте, Вячеслав, пятьсот лет прошло, – невесело усмехнулся Рыбинский. – Мы, конечно, проверим все доступные нам архивы, но успех маловероятен. Твердо могу сказать только одно: после того как Татьяна Бегич была осуждена, дети были отданы их отцу, Казимиру Корецкому. Впрочем, сам Корецкий утверждал на суде, что младшая девочка родилась уже после развода и ее отцом является Кайданов. Скорее всего, так оно и было, но он не стал разлучать сестер и пообещал суду, что достойно воспитает их. А вот это портреты Сержа Кайданова. Точнее, даже двух. Тот, что в тюремной робе, – аферист, а второй – наш резидент на Яфете. Впрочем, вы, вероятно, в курсе.

Рогов был поражен! Аферист и разведчик походили друг на друга как две капли воды. Природа словно посмеялась над следопытами, подсунув им через пятьсот лет точную копию человека, сыгравшего, похоже, исключительную роль в событиях, происходивших на Яфете.

– Надо отследить всех женщин детородного возраста, похожих на Татьяну Бегич и леди Элеонору, и проверить их родственные связи с Изабеллой Лурье.

– Это уже делается, – сказал Рыбинский. – Но не ждите быстрого результата, Вячеслав. Работа адова. Население всех известных нам планет составляет более шестидесяти миллиардов человек. Половина из них женщины. Если отбросить девочек и старушек, то все равно цифра получается запредельная. Конечно, в первую очередь мы будем проверять Арнаут, но и здесь нам придется перебрать более полутора миллиардов претенденток на божественное величие.

– Будем надеяться, что компьютеры справятся с поставленной задачей, – вздохнул Рогов.

Сюжет спектакля показался Вячеславу запутанным, режиссерские находки его не интересовали вовсе. Внимание полковника было сосредоточено на Изабелле Лурье, которая, меняя наряды чуть ли не в каждом акте, блистала на сцене. Кажется, она играла куртизанку, во всяком случае, не почтенную мать семейства. На ее любовь претендовали три человека, насколько понял Вячеслав, – банкир, политик и бедный юноша, кажется, художник. Куртизанка любила бедного юношу, но замуж вышла почему-то за банкира. Впрочем, брак не сложился, и несчастная Элеонора умерла от горя на руках огорченного юноши. Публика рыдала, а Рогов остался доволен финалом. Для него было совершенно очевидно, что куртизанка, оставь ее авторы в живых, непременно бы довела юного художника до самоубийства.

48
{"b":"393","o":1}