ЛитМир - Электронная Библиотека

Похоже, Эрик и без того был напуган до крайности, а угрозы Вячеслава и вовсе привели его в ужас. Речь его стала бессвязной, но из этого пьяного бреда Рогов и Рыбинский сумели извлечь кое-что ценное для себя.

– Следовательно, ваш дед возжелал бессмертия?

– Но ведь это же невозможно, – затряс головой Брик. – Слышите вы, невозможно. Будь он проклят, этот Харон.

– Харон был у вас?

– Давно, пять лет тому назад. Именно тогда он сказал деду, что это возможно. Впрочем, в то время его звали господином Шекли. Я слышал их разговор и очень смеялся. Это было на Дафне. А год назад дед побывал на Яфете. С тех пор его словно подменили.

– Зачем ему понадобилась актриса?

– Не знаю. Вероятно, для шабаша. Я ни в чем не уверен, слышите, ни в чем. Возможно, у меня начались глюки. Я много пью, курю травку. Рано или поздно это должно было случиться.

– Что вы видели, Эрик? – мягко спросил Рогов.

– Они менялись. Чудовищные рыла, просто чудовищные.

– Где это было?

– В загородном доме. Дед собрал много гостей. Я здорово напился и уснул, а когда проснулся, то чуть не сошел с ума. Черт меня дернул уснуть в этом зале, ведь хотел же уехать.

– Вас обнаружили?

– Нет, я притаился в углу за портьерой. Но если дед узнает – мне крышка. У него неизлечимая болезнь крови, ему жить осталось всего ничего. Мне сказал об этом врач. Я единственный наследник его состояния. Еще полгода, и я стал бы самым богатым человеком в Федерации. Будь проклят этот ваш Харон. Это он соблазнил деда.

Ситуация стала потихоньку проясняться. Старый Понсон искал эликсир бессмертия, господин Шекли пообещал помочь. Шекли – это настоящая фамилия Харона, пять лет назад он действительно был на Дафне. Так что здесь все сходилось. Ваалу нужен был человек, обладающий воистину безграничными возможностями в человеческом мире, и он нашел его в лице Майкла Понсона. Если сведения, полученные от майора Шепеля, верны, то перерождение наступает приблизительно через год после встречи с навьей. И здесь все сходится. Видимо, агенты были инфицированы накануне своего отлета с Яфета. Скорее всего, они даже не поняли, что с ними произошло после мимолетной интрижки с яфетянками, поэтому и вели себя как обычные люди. Процесс пошел позже, когда они уже вышли из-под надзора специальных служб. Кстати, медицинское обследование, обязательное для всех, вернувшихся с Яфета, никаких отклонений в их организмах не обнаружило по той простой причине, что таковые стали происходить гораздо позже. И эти изменения были весьма существенны, если верить Эрику. Видимо, порожденные Ваалом существа время от времени испытывали потребность проявлять свою истинную суть, которую они до поры прятали под благообразной оболочкой. Ничем другим виденный Эриком Понсоном шабаш объяснить нельзя.

Генерал Виркур внимательно выслушал доклад Рыбинского. Полковник довольно толково пересказал все, что они с Вячеславом услышали от пьяного Эрика.

– Конечно, это может быть белой горячкой, – развел руками Андрей. – Но проверять его показания все равно придется.

– Странно только, что Чарльз Понсон поручил пьянице-внуку столь ответственное дело, – высказал свое мнение Рогов. – Эрик вполне мог его подвести.

– Банкир подстраховался, – угрюмо бросил Виркур. – В случае если Лурье откажется от визита в загородный дом, ее просто похитят. За это похищение Понсон-старший обещал Дэну Крузу миллион лир.

– И детектив согласился?

– Он решил, что речь идет о любовной интрижке богатого старца. Почему бы семидесятипятилетнему Чарльзу Понсону не воспылать страстью к красивой актрисе. Дэну Крузу доводилось выполнять и куда борее мерзкие прихоти своих богатых клиентов. Он ничего не заподозрил.

– Вы ему вправили мозги, господин генерал?

– Разумеется. Дэн далеко не дурак, он сразу согласился на все наши условия.

– Нам придется мобилизовать всех находящихся на Яфете сотрудников, – вздохнул Рыбинский. – Возможно, привлечь полицию и армию. Ведь нельзя заранее сказать, с чем нам придется столкнуться. Никто не знает, сколько человек сопровождали Чарльза Понсона на Яфет.

– «Жозефина» была всего лишь прогулочной яхтой и вряд ли могла взять на борт более ста человек, – дал справку Рогов.

– Сто демонов – это много, – усмехнулся Рыбинский. – Особенно если прибавить к ним ваших дафнийцев, полковник.

– Боюсь, что они не примут участие в шабаше, – вздохнул Рогов. – Во всяком случае, я бы на месте Ваала подстраховался. Нам следует изолировать всех родственниц Изабеллы Лурье, ближних и дальних. Теперь мы, по крайней мере, знаем, что именно эти дамы более всех годятся на роль Афродиты. К сожалению, у Харона, а точнее, у Ваала есть еще одна возможность для достижения своих целей. Они могут доставить Артемиду на одну из наших планет с Яфета.

– Но для этого им потребуется космический корабль, – возразил Виркур.

– У Харона такой корабль есть – «РС-521», или «Невидимка». Последняя наша разработка, недоступная для радаров федеральных, так и союзных кораблей. Именно на нем была доставлена на Яфет команда полковника Джефа. В случае непредвиденных обстоятельств корабль должен был стартовать в автоматическом режиме по команде с орбиты. Увы, нам не удалось его поднять.

Виркур едва не выругался вслух. Черт бы побрал этих союзных олухов. Мало того, что они вступили в контакт с дьяволом, так еще и снабдили его суперсовременной техникой. Теперь удара можно ждать с любой стороны.

– Надеюсь, на «Невидимке» не было ядерных зарядов? – мягко полюбопытствовал генерал Виркур.

– Не было. Но это вовсе не означает, что они у Ваала не появятся. Дело в том, что «РС-521» способен вплотную подойти к любому крейсеру, находящемуся на орбите, взять его на абордаж и выпотрошить все содержимое.

– Спасибо за информацию, господин полковник, – издевательски поклонился коллеге Виркур.

– Напрасно иронизируете, господин генерал, – покачал головой Рогов. – Это суперсекретная информация. Я не имел права ее разглашать, так что впредь прошу на меня не ссылаться. Но вам лучше отозвать с орбиты Яфета свой крейсер.

– А как же мы будем поддерживать связь с Ясиром?

– Пошлите сторожевик или пассажирский лайнер, на их борту ядерных боеголовок нет.

– Какие еще будут предложения, господа? – сухо спросил генерал Виркур.

– Нам следует активизировать свою агентуру на Яфете. Пусть они найдут корабль и уничтожат его во что бы то ни стало, – подсказал Рыбинский. – В противном случае Ваал и Харон, используя «Невидимку», будут перебрасывать к нам своих демонов целыми стаями.

– Легко сказать – уничтожить, – поморщился генерал. – У Кайданова под рукой всего пятнадцать человек профессионалов.

– Можно задействовать служащих космопорта, – предложил Рогов.

– Служащие космопорта – гражданские люди, – рассердился Виркур. – Они не смогут победить там, где потерпели жесточайшее поражение лучшие федеральные и союзные спецподразделения.

– И все-таки им придется постараться, – пожал плечами Рыбинский. – Другого выхода у нас нет.

Шепель жил в королевском замке уже неделю. Сказать, что это время было потеряно впустую, он не мог, но столь важная для него встреча с королем Аббадином так и не состоялась, хотя он и видел короля дважды. Один раз во дворе замка, когда тот выезжал на охоту в сопровождении многочисленной свиты, второй – во время торжественного приема в парадном зале замка, И устроенного в честь лорда Ваграма Дарлея, куда был приглашен и сир Константин из Зальца. Король Аббадин был высоким сухощавым мужчиной с очень красивым и надменным лицом. Ничего подозрительного в его внешности и в поведении Константин не обнаружил, хотя стоял метрах в десяти от трона среди приближенных ее величества.

Дело в том, что Шепель неожиданно для себя сделал при королевском дворе головокружительную карьеру и из свиты невесты принца Петра переместился в свиту королевы Климентины, в которую до сих пор входили только представители рыцарского сословия клана Борей. Разумеется, взлет заезжего фригийца не остался не замеченным завистниками. По замку пополз шепоток, весьма не лестный для королевы Климентины, а сира Константина из Зальца в открытую называли ее фаворитом. Эти слухи подогревались еще и тем, что выскочке из Фригии отвели апартаменты рядом с покоями королевы, переселив бедного принца Рулава в покои, расположенные этажом ниже, под предлогом того, что принц уже вполне созрел для самостоятельной жизни. Созреть-то он, может быть, и созрел, но при чем тут, спрашивается, сир Константин из Зальца? Странно, что король Аббадин никак не отреагировал на появление чужака в окружении супруги. Впрочем, отношения их величеств давно уже миновали фазу любовной страсти, и коронованному мужу было теперь глубоко наплевать, кто там спит в постели его жены. Шепель поначалу был смущен сплетнями, распространяемыми по его адресу, но потом махнул на них рукой, быстро уяснив, что в положении фаворита королевы есть свои плюсы. В частности, ему без труда удалось вывести из прозябания своих подручных, капитанов Даниэля и Атракса и даже выхлопотать для них рыцарские шпоры. Два росчерка пера королевы Климентины на жалованных грамотах – и дафнийцы получили право именоваться сиром Даниэлем из Эфора и сиром Атраксом из Карахена. Сам Шепель получил титул борейского барона и замок Ирген в придачу, окруженный к тому же плодороднейшими землями. Словом, королева Климентина очень высоко оценила заслуги людей, открывших ей глаза на истинное положение дел и снявших позорное пятно с репутации ее сыновей.

50
{"b":"393","o":1}