ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кремлевская школа переговоров
Последняя гастроль госпожи Удачи
Прекрасный подонок
Счастливы по-своему
Связанные судьбой
Потерянные девушки Рима
Я – Спартак! Возмездие неизбежно
Не прощаюсь
Строим доверие по методикам спецслужб

Чему так обрадовались сигурдцы, Шепель так и не понял, но эта радость, безусловно, была связана с ним самим. Во всяком случае, приветственные крики раздавались по адресу именно лорда Константина Борея, и посему майор счел возможным поблагодарить толку приветственным жестом. Сигурдцам такая демократичность в поведении аристократа явно понравилась, и крики стали еще громче.

– Уходим, – сказал Шепель своим товарищам и первым нырнул в обнадеживающую темноту.

Константину нужно было как можно скорее прояснить ситуацию, дабы не оказаться в полных дураках. Он, правда, не был уверен, что верховная жрица храма Макоши примет его среди ночи, но, к счастью, его опасения не оправдались. Леди Людмила ждала гостя, хотя и была удивлена его растерянным и расстроенным видом.

– Я уже все знаю, лорд Борей, – сказала она, жестом приглашая гостя садиться.

– А почему вдруг лорд Борей? – недовольно бросил Шепель. – С какой стати?

– Этот титул носит брат короля, который наследует трон в случае его внезапной смерти. У короля Аббадина не осталось братьев, кроме тебя, лорд Константин.

– По-вашему выходит, что я брат короля Аббадина?

– Такова воля богини Артемиды, и никто не в силах ее изменить, – сухо отозвалась леди Людмила. – Покажите мне священный знак на бедре.

– Но это не совсем удобно, – слегка смутился Шепель.

– А в постели леди Климентины вам было удобно, – усмехнулась жрица. – Бросьте, лорд Константин, мне ведь не семнадцать лет.

Леди Людмила довольно долго рассматривала узоры на теле Шепеля, вогнав того в краску.

– Это бесспорно родовой знак Агранов, – сказала она немного погодя. – Старый Исайя был прав. Скажите, Константин, вы действительно родились на Арнауте?

– Клянусь мамой и папой, миледи, – вскричал несчастный Шепель. – Я уроженец города Зальцбурга, к тому же настолько похожий на своего отца, что никому до сих пор в голову не приходило сомневаться в добропорядочности моей матери.

– А сколько вам лет?

– Тридцать пять.

– Значит, адюльтер исключается, – спокойно отозвалась Людмила. – Первый яфетянин покинул свою планету тридцать лет тому назад.

– Ну, спасибо хоть на этом, – буркнул Шепель. – Вы сняли камень с моей души.

– Она обхитрила всех, – махнула в его сторону рукой леди Людмила. – Даже богиню. Вот стерва!

– Кого вы имеете в виду? – растерянно спросил лорд Борей.

– Климентину, конечно, – отозвалась жрица. – Если бы богиня сегодня признала ее прелюбодейкой, то уже завтра Климентина стала бы женой Ваала. Она заставила Артемиду вернуть ей свое расположение и даровать прощение за пролитую кровь сестер и племянниц. Понимаешь, инопланетянин, заставила. А ты был лишь орудием в ее руках. Наверное, в твоих жилах течет кровь, сходная с кровью Агранов, иначе родовые знаки не появились бы на твоем теле. И леди Климентина это почувствовала. Бореи всегда славились своей проницательностью. Но Артемида никогда бы не признала тебя мужем своей жрицы, если бы ее к этому не вынудили шантажом.

Шепель разделял возмущение леди Людмилы. Это какой же наглостью надо обладать, чтобы диктовать свою волю богине! Впрочем, справедливости ради надо сказать, что вряд ли у леди Климентины была другая возможность выпутаться из сложной ситуации. Ведь ее принуждали вступить в связь с Ваалом, используя для этой цели детей. Константин не удержался и высказал свои мысли по этому поводу жрице Макоши.

– Ты неравнодушен к этой шлюхе, лорд Борей, – укоризненно посмотрела на Шепеля леди Людмила. – Женщины чувствуют это сразу. Впрочем, я тебя не виню, люди не властны над своими страстями. А тебе достаточно было согрешить в мыслях, чтобы стать легкой добычей Климентины.

– Неужели все так безнадежно? – не поверил Константин.

– Женщины правят миром страстей, а мужчины лишь следуют по предначертанному ими пути.

– А как же король Аббадин?

– Так ведь это она толкнула его на преступление. Тридцать лет назад Рауля Хаусана сменил на троне Себастьян Агран, старший брат Аббадина, но через пять лет он внезапно умер. Ему наследовал второй по старшинству брат, носивший титул лорда Борея. По закону Аббадин должен был взять в жены вдову Себастьяна, мать леди Элеоноры и леди Катерины, старшей из которых в ту пору было одиннадцать лет, а младшей – всего несколько месяцев, но и она умерла в цветущем возрасте. Уже тогда эта смерть вызвала массу кривотолков, но никому и в голову не пришло заподозрить в коварстве леди Климентину, ведь ей тогда не было и пятнадцати лет и она еще не созрела для брака. Позднее поползли слухи о том, что Аббадин пренебрегает ложем своей жены Оливии, родившей ему двух дочерей, выказывая расположение Климентине, которой не хватало года до совершеннолетия.

– Но ведь по вашим законам все женщины знатного семейства Бореев являются женами всех мужчин Агранов, – уточнил Константин.

– Это не совсем так, лорд Борей, – возразила леди Людмила. – Если мужчин и женщин равное количество, то каждая из женщин получает по мужу. Если мужчин больше, чем женщин, то младшая из них становится женой всех мужчин, оставшихся без пары. Если же ситуация обратная, то все младшие девушки, оставшиеся без пар, становятся женами старшего брата, то есть либо лорда, либо короля. По-моему, очень разумный расклад. Случаются и исключения из правил, когда старшая из сестер уступает свои права младшей, как это было со мной. Я передала свои права сестре Виоле, которая была без ума от Зидора Венсана. Мне же этот мальчишка абсолютно не нравился, к тому же я была старше его на много лет. Однако в королевской семье все было по-другому, ибо мужчин Агранов было больше, чем девиц Борей. Младшая Климентина должна была стать женой трех двоюродных братьев короля Аббадина, двое из которых уже вступили в брачный возраст. Сначала умер старший из них, Джон. Его нашли с кинжалом в груди на собственном ложе. В ту пору говорили, что он застал свою нареченную невесту Климентину в объятиях старшего брата Аббадина, причем поза их была настолько откровенной, что не оставляла сомнений в падении девственницы из клана Борей. Потом случилось страшное несчастье с женой короля Аббадина и ее дочерьми. Их карета сорвалась в пропасть. Впрочем, Аббадин горевал недолго и объявил своей женой и королевой младшую из сестер Борей Климентину, даже не дождавшись ее совершеннолетия. Через месяц она родила ему сына, которого он объявил наследным принцем. Такая странная череда смертей в королевской семье, а также нарушение Аббадином всех наших уложений и обычаев привели к гражданской войне. Во главе восставших встал лорд Вацлав Борей, второй по старшинству брат среди Агранов, муж леди Марии, матери Кристины, открыто обвинивший короля Аббадина в страшных преступлениях. Однако Аббадин подавил бунт и казнил Вацлава, а также еще одного своего брата, сира Лиона. Леди Мария, вдова лорда Вацлава, с дочерью и племянницами Элеонорой и Катериной укрылась в замке Борисфен. Там она стала женой самого младшего из братьев Агранов и родила ему дочерей Дарину и Милицу. Двенадцать лет назад леди Мария и сир Вилор умерли от яда, который подсыпала им служанка, нанятая рыцарем короля Аббадина, сиром Густавом из Мара.

На Константина это краткое перечисление бедствий, обрушившихся на родственников Аббадина и Климентины, произвело большое впечатление. Конечно, истовый сторонник короля и королевы, наверное, объяснил бы такое количество смертей всего лишь трагическим стечением обстоятельств, но у Шепеля были все основания полагать, что здесь не обошлось Вез участия ныне здравствующих коронованных особ. Судя по всему, того же мнения придерживалась и леди Людмила. Трудно сказать, что двигало Климентиной и Аббадином, любовная страсть или жажда власти, но так или иначе они вступили на дорогу, с которой нет возврата, и эта дорога рано или поздно должна была привести их к богу зла.

– Но ведь Ваал может продолжить свои притязания к Климентине?

– Это случится только в том случае, если и ты, лорд Борей, станешь его марионеткой. Что же касается леди Климентины, то она не вольна удовлетворять притязания одного мужа в ущерб другому. К тому же Ваал вряд ли согласится мешать свое семя с твоим, Константин.

56
{"b":"393","o":1}