ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
До встречи с тобой
Академия Грейс
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Отчаянные
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Гимназия неблагородных девиц
Urban Jungle. Как создать уютный интерьер с помощью растений
Сердце бабочки
Здесь была Бритт-Мари

– Скажите, какие мы брезгливые, – обиделся на бога зла Шепель.

– Дело не в брезгливости, а в результате, – возразила леди Людмила. – Нынешняя Климентина не годится для той роли, к которой она предназначалась Ваалом.

– А кто годится?

– В первую очередь это одна из ее племянниц, но я не исключаю, что Ваал обратит внимание на жриц других богинь. Хотя, учитывая положение, которое занимает Артемида в яфетском пантеоне, это неизбежно скажется на результате и сильно осложнит путь Ваала к всевластию на планете. Боги и богини Яфета так просто своих позиций не сдадут.

– В связи с этим я обратил бы пристальное внимание на леди Теодору, – подсказал Шепель жрице. – Возможно, именно ее Ваал рассматривает как запасной вариант.

– Но принц Петр не демон, – возразила леди Людмила.

– А кто поручится, что он им не станет в ночь бракосочетания, когда ничего предотвратить уже будет нельзя. Насколько я знаю, период превращения после связи с навьей длится ровно год. А навья могла явиться к нему в образе Симона Дарлея.

– Здесь ты ошибаешься, Константин, навья не может превращаться в мужчину.

– Но ведь ваш двоюродный брат содомит. Навья вполне могла подменить его в тот момент, когда он превращался в Симону.

– Без ведома Симона Дарлея этого сделать нельзя.

– Согласен. Но мне кажется, что содомит уже попал под влияние жрецов Ваала, хотя и не стал демоном в силу своих сексуальных наклонностей.

Леди Людмила помрачнела. Кроме всего прочего, она, видимо, очень любила свою племянницу и готова была многое поставить на карту, дабы избавить ее от столь страшной участи.

– Я заставлю Симона сказать правду, – твердо произнесла леди Людмила. – Содомит дорого заплатит мне за свое коварство.

– Скажите, миледи, вашему брату Ваграму Дарлею действительно грозит изгнание?

– Сейчас уже нет. Он ведь не солгал Высокому Сенату, ибо королева Климентина действительно вступила в сексуальную связь с сиром Константином. А того, что барон из Ингера окажется на поверку братом короля Аббадина, не мог знать никто.

С этим Константин вынужден был согласиться и от души порадовался за Высокий Сенат, который вошел в положение честного информатора и не стал преследовать его за добросовестное стукачество.

– Быть может, я ошибаюсь, миледи, но мне кажется, что ваш брат Ваграм никогда не пойдет на дружеский контакт с Хароном и уж тем более не согласится стать рабом его бога. Это ведь будет означать конец всех надежд лорда Дарлея на королевскую корону.

– Вы хотите использовать его в своих целях, Константин?

– Да.

– Тогда я советую вам быть очень осторожным, лорд Борей, ибо мой брат умен и ни в грош не ставит человеческую жизнь.

Вечеринка в доме актрисы Изабеллы Лурье удалась. Несмотря на то, что гостей здесь собралось изрядное количество, вина хватило всем. В том числе, к сожалению, и Эрику Понсону, которому удалось каким-то образом обмануть бдительных опекунов Рогова и Рыбинского и наклюкаться в зюзю. Вячеславу пришлось тащить его в ванну и долго поливать там холодной водой, чтобы внук банкира, ставшего демоном, способен был выполнить несложное задание, возложенное на него. Нельзя сказать, что Эрик протрезвел от столь нелюбезного обращения, но к нему все-таки вернулся дар членораздельной речи, а это пришлось как нельзя более кстати, поскольку вечеринка катилась к закономерному финалу. Часть гостей уже покинула дворец актрисы, часть впала в сомнамбулическое состояние, и только самых стойких и упорных тянуло к продолжению банкета. Среди них выделялись живостью Рыбинский и Рогов. Это они на ура встретили предложение Эрика Понсона наведаться в новый дом старого банкира, чтобы полакомиться там дельфионским вином многолетней выдержки и насладится чудесами, которые придумали арнаутские затейники для развлечения самого богатого в мире человека.

– Боюсь, что твоему деду наш визит не очень-то понравится, – покачала головой актриса, пьяненькая, но еще не потерявшая способность к здравым суждениям.

– Дед будет в восторге, – запротестовал Эрик. – По-моему, он влюбился в тебя, Изабелла. С твоей стороны было бы глупо упустить такой шанс. Старик впадает в маразм и сорит деньгами направо и налево.

– В любом случае мы ничем не рискуем, – поддержал соблазнителя полковник Рогов. – Если нам окажут нелюбезный прием, то мы вернемся назад.

В гости к Майклу Понсону гуляки отправились впятером. Кроме Эрика и Изабеллы к бравым полковникам прилип еще и актер Кислицын, большой почитатель дельфионского вина. К сожалению, избавиться от этого любителя халявы на начальном этапе не удалось, и, дабы не вызывать подозрений у Изабеллы Лурье, его пришлось взять с собой. Рогов, севший за руль, очень надеялся, что грядущие ужасные события навсегда избавят даровитого актера сразу от двух пороков: пристрастия к вину и халяве, если, разумеется, он останется жив.

Генерал Виркур, предупрежденный помощниками, уже разворачивал вокруг подозрительного загородного дома свое профессионально обученное войско. Под рукой у него было более пятисот лучших оперов планеты Арнаут и почти три тысячи космодесантников, которых решили задействовать только в случае крайней необходимости. Кроме того, сотрудники внешней разведкой располагали армейскими и полицейскими резервации, насчитывающими многие десятки тысяч человек, но их предполагалось ввести в бой только в том случае, если оборот событий примет неуправляемый характер. Впрочем, в этом случае вряд ли поможет и миллионная армия, но Виркур не стал спорить с перепуганным начальством и включил полицейских и армейцев в число участников операции, чтобы утихомирить разгоревшиеся в среде политиков страсти. О точном времени научала операции, месте ее проведения и предполагаемых участниках драмы знали всего несколько человек. Всем остальным, включая и нервных политиков, вешали на уши развесистую клюкву, дабы развеять подозрения Майкла Понсона, у которого было немало осведомителей в высших эшелонах власти.

Перед началом поездки Рогов связался с Виркуром и выяснил, что дворец Понсона, за которым вот уже почти сутки велось наблюдение, пуст. Это настораживало. Возможно, банкир что-то заподозрил и в последний момент отменил сбор нечистой силы. Но не исключено, что участники шабаша уже находятся в пригородном поселке. Нельзя было не брать в расчет и того, что сотрудники внешней разведки пошли по ложному следу. В конце концов, Эрику мог просто привидеться бал Катаны во время наркотического опьянения, а интерес Майкла Понсона к актрисе Лурье был вполне человеческим. В этом случае вторжение специальных служб в дом уважаемого банкира завершилось бы жутким скандалом, влекущим отставку многих людей, включая даже и премьер-министра, не говоря уже о таких мелких сошках, как генерал Виркур и полковник Рыбинский.

Именно поэтому глава Комитета внешней разведки Адам Смит с ходу отверг предложение Виркура об аресте банкира Понсона и тотальной проверке его сотрудников. Просто в Федерации не нашлось бы ни одного прокурора, который рискнул бы подписать ордер на изоляцию столь видного лица на основании лишь неясных подозрений и косвенных улик. Взять же Майкла Понсона нахрапом вряд ли удалось бы. Банкир был окружен многочисленной охраной, которая применила бы оружие против сотрудников спецслужб, нарушающих закон, и была бы совершенно права. А Майкл Понсон, если у него рыльце действительно в пушку, просто скрылся бы, уведя за собой в подполье демонов Ваала, и выковырить их из щелей потом было бы очень сложно. Рогов как представитель дружественного Союза планет находился в куда более привилегированном положении, чем его коллеги. Оплошность сотрудника чужой спецслужбы никак не отразилась бы на карьере арнаутских политиков. Поэтому ему и было доверено играть одну из самых главных ролей в предстоящем спектакле.

Элитный поселок, где были расположены дома зальцбургских денежных мешков, был ярко освещен, несмотря на довольно позднее время. Причем свет горел не только на улицах, но и в домах. Если, конечно, эти величественные дворцы дозволено будет назвать просто домами. Майкл Понсон здорово облегчил бы работу спецслужб, если бы назначил свидание Изабелле Лурье в одном из своих многочисленных поместий. Правда, в этом случае туда пришлось бы лететь на вертолете. К сожалению, присутствие в поселке людей, принадлежащих к высшим слоям общества, создавало спецслужбам массу проблем и было чревато многочисленными жертвами, особенно если переродившийся Понсон применит свою дьявольскую магию. Впрочем, у генерала Виркура и его доблестных соратников не было выбора. Им нужно было спасать человечество, даже ценою жизни лучших его представителей. Рогов вовсе не был уверен в том, что за стенами этих солидных дворцов обитают лучшие из арнаутцев, но в данном случае его мнения никто не спрашивал. Ведь перед смертью все равны, и гибель этих веселящихся и ни о чем не подозревающих людей будет на его совести.

57
{"b":"393","o":1}