ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девочка с Патриарших
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Вата, или Не все так однозначно
Йога между делом
Шаги Командора
Сколько живут донжуаны
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Мастер Ветра. Искра зла
Цена удачи

– Вы ведь, кажется, юрист, Андрей?

Полковник взял в руки бумаги и принялся их изучать, Рогов заглянул ему через плечо. Бумаги были составлены безукоризненно, после их подписания Изабелла становилась законной женой банкира и в случае его смерти получала наследство в размере десяти миллиардов лир. Кроме того, Майкл Понсон обязался выплачивать супруге по пять миллионов лир ежемесячно до самого дня своей кончины. Условия брачного договора были не просто выгодны для Изабеллы Лурье, они делали ее одной из самых богатых дам Арнаута. Немудрено, что актриса согласилась.

– Здесь есть маленькая приписка о брачной церемонии, – сказал Рыбинский. – Вы не могли бы уточнить, господин Понсон, что, собственно, имеется в виду?

– Видите ли, любезный, я человек религиозный и хочу, чтобы наши с Изабеллой отношения были зафиксированы не только здесь, но и на небесах. Вы не возражаете, дорогая?

– О боже, – всплеснула руками Изабелла. – Конечно, нет. Так вы говорите, что бумаги составлены верно?

– Да, – кивнул Рыбинский. – С юридической точки зрения они безукоризненны.

– Вот и хорошо, – облегченно вздохнула Лурье и размашисто поставила свою подпись рядом с автографом Майкла Понсона.

Рогов ждал грома и молнии, но небеса стыдливо промолчали даже тогда, когда он сам, вслед за Рыбинским и Эриком, расписался на документах. Последним свою подпись поставил Аркаша Кислицын, который тут же на глазах мужа расцеловал в обе щеки порозовевшую новобрачную. Майкл Понсон отнесся к выходке актера с пониманием, но сам от его объятий уклонился.

– Так мы поедем в церковь, дорогой? – спросила Изабелла, оборачиваясь к мужу.

– Нет, дорогая, в этом доме есть небольшая часовня, нас обвенчают там. Прошу вас следовать за мной, господа.

Рогову вдруг пришло в голову, что сотрудники генерала Виркура, побывавшие в этом доме, допустили грубую ошибку – они не простучали его стены. А дом-то, оказывается, был с секретом. Кроме помещений, открытых глазу, здесь были еще и потаенные места, где могли схорониться до сотни человек. Теперь эти люди внезапно заполнили дом, окружив Рыбинского и Рогова плотным кольцом. Вячеслав даже не мог с уверенностью сказать, видит ли их сейчас генерал Виркур. Сумели его люди обнаружить этот странный зал, увешанный черными личинами, в который привел их Понсон? Но Виркур должен был услышать вопрос, который задала шокированная Лурье:

– Откуда столько гостей, дорогой?

– Я ведь готовился к самому важному шагу в своей жизни, дорогая, – отозвался Понсон с кривой усмешкой. – И в этом зале собрались самые дорогие для меня люди.

– Странно, что среди них нет женщин.

– Нам достаточно тебя одной, дорогая.

– Но здесь темновато, – забеспокоилась Лурье.

– Свет будет, – спокойно сказал Понсон. – Здесь будет много света.

– Мне душно. – В голосе Изабеллы послышались панические нотки. – Ты не мог бы открыть окно?

– Для тебя, дорогая, я готов сдвинуть крышу.

– О, Майкл, – вскрикнула Лурье, глядя на звезды, засиявшие над головой. – Это просто чудо.

Рогов готов был согласиться с Изабеллой, хотя речь, конечно, шла о чудесах рукотворных, которые вполне по силам арнаутским инженерам. Эка, в самом деле, невидаль, раздвинутая крыша! Стены, впрочем, остались на месте, и висевшие на них личины в лунном свете выглядели еще более устрашающе. Рогова с Рыбинским оттерли от новобрачных, и они уже не могли слышать, о чем переговариваются Понсон и Изабелла. Не слышал их теперь и генерал Виркур, поскольку микрофоны находились во внутренних карманах пиджаков обоих полковников.

– Черт знает что такое, – зашептал вдруг Кислицын, стоящий рядом с Роговым. – Зачем ты притащил нас на черную мессу, Эрик?

– Молчи, Аркаша, молчи! – зашипел в ужасе Понсон.

Больше никто не произнес ни слова. Угрюмо молчали и странные гости банкира Понсона. Создавалось впечатление, что они вообще лишились дара речи. Рогов сунул руку в карман брюк и нащупал спасительную коробочку. Щелчок тумблера, и сигнал о помощи будет услышан. Однако Вячеслав медлил, в надежде, что пронесет нелегкая. У богатых свои причуды, и почему бы банкиру Понсону перед смертью не поразвлечься с актрисой, купленной за невероятные деньги.

Посреди зала вдруг вспыхнул яркий, нестерпимый для глаз свет. Рогов машинально прикрыл лицо рукой и отшатнулся. Кислицын вскрикнул. Рыбинский растерянно крякнул, а Эрик испуганно воскликнул:

– Боже мой.

Рогов открыл глаза. Посреди зала возвышался помост, на котором стояли обнаженные новобрачные, омываемые лунным светом сверху и непонятным зеленоватым сиянием снизу. Вячеслав машинально ответил, что Майкл Понсон, несмотря на свои семьдесят лет, сохранил довольно пристойную фигуру. Что же касается Изабеллы, то она была необыкновенно хороша. Рогов смотрел на нее, затаив дыхание, и не сразу уловил, что с банкиром происходит нечто странное. Майкл Понсон чернел прямо на глазах, и такими же черными становились люди, окружающие Вячеслава, за исключением разве что Рыбинского, Кислицына и Эрика. Черные пиджаки и брюки демонов, стоявших вокруг, стали сливаться с кожей, и через минуту их обнаженные тела заблестели под лунным светом, а лица стали превращаться в чудовищные рыла.

– Я же говорил – черная месса! – крикнул Кислицын. – А вот и сам дьявол.

Рогов щелкнул тумблером и по напряженному лицу Рыбинского понял, что тот сделал то же самое. Теперь оставалось только ждать и надеяться на то, что люди генерала Виркура поспеют раньше, чем монстр, рождающийся прямо на глазах сторонних наблюдателей, овладеет возбуждающейся Изабеллой Лурье. Трудно сказать, что в данную минуту чудилось актрисе, но она соблазняла Ваала каждым изгибом своего прекрасного и порочного тела, готовая слиться с ним в любовном экстазе.

– Вот оно, – страшным голосом крикнул Эрик. – Новое воплощение.

Рогов с ужасом смотрел, как увеличивается в размерах несчастная Изабелла, как ее вагина, превратившаяся в гигантскую воронку, всасывает визжащих демонов одного за другим, а напротив нее бьется в экстазе жуткий урод, подобный тому, которого они совсем недавно рассматривали в холле на картине, привезенной с Яфета.

– Ничего себе соитие, – глупо хихикнул Кислицин, объятый откровенным ужасом. – Разбудите меня, я сплю.

И в эту самую секунду в зале прогремел взрыв, следом за ним другой. Рогов, ослепленный вспышкой, все-таки успел заметить, как разлетается на куски тело Изабеллы, вновь ставшее абсолютно нормальным, а рядом вопит и корчится страшный монстр Ваал. Третьего взрыва он не слышал, но, вероятно, он был, поскольку Вячеслава вдруг оторвало от земли чудовищной волной и бросило в пропасть, вспыхнувшую ослепительно белым светом.

Очнулся он, когда кто-то тронул его за плечо. Рогов открыл глаза и увидел прямо над собой смертельно бледное лицо генерала Виркура. Оно проступало отдельно от огромного черного тела, шевелившегося в двух шагах от Вячеслава. Полковник закричал от ужаса и в этот момент окончательно пришел в себя. Генерал Виркур был в скафандре. В точно таких же были люди, работающие на развалинах дворца банкира Понсона.

– Мы решили не рисковать, – услышал Вячеслав голос Виркура, чуть искаженный синтезатором. – Несколько реактивных снарядов, и все было кончено.

– Вы видели все? – спросил Рогов треснувшим от напряжения голосом.

– Да. Нашим техникам удалось установить здесь видеокамеры.

– Демоны прятались в доме.

– Мы догадались.

– А где Рыбинский?

– Ему повезло больше, чем тебе, Вячеслав, он умер сразу.

– Значит, меня убьют?

– У меня нет другого выхода, парень. – Генерал Виркур поднял бластер и направил его в грудь полковника Рогова. – Принято правительственное решение ликвидировать всех, кто находился в радиусе двух километров от места превращения без специального снаряжения.

– Но это же глупо, генерал! Здесь несколько сотен ни в чем не повинных людей.

– А на планете Арнаут их шесть миллиардов.

– Но мы же знаем, что превращение возможно лишь в результате соития. Эти люди ничем не отливаются от вас.

59
{"b":"393","o":1}