ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это вы знаете, Вячеслав, – хрипло проговорил генерал Виркур. – Но правительственные эксперты думают иначе. Приказ уже отдан, ликвидация идет полным ходом. Потом мы все спишем на террористов. Найдем каких-нибудь леваков и отправим их на электрический стул. Вы же знаете, как это делается.

Генерал Виркур поднял бластер. Рогов с интересом следил за маленькой красной лампочкой, вспыхнувшей на его рукояти.

– А вы знаете, генерал, я ведь, кажется, догадался, куда делись космодесантники, пропавшие двадцать лет назад на Яфете. Скорее всего, они стали добычей Ваала. Предупредите наших людей об этом. И еще: должна быть какая-то связь между Яфетом и нашими планетами, возникшая еще до того, как здесь появились люди с Земли. Найдите эти объекты, и вы получите ответы на многие вопросы.

– Спасибо за подсказку, Вячеслав. Прощай. Красная точка на бластере генерала Виркура превратилась в белую ослепительную вспышку, и для полковника Рогова все было кончено в этом мире.

Ваграм Дарлей пережил несколько весьма неприятных минут в храме Артемиды, но, хвала яфетским богам, все обошлось. Правда, коронованной стерве Климентине удалось вырваться из его цепких лап, но зато и неприятности, готовые уже было обрушиться на голову поторопившегося лорда, кажется, в этот раз его миновали. Дарлей мучительно размышлял над причинами случившегося, потягивая прекрасное дельфионское вино. Старый Исайя Хаусан, разделявший его утреннее пиршество, отставил свой кубок в сторону и строго глянул на опростоволосившегося друга:

– Вы действовали слишком опрометчиво, Баграм, а я ведь предупреждал вас, что все далеко не так просто, как многим кажется.

– Но ведь это чудовищно, Исайя. Король Аббадин – демон! Это же уму непостижимо!

– Все так говорят, Баграм, – вздохнул Хаусан. – Ну а чем еще вы можете объяснить столь странное расположение богини Артемиды к леди Климентине, кругом перед ней виноватой? Ваша сестра леди Людмила, с которой я имел счастье перемолвиться словом сегодня утром, считает, что Климентина вынудила богиню пойти на этот шаг, шантажируя ее возможной связью с Ваалом.

– Старая дура! – процедил сквозь зубы Дарлей.

– Вы несправедливы к своей сестре, Ваграм, – покачал головой старый Исайя. – Она одна из мудрейших наших жриц. И представьте себе, леди Людмила считает, что вы напрасно делаете ставку на принца Петра.

– Почему?

– Есть подозрение, что он тоже вступил в связь с навьей, и его демоническая суть проявится в разгар первой брачной ночи с вашей племянницей леди Теодорой.

– Но это невозможно. Симон контролирует ситуацию.

– Новоявленный лорд Константин Борей считает, что ваш брат работает на Харона, – с тяжким вздохом произнес Исайя.

– Чушь! – воскликнул Дарлей.

– В данном случае я с вами согласен, дорогой Ваграм. – Рассудительный гость поднял кубок, вновь наполненный заботливым хозяином. – Ваш брат не может служить Ваалу, ибо он душой и телом предан своей богине Изиде. Однако у этой богини есть два существенных недостатка. Во-первых, она не входит в круг двенадцати владычиц Яфета, а во-вторых, она женщина, что создает определенные неудобства для поклоняющихся ей мужчин. В общем Изиде никак не повредит зачерпнуть немного мужского начала даже из такого весьма мутного источника, каким является Ваал.

– Я вас не понимаю, Исайя, – вскричал лорд Баграм.

– Ваал ищет новую форму, – спокойно объяснил Исайя. – По его замыслу такой формой должна стать Артемида, главная богиня из круга двенадцати, в крайнем случае ею может стать богиня Макошь. Тогда его новыми навьями станут женщины, связанные с ними. Именно для этого ему нужна была Климентина. Именно поэтому он начинает охоту за Теодорой.

– Это я как раз понял, – пожал плечами Ваграм. – Но при чем тут Изида и мой младший брат?

– А при том, что Изида с помощью вашего брата и при посредстве принца Петра хочет вступить в связь с Ваалом. Бог зла, воображая, что овладевает Макошью, на самом деле становится легкой добычей Изиды. А она, обретая его мощь, превращается в самое могущественное на планете божество под именем Изида-Ваал, после чего все содомиты станут ее новыми навьями. Теперь вам понятно, Дарлей, о чем хлопочет ваш младший брат Симон?

– Я сверну предателю шею, – со злостью выдохнул лорд Ваграм.

– Не горячитесь, мой друг, – укоризненно покачал головой Исайя. – Симон бьется за ваш интерес. Именно вам предопределено возглавить людскую иерархию на Яфете точно так же, как Изида-Ваал возглавит иерархию божественную, а ваш родственник Симон-Симона – иерархию жреческую. Вы не будете королем, Ваграм, вы будете императором всей Атлантиды, и ваш сын наследует вам.

– Но это приведет к всевластию содомитов, – возмущенно фыркнул Дарлей.

– И что с того? – пожал плечами сенатор Хаусан.

– А кто поручится, что Изида подомнет под себя Ваала, а не он ее? – вперил острые глаза в собеседника лорд Ваграм. – Что вы вообще знаете об этой богине, Исайя?

– Я знаю, что богиня Изида родилась одновременно с другими богинями. Да, она не вошла в круг двенадцати богинь, но и изгоем, подобно Ваалу, не стала. Следовательно, ее нельзя назвать богиней зла. Что же касается Ваала, то он стал темным богом только после того, как восстал против всех остальных божеств. Так что в любом случае, слившись воедино, Изида и Ваал породят новое божество, самое могущественное на Яфете.

– А почему Артемида или Макошь не смогут породить вместе с Ваалом новое божество?

– Потому что они враждебны ему по своей природе, Ваграм. Богини Яфета не могут слиться с Ваалом. Они способны либо проиграть ему и сойти со сцены, либо победить, но страшной для яфетян ценой, ибо Ваал уже набрал мощь, разорвал магический круг, которым был скован многие столетия, и готов к битве. В Изиде наше спасение, Ваграм, она самая близкая к Ваалу по своей сути и вполне способна погасить агрессию, которую он несет с собой. Ведь Ваал представляет собой агрессию самца в чистом виде, причем настолько чистом, что он лишен даже инстинкта размножения, готов уничтожить женское начало на Яфете, превратив прекрасную половину рода человеческого в навий, способных рожать только демонов. Мы привьем Ваалу женское начало и тем самым спасем род человеческий от уничтожения.

Дарлей смотрел на Хаусана, словно видел его первый раз в жизни. Ваграм считал Исайю трусоватым и хитроватым человеком, который лучшие годы жизни провел у подножия трона, не предприняв даже попытки преодолеть одно-единственное препятствие на пути к власти в лице своего старшего брата. Настоящие мужчины так себя не ведут. Лорд Дарлей не уважалсенатора Хаусана, хотя нередко прибегал к его услугам, а теперь вдруг выясняется, что этот старый паук едва ли не полжизни ткал липкую паутину, чтобы в конце концов поймать в нее весь Яфет. Во всяком случае, младшего брата лорда Ваграма он уже поймал, а теперь нацелился и на старшего.

– У меня не было другого выхода, Дарлей, – глухо сказал Исайя. – Я не могу принять Ваала, ибо его приход означает гибель человечества, но я ненавижу яфетских богинь и установленный ими порядок, сделавший меня слизняком. Ты вправе меня презирать, Ваграм. Был в моей жизни день, когда я, не пошевелив пальцем, мог стать королем Склавинии.

– Ты имеешь в виду тот случай на охоте?

– Да, – мрачно кивнул головой Исайя. – Все подданные короля Рауля Хаусана славили мое мужество и втихомолку смеялись за моей спиной. Они понимали, что я просто струсил. Кабан был уже в двух шагах от моего брата, беспомощно лежащего на земле, один удар клыков, и с ним все было бы кончено, а Исайя Хуасан стал бы королем. Если бы Рауль молил о помощи, я бы не шелохнулся, но он не просил, а приказал, Дарлей, и я не посмел ослушаться. Я проткнул этого кабана копьем, будь он проклят, и спас жизнь своему брату. Зато потерял уважение окружающих людей. Мне не оставалось ничего другого, как возненавидеть самого себя. Наверное, я наложил бы на себя руки, просто от бессилья, но тут на моем пути встретилась содомитка. Она родила мне дочь и привела меня к Изиде. В храме этой богини я нашел утешение и цель в жизни. Я знаю, Ваграм, что ты стыдишься родной матери, согрешившей с содомитом, и родного брата Симона, а я своей дочерью Селеной горжусь. Ты не представляешь, Дарлей, какое сокровище мне подарила содомитка. Ни один из моих сыновей с ней не сравнится. Вот ради этой девочки я готов на все.

60
{"b":"393","o":1}