1
2
3
...
61
62
63
...
83

– Вы совершенно напрасно пренебрегли зеркалами в свое время, Аббадин?

Король вздрогнул и глянул на Шепеля полными ненависти глазами.

– Это был мой выбор, Константин. Я отправил этих двоих к Ваалу, чтобы зачерпнуть черной силы. Если бы Климентина поддержала меня, мы бы сейчас властвовали на обоих материках Яфета.

– Выходит, что вы еще хуже, чем я о вас думал, Аббадин, но это уже не имеет никакого значения. Я готов продать вам планету Яфет, господа, за совершенно ничтожную сумму в десять миллиардов лир и космический корабль «Невидимка».

– И вы хуже, чем я о вас думал, Константин, но это действительно не относится к делу, – насмешливо произнес король-демон. – Конкретизируйте свою мысль, дорогой братец.

– Мне всегда нравились люди, обладающие чувством юмора, – кивнул Шепель. – Вам нужна девушка из клана Борей. Я могу предложить на выбор одну из четырех – Катерину, Кристину, Милицу или Дарину.

– А если нам понадобятся две девушки? – спросил Харон, с ненавистью глядя на Константина.

– Это обойдется вам в лишних пять миллиардов лир, – скромно потупился лорд Борей.

– А почему не в десять?

– Надо же и вам оставить немного на жизнь.

– Я не верю этому негодяю! – вскричал Зефар.

– Вы тоже не ангел, мой друг, – криво усмехнулся король Аббадин. – К тому же речь идет не о вере, а о товаре, не правда ли, дорогой братец?

– Коммерческая операция, – охотно подтвердил Шепель. – Я хочу вернуться на Арнаут, того же жаждет и Георгий Борей. Кстати, полтора миллиарда из выплаченных вами денег я передам ему. Я освобождаю вас от головной боли, господа, и рассчитываю на ваше лояльное ко мне отношение. Мне не хотелось бы столкнуться с обманом в завершающей стадии нашей сделки.

– Вы уверены, что Георгий последует за вами? – спросил Аббадин.

– А какие в этом могут быть сомнения, ваше величество? Зачем человеку, выросшему в самом центре цивилизованного мира, это ваше средневековье, погрязшее в магии. Харон с Зефаром до сих пор рвут на себе волосы из-за того, что в свое время поддались вашим посулам и продали душу местному дьяволу. Я ведь прав, господа?

– Будь ты проклят, арнаутец! – процедил сквозь зубы Харон. – Дай срок, и мы дотянемся до твоей планеты.

– Но ведь сообщение с Яфетом прервано по указанию Союзного и Федерального правительств, – напомнил Шепелю Аббадин. – Вас арестуют сразу, как только вы прибудете на Арнаут.

– Что касается Георгия и его дам, то их, конечно, арестуют, а вот что до вашего покорного слуги, то Константин Шепель никогда не был на Яфете. Он сейчас отдыхает на мирной во всех отношениях планете Ариэль. Эта комбинация с отметкой в компьютере арнаутского космопорта обошлась мне в десять тысяч лир, но, согласитесь, господа, овчинка стоила выделки.

– Это возможно? – покосился на Харона Аббадин.

– За деньги все возможно, – вздохнул осведомленный жрец Ваала. – Этот тип – аферист высочайшего класса.

– Благодарю вас, господин Харон, за столь высокую оценку моих скромных заслуг. Деньги лучше перевести вот на эти счета в Ясирском банке при космопорте. Если у вас не хватит лир, я готов взять часть платы золотом. – Шепель протянул жрецу листок бумаги с реквизитами.

– Хорошо, – твердо сказал Аббадин. – За Дарину вы получите десять миллиардов.

– Но ведь она, кажется, несовершеннолетняя?

– Тем лучше, – проворчал Зефар. – Нам не нужны беременные дуры.

Харон бросил на своего помощника зверский взгляд, и тот сразу же сник, уткнувшись длинным носом в стол.

– Девственница так девственница. Только предупреждаю, господа, за порчу товара я ответственности не несу.

Харон скрипнул зубами, но промолчал. Аббадин махнул рукой, что, вероятно, означало окончание разговора.

– Куда я должен доставить товар, господа? – спросил Шепель, поднимаясь из-за стола.

– В храм Ваала, расположенный на границе Кроатии и Темного мира, – отозвался Харон. – Мы будем вас там ждать. Только поторопитесь, Шепель, иначе ваши услуги уже никому не понадобятся.

– Думаю, я обернусь за пару недель. Всего хорошего, господа.

Кайданов с интересом ознакомился с сообщениями с Арнаута, только что принесенными Виктором Квоном. В Зальцбурге произошел самый крупный за всю историю его существования террористический акт. Погибло более тысячи человек. Цвет нации. Сливки общества, среди коих числились самый богатый человек Арнаута, а возможно, и всей Федерации банкир Понсон и его внук Эрик, а также примадонна Театра драмы Изабелла Лурье. В списке был и еще целый ряд громких, известных всей Федерации фамилий политиков, бизнесменов и артистов. Чудовищные взрывы практически сровняли с землей элитный поселок. Спасательные работы оказались безрезультатными, в этом рукотворном аду не уцелел никто. Подозреваемые уже были арестованы, и никто не сомневался в том, что личности, виновные в столь страшной бойне, понесут наказание по всей строгости федеральных законов.

– Из ваших друзей и знакомых никто не пострадал, Виктор?

– Слава богу, нет, – вздохнул Квон.

– Так вы полагаете, что этот чудовищный акт вандализма как-то связан с событиями на Яфете?

– Я могу полагать что угодно, Серж, но вы-то знаете наверняка. Параллельно с этим сообщением пришла шифрограмма от генерала Виркура.

Кайданов действительно знал истинную подоплеку событий, произошедших в одном из пригородных поселков Зальцбурга. Бывают, знаете ли, ситуации, когда лучше быть бедным и больным, чем богатым и здоровым. Людям, имевшим несчастье поселиться рядом с банкиром Майклом Понсоном, крупно не повезло в жизни, а вот о причинах этого невезения знали очень немногие. Конечно, Серж мог бы скрыть от Квона информацию, полученную от Виркура, но не стал этого делать.

– Майкл Понсон возжелал бессмертия и обратился за поддержкой сначала к Харону, а потом к Ваалу.

– Скотина, – процедил сквозь зубы Квон и присутствующие при разговоре сотрудники федеральной и союзной разведок кивнули синхронно с директором космопорта.

– В шифровке Виркура есть видеозапись этого события. Генерал полагает, что нам будет совсем не лишним ознакомиться с ней.

Кайданов включил служебный компьютер и щелкнул мышкой. Квон и Рубикс, не раз бывавшие в театре драмы, без труда опознали Изабеллу Лурье. Виктор узнал Эрика Понсона, непутевого внука банкира, и актера Аркадия Кислицына.

– Точно, – подтвердил Рубикс. – Я его видел в водевиле «Случайное свидание», он играл мужа-рогоносца. Изабелла Лурье тогда была просто великолепна. Боже мой, господа, как давно это было.

– А эти два джентльмена?.. – кивнул на экран Квон.

– Полковник Рыбинский, – негромко отозвался Кайданов.

– Полковник Рогов, – столь же негромко произнес Джеф.

– Выходит, эту операцию союзная и федеральные разведки проводили вместе? – спросил Квон.

– Да, – не стал отрицать Серж, которого захватила разворачивающаяся на экране трагедия.

На всем ее протяжении никто из присутствующих больше не произнес ни слова, хотя превращение банкира и его служащих в чудовищных монстров могло исторгнуть вопль ужаса даже из уст далеко не робких людей. И только после финального эпизода, когда генерал Виркур, одетый в скафандр, выстрелил из бластера в тяжело раненного, но живого полковника Рогова, подполковник Дагон не выдержал и покинул комнату.

– Они вместе учились в университете, – пояснил поведение подчиненного полковник Джеф. – Дружили семьями. У Вячеслава осталась жена и трое детей.

– Я одного не понимаю, – со злостью выдохнул Квон. – Зачем?..

– Приказ, – горько сказал Рубикс. – Ведь речь идет о спасении человечества.

– Нет, господа, вы меня не поняли, – покачал головой Виктор. – Зачем он вам это прислал? Мог ведь вырезать финал.

– Совесть, видимо, мучает, – усмехнулся Рубикс.

– Мог бы поручить грязную работу кому-то другому, – хмуро бросил полковник Джеф.

– Совесть тут ни при чем, – жестко сказал Кайданов. – Генерал Виркур выполнял приказ. И конечно, эту запись он прислал нам не случайно.

62
{"b":"393","o":1}