1
2
3
...
67
68
69
...
83

– По-моему, это храм Перуна, – шепотом высказал свое мнение сир Анри.

– Почему ты так решил? – удивился Шепель.

– Мой родной дядя, младший брат отца, является жрецом в храме бога-громовержца, едва ли не самого древнего в Склавинии. На его стенах я видел такие же личины.

– А кто разрушил этот храм?

– Вероятно, сам Ваал во время предыдущей битвы между богами. Я слышал, что это было жуткое побоище, в котором принимали участие и люди из Зоны. Добрые боги одержали победу, но многие земли Атлантиды были опустошены и в них навеки поселился ужас. Я думаю, что этот храм построили существа, жившие на Яфете до нас. Дядя называл их титанами. Но, похоже, они сгинули без следа, еще до появления на нашей планете людей из Зоны.

– А кто создал Зону? – насмешливо спросил Даниэль. – Твой дядя ничего об этом не говорил?

– Зону создали боги, чтобы противостоять демонам Ваала. А потом вождь нашего племени Кайдан, самый великий из всех вождей, стал главным помощником добрых богов в их борьбе против Ваала. Он принял посвящение в главном храме Перуна и стал титаном, носителем божественного огня. Потом то же самое сделали его сыновья.

– А где находится главный храм Перуна?

– Не знаю, – пожал плечами сир Анри. – Возможно, это он и есть.

Кайданов не спешил высмеивать простодушного рыцаря из Галата. Он уже давно убедился на личном опыте, что в яфетских мифах есть рациональное зерно, связанное с заключенными, в частности с его далеким предком Сержем Кайдановым. Видимо, арнаутскому аферисту и его товарищам по несчастью пришлось приложить немало усилий, чтобы победить в разразившейся здесь войне, которая началась задолго до того, как на эту планету ступили арнаутские первопроходцы. Более того, боги, которых на Яфете называют добрыми, и их союзники титаны потерпели сокрушительное поражение, закончившееся полным истреблением последних. И только появление на планете людей с Арнаута позволило богам продолжить борьбу и в конце концов одолеть Ваала.

Надо полагать, эти величественные руины хранят в себе многие яфетские тайны, вот только разгадывать их сейчас Кайданову было недосуг.

– Женщина, – тихо сказал Шепель. Кайданов приложил к глазам чудом уцелевший бинокль.

В проеме, служившем когда-то входом в храм, появилась изящная девушка, укутанная в белоснежную полупрозрачную материю. Лицо ее было столь прекрасным, что у Кайданова перехватило дыхание. Ему даже показалось, что незнакомка смотрит сейчас на него, хотя разведчики вроде бы надежно замаскировались в окружающих развалины зарослях. Кайданов протянул бинокль майору Шепелю, но тот уже рассматривал девушку в прицел своего автомата.

– Хороша! – восхитился капитан Даниэль.

– И что с того? – недовольно буркнул капитан Атракс. – Запросто может оказаться навьей.

– Это как пить дать, – согласился с дафнийцем Шепель. – Ведь мы находимся в стране, совсем не случайно названной Темной. У кого-нибудь есть зеркальце?

– Зачем вам зеркало? – удивился Кайданов.

– Чтобы убедиться, женщина передо мной или навья.

– Навья не станет носить белые одежды жрицы, – высказал свое мнение сир Анри.

– Много ты знаешь, – одернул рыцаря из Галата лорд Борей. – Так что, ни у кого нет зеркала?

– Я пойду, – тихо сказал Кайданов. – А вы меня подстрахуйте, в случае чего.

Лежать на земле было действительно бессмысленно, тем более что прекрасная жрица двинулась как раз в ту сторону, где затаились разведчики. Кайданов решительно поднялся ей навстречу. Сошлись они в полусотне шагов от входа в храм. Девушка взглянула Сержу в лицо поразительно синими глазами, потом вдруг вскрикнула и пошатнулась. Полковнику пришлось подхватить ее на руки. Похоже, жрица действительно потеряла сознание. Шепелю такой оборот событий не понравился. Он не поверил в обморок таинственной красавицы, а полковник теперь был лишен возможности воспользоваться оружием в случае, если события примут нежелательный оборот. Однако Кайданов, видимо, был настолько очарован видом беспомощной девушки, что потерял способность соображать. Шепель на его месте не пошел бы в храм, где, возможно, таилась нечистая сила, а отступил бы к кустам.

– За мной, – тихо скомандовал Шепель, как только Кайданов переступил порог таинственного сооружения.

Капитан Даниэль надежно страховал тыл группы, капитан Атракс – левый фланг. Оба были хорошо обученными и на многое способными ребятами. Константин уже не раз убеждался в их профессионализме. Некоторое беспокойство вызывал у него сир Анри, но, к удивлению лорда Борея, рыцарь из Галата грамотно нашел место в строю и вполне профессионально прикрыл правый фланг. Судя по всему, лорд Гергей не все время проводил в компании жен, он уделял толику внимания и доблестным рыцарям, передавая им знания, полученные в разведшколе на Дельфионе.

Парадный зал храма был пуст. Шепель вскинул было глаза к потолку, но над головой синело лишь яфетское небо. Пол храма, когда-то блистающий чистотой, был завален обломками, а посреди зала на постаменте возвышалась статуя бога с отбитыми руками. Он был обнажен по пояс, его грудь бугрилась чудовищными мышцами, но отсутствие верхних конечностей делало его беззащитным.

– У него и ноги связаны, – тихо сказал Атракс, указывая Шепелю глазами на колючую проволоку, оплетавшую ноги титана.

У подножия статуи лежали отбитые руки бога, а также щит и меч. Щит был медным и хорошо отполированным, его вполне можно было использовать в качестве зеркала. Константин потянул его на себя и скоро убедился, что щит хоть и велик, но вполне подъемен. Не долго думая, он просунул левую руку в ременные петли. Видимо, это было ошибкой, поскольку снять щит он уже не смог, петли настолько плотно обхватили его плоть, что даже помощь товарищей не смогла избавить Шепеля от совершенно ненужной вещи. Конечно, майор мог стрелять и одной правой, но использовать бластер, висевший слева, стало невозможно. Щит, как показалось Шепелю, сильно уменьшился в размерах и теперь практически не отличался от тех, которыми пользуются арнаутские полицейские при разгоне демонстраций.

Майор решительно шагнул в открытые двери, выставив вперед автомат. Похоже, неведомые силы разрушили лишь наземные постройки храма, а его подземные этажи остались неприкосновенными. Шепелю уже не раз доводилась бывать в яфетских храмах, и он отдавал себе отчет в том, что вполне может заблудиться в здешнем лабиринте, ибо подземная часть святилища своей величавостью нисколько не уступала части наземной.

Константин притормозил на последней ступеньке лестницы, ведущей вниз. Перед ним был приличных размеров зал, посредине которого стояло роскошное ложе, на нем лежала обнаженная женщина, а над ней в странном оцепенении возвышался полковник Кайданов. Четыре фигуры, одетые в белое, отделились от противоположной стены и шагнули навстречу вошедшим. Их необыкновенно красивые лица почти парализовали волю Шепеля, и его, застывшего в неподвижности, обошли Атракс с Даниэлем и сир Анри. Огромным усилием воли майор заставил себя взглянуть на отполированный медный щит. Отразившаяся там чудовищная образина потрясла его настолько, что он, ни секунды не медля, выстрелил в приближающуюся к нему красотку.

– Навьи, – крикнул он товарищам и второй очередью прошил пособницу Ваала, раскинувшуюся на ложе в ожидании любви. Такая быстрая расправа над двумя лже-жрицами произвела на их товарок столь негативное впечатление, что они почти мгновенно потеряли всю свою прелесть. Капитан Даниэль едва успел уклониться от когтистой лапы, потянувшейся к его шее, капитан Атракс врезал прикладом по острым зубам, клацнувшим перед его носом, сир Анри подставил навье подножку и метнулся за колонну. И сразу же со всех сторон ударили автоматные очереди. Стреляли, похоже, с галереи, но каким-то чудом пули прошли мимо Кайданова и метнувшегося к нему Шепеля, а некоторые попали в щит. Константин почувствовал легкие удары, словно в него швырнули гость гороха. Неудачливых стрелков сняли сир Анри и Даниэль, а Атракс выстрелил из подствольного гранатомета прямо в распахнувшуюся напротив дверь. Этот выстрел пришелся как нельзя кстати, разорвав на куски по меньшей мере трех демонов.

68
{"b":"393","o":1}