ЛитМир - Электронная Библиотека

Гостям ничего не оставалось делать, как подняться с удобных кресел, оставив на столике чашечки с недопитым кофе, и покинуть помещение. Эрик Понсон при этом вздохнул с облегчением. Видимо, знакомство с напористым дельфионцем не доставило ему удовольствия. Окончательно внук банкира пришел в себя только в машине и сразу же начал предъявлять претензии легкомысленному спутнику:

– Вы меня подставили, Константин, самым гадким образом! Можете вы это понять?!

– Вам нужен миллион, Эрик? – холодно спросил Шепель. – Для вас это вопрос жизни и смерти, насколько я понимаю?

– В общем, да, – нехотя признался слегка успокоившийся Понсон.

– Вас шантажируют?

Эрик вновь собрался было вспылить, но в последний момент передумал. Судя по всему, у внука банкира действительно возникли серьезные проблемы, которыми он не спешил делиться со своим старым знакомым.

– С чего это вы решили мне помогать, Шепель?

– Во-первых, вы сами меня об этом попросили, Эрик. А во-вторых, почему бы нищему художнику не помочь человеку, который должен получить умопомрачительное состояние, выпутаться из сложного положения. Не даром, конечно.

– И сколько вы хотите с меня получить?

– Миллион лир, Эрик. Но, разумеется, после того как вы получите наследство.

Понсон засмеялся. Видимо, его вполне устроили объяснения, данные ненадежным союзником. А Шепель как раз в эту минуту прикидывал, кто бы мог столь круто взять за жабры внука влиятельного банкира, и после недолгих размышлений пришел к выводу, что шантаж организовал, скорее всего, тот же Круз. Надо полагать, даровитому частному детективу не составило труда собрать компромат на Эрика, который не только делал долги, но и приторговывал коммерческими секретами своего дедушки.

– А что изображено на фотографии? – спросил вдруг Понсон.

– Какой-то перстень, – пожал плечами Шепель. – Этот дельфионец, видимо, человек осведомленный.

– Круз и его наниматели оторвут мне голову, – закручинился Эрик. – А куда ты меня везешь?

– К детективу, естественно. Железо надо ковать, пока оно горячо. Или тебе не нужен миллион?

– Но сейчас уже поздно, – забеспокоился Понсон. – Два часа ночи. Круз, наверное, уже досматривает десятый сон. Я рискую нарваться на грубость.

– Не дергайся, Эрик, – строго сказал Шепель. – Миллионы не падают на голову просто так даже избранникам судьбы.

Эрик призадумался. Похоже, он заподозрил своего советчика в чем-то нехорошем и, кстати говоря, имел для этого очень веские основания. Но, прикинув риски с той и другой стороны, он все-таки решился позвонить детективу. Несмотря на довольно позднее время, Круз откликнулся почти сразу. Судя по всему, труды и заботы не позволяли ему предаваться отдохновению даже в ночные часы. Впрочем, в больших городах жизнь не затихает и в ночную пору, хотя, конечно, ее бешеный ритм слегка ослабевает. Это видно по городским магистралям, которые хоть и не выглядят пустынными, но все-таки менее заполнены транспортом, чем днем, что позволяет предприимчивым водителям развивать приличную скорость почти без риска потревожить чьи-то полированные бока. Во всяком случае, шепелевский автомобиль домчал ночных гуляк до офиса детектива за двадцать минут.

Офис был расположен в многоэтажном здании, где находилось более полусотни разных контор. К счастью, гостей в логове детектива ждали, высланный навстречу молодой человек не позволил им заблудиться в каменной коробке, где количество лестниц и лифтов превышало все разумные пределы. Надо полагать, аренда помещения в этом здании, чуть ли не самом высоком в городе, влетала Крузу в копеечку, но опытный детектив умело решал не только криминальные, но и финансовые проблемы.

В кабинет босса гостей пропустили только после личного досмотра. Подобное недоверие до глубины души возмутило господина Понсона, который не преминул высказать свое недовольство господину Крузу в самой нелицеприятной форме. Впрочем, на здоровенного, почти двухметрового детину, поднявшегося из-за стола навстречу возмущенным посетителям, демарш внука банкира не произвел большого впечатления.

– С кем имею честь? – вперил он холодные серые глаза в Шепеля.

Дэн Круз не был писаным красавцем, и это как-то сразу бросалось в глаза. Такие лица бывают у туповатых полицейских из дешевых арнаутских боевиков, которыми заполнены экраны телевизоров. Однако, в отличие от своих киношных коллег по нелегкому ремеслу, Круз обладал острым умом и не раз ставил в тупик врагов и недоброжелателей своих щедрых клиентов хитроумными комбинациями.

– Константин Шепель, художник.

– Что-то я о тебе слышал, – задумчиво проговорил детектив.

– Вероятно, ты видел мои картины, – предположил Константин.

– Не смеши, – холодно бросил не слишком любезный хозяин, но стулья гостям он все-таки предложил.

Дабы не затягивать не слишком успешно начавшийся визит, Шепель сразу выбросил на стол фотографию. Круз небрежным жестом пододвинул снимок к себе. На лице его не отразилось ничего, однако во взгляде, вскользь брошенном на гостя, промелькнуло любопытство.

– Кто тебе дал эту фотографию?

– Один дельфионец, – спокойно отозвался Шепель. – Если твоих клиентов заинтересует эта фотография, то мой клиент готов предоставить им оригинал. Более того, он готов назвать имя человека, на чей палец этот перстень можно будет надеть.

– Имя клиента?

– Господин Чарльз Линдсей. Он долго жил в Ясире на Яфете, где у него есть бизнес.

– Почему он решил обратиться именно ко мне?

– Я ему сказал, что некий детектив Круз ищет младенца, пропавшего восемнадцать лет назад.

– А ты откуда узнал обо мне?

– От Эрика.

Взгляд, которым детектив одарил внука банкира, поверг того в смущение. Впрочем, Понсон очень скоро оправился и даже перешел в наступление:

– Дэн, но ты же сам сказал, чтобы я навел справки в окружении леди Элеоноры.

– А художник из ее окружения?

– Константина знает весь Зальцбург. И к яфетянке он вхож. К чему такая подозрительность, Дэн?

– Я наведу о тебе справки, художник. И если что не так – не взыщи.

Круз повернулся к компьютеру и стал быстро перебирать клавиши. Видимо, информация, которую он выудил из электронного монстра, вполне его удовлетворила, поскольку взгляд его, обращенный на Шепеля, значительно потеплел.

– Жучара ты, конечно, крупный, Константин, но в связях с полицией вроде бы не замечен.

– А ты боишься полиции?

– Огласки боятся мои наниматели. Когда твой клиент готов предоставить вещественное доказательство?

– Лучше всего завтра. Затяжка времени не в интересах господина Линдсея.

– Сумма?

– Триста миллионов лир.

Эрик от удивления присвистнул, однако Дэн Круз даже бровью не повел. Судя по всему, он имел кое-какое представление о важности порученного ему дела.

– Торг возможен?

– Нет, – твердо произнес Шепель. – Триста миллионов лир. В противном случае мой клиент найдет других покупателей. Вот мой номер телефона, Дэн. Ты должен связаться со мной до десяти часов вечера.

– Хорошо, Константин. Жди моего звонка.

Свидание Георгию Изабелла Лурье назначила на двадцать два часа. Он должен был забрать ее из театра и отвезти домой. Все это было похоже на любовную интрижку, которую распутная и жадная до денег актриса решила завести с богатым юнцом. Серж решил подстраховаться, Георгия должны были прикрывать лучшие спецы комитета внешней разведки. Сложностей в этом деле обнаружилось хоть отбавляй. Внезапно выяснилось, что актриса несколько месяцев назад переехала из довольно скромной квартиры в очень приличный особнячок. На чьи деньги она приобрела недвижимость, не знал даже осведомленный Шепель. Конечно, у Изабеллы были богатые любовники, но богатый не значит щедрый. Отвалить миллионы лир на приобретение жилья предмету страсти мог только человек, лишившийся рассудка, среди прижимистых арнаутских бизнесменов такие попадались крайне редко. Во всяком случае, Константин Шепель вот так сразу не смог назвать имя спонсора, который хотя бы теоретически мог бы осчастливить подобным образом талантливую актрису. Вывод напрашивался сам собой: деньги госпожа Лурье получила не за сексуальные услуги.

7
{"b":"393","o":1}