ЛитМир - Электронная Библиотека

– Бей кентавритов!

Нападение было столь неожиданным, что несчастные чада умирающего Колосса не сумели оказать достойного сопротивления. К тому же содомитов перед вратами Хранилища собралось раз в пять больше, чем кентавритов, и среди них была сама богиня Изида! Лорд Ваграм с тихим ужасом наблюдал, как увеличивается в размерах, разрывая белую материю, тело несчастной Симоны, а рядом бьется в предсмертных конвульсиях самый древний бог Яфета Колосс, погубленный хитроумной богиней.

– Ты на Петра посмотри! – в ужасе крикнул Ваграму сенатор Хаусан.

С наследным принцем Склавинии творилось нечто ужасное, но давно ожидаемое. Его превращение началось, когда он бросил взгляд на преображающуюся Симону. Лицо Петра почернело и стало разбухать прямо на глазах, его худое и долговязое тело тоже претерпевало изменения. Принц превращался в монстра, способного исторгнуть из глоток своих подданных только вопли ужаса. Но жуткий вид Ваала не испугал божественную Изиду, и она первой сделала к нему шаг. Лорд Дарлей заметил, как при виде прекрасной богини напряглось мужское естество бога зла, закричал от ужаса и безысходности, и в эту минуту загремели выстрелы…

Ваграм уцелел только потому, что старый Исайя, державший его за руку, вовремя метнулся за камень и увлек за собой старого друга. Перед вратами хранилища прогремели несколько мощных взрывов. Комья земли забарабанили по спине Ваграма, но сил кричать у него уже не было. С тихим ужасом он наблюдал, как богиня Изида, еще не завершившая трансформацию, была перерублена надвое пулеметной очередью и рухнула на землю, обретая привычные черты Симона Дарлея.

А с вертолетов, кружившихся над горой Меру, продолжали стрелять, не делая различий между кентавритами, содомитами и склавинцами. Не прошло и пяти минут, как вся вершина была усыпана трупами, а перед входом в хранилище возвышалась лишь одинокая фигура Петра, нового демона Ваала, сумевшего, несмотря ни на что, завершить свое превращение.

Закончив грязную работу, вертолеты приземлились, их было около десятка, и каждый нес на своем борту не менее тридцати-сорока человек. Площадка перед Хранилищем вновь стремительно заполнялась людьми. Кнехты, одетые в латы, непривычные глазу склавинца, и вооруженные огнестрельным оружием, повинуясь приказу невидимого командира, принялись сбрасывать в пропасть еще не остывшие тела.

Ваграм оторопело наблюдал, как улетают в небытие останки его брата Симона Дарлея и жены Селены Хаусан. Старый Исайя плакал, похоже, со смертью дочери оборвались все его связи с этим миром. А лорду Ваграму вдруг неудержимо захотелось жить, и он был готов молить об этом кого угодно, пусть даже этого ужасного Ваала, истинный облик которого ему удалось увидеть краем глаза. В конце концов, почему бы и нет! Кто сказал, что власть должна быть благообразной и являть народу вечно улыбающийся лик? Почему бы Ваграму не стать демоном, если уж нельзя дожить свой век человеком. Ведь сделал же этот выбор король Аббадин Агран, которого он сейчас видит во вполне пристойном обличье, хотя и не сомневается в его демонической сущности.

Король Склавинии прибыл на гору Меру в сопровождении Харона и Зефара. Дарлей узнал проклятых инопланетян с первого взгляда. Видимо, дружинники, окружающие короля и жрецов Ваала, тоже родились не на Яфете, зато души свои они потеряли именно здесь. Неожиданностью для Дарлея стало присутствие в разношерстной свите отца принца Рулава и принцессы Каролины.

– Они готовят великое превращение, – прошипел ему на ухо сенатор Исайя. – Хотят принудить Артемиду стать женой Ваала.

– Но ведь одной девицы из клана Борей им будет мало, – быстро вник в суть затеи Ваграм.

– Возможно, им удалось уломать королеву Климентину.

Все может быть, конечно, но Дарлею почему-то казалось, что Аббадин рассчитывает на кого-то другого. А этим другим мог быть только сукин сын с планеты Арнаут, услугами которого Дарлей хотел воспользоваться сам, но, увы, судьба распорядилось по-другому, хотя у нее был помощник, сенатор Хаусан, столь не вовремя вставший на пути лорда Дарлея со своей безумной Изидой. Сейчас оболочка богини в лице несчастного Симона покоится на дне глубокой пропасти, а сама Изида обречена на жалкую участь прихлебательницы при великом боге зла. Баба она и есть баба! Ишь с кем вздумала тягаться, с самим Ваалом. Да разве могла юная содомитка Селена справиться с природным склавинцем, потомственным аристократом королем Аббадином. Если уж ты, богиня, решила бороться за власть над Яфетом, то изволь сделать правильный выбор. Какая жалость, что эти олухи содомиты и их ничтожный союзник Исайя Хаусан подключили лорда Ваграма Дарлея только на финише грандиозной затеи, ничего не объяснив ему толком. Участвуй он в деле с самого начала, все могло бы повернуться по-другому.

– Что с «Невидимкой»? – услышал Ваграм голос короля Аббадина.

– Уже садится, – взглянул в небо Харон.

Дарлей, услышав шум над головой, вскинул глаза к небу и тут же их закрыл, уткнувшись лицом в камень. Свет, исходящий из гудящего железного монстра инопланетян, был нестерпимым. Корабль сел в добрых двухстах метрах от Хранилища, разбросав по сторонам нелепые стальные конечности.

– Дожили, – тихо простонал сенатор Хаусан. Что он хотел этим сказать, Ваграм так и не понял, да и не слишком хотел понять. Исайя в этой жизни свое отыграл, и его голос для Склавинии и Яфета столь же неважен, как писк полевой мыши. То же самое можно сказать и о лорде Ваграме Дарлее.

– Они на подлете, – доложил Аббадину незнакомый Ваграму жрец. – Наши радары их уже засекли. Два вертолета, как и было оговорено заранее.

– Золото собрали?

– Так точно, ваше величество, – отозвался Зефар. – Десять тонн.

– Неужели ты собираешься его отпустить? – в раздражении воскликнул Харон.

– Бог Ваал всегда держит слово, – надменно вскинул голову Аббадин. – Запомните это, жрецы. Я хочу, чтобы этот смертный увидел, как гибнет его мир. Как этот мир меняется по мановению моей длани!

– Твоя воля, божественный, – склонился перед Аббадином струхнувший жрец. – Но лучше тебе и твоим сыновьям переждать в Хранилище до полного превращения. Не стоит рисковать всем на пороге величия. Ваал окончательно очнется только через час, а сейчас он уязвим даже для простых смертных.

Видимо, в Хранилище можно было входить не только богам и титанам, но и демонам, во всяком случае Аббадин и его дети без проблем проникли под его величественные своды. Теперь план короля Склавинии стал ясен Дарлею во всех подробностях. Аббадин в отличие от Ваграма не метил в императоры, его намерения были куда более величественными. Этот гаденыш из клана Агран вознамерился стать богом и повторить путь великого лорда Кайдана, прародителя всех склавинцев и фригийцев. Вот только Кайдан стал богом справедливости, а Аббадин метит в боги зла. Какое, однако, самомнение! Ради собственного возвышения первый из Агранов решил бросить под ноги Ваала все население планеты Яфет, а то и все человечество. Рядом с королем Аббадином лорд Ваграм с его претензиями на императорский титул выглядит полным ничтожеством.

– Неужели никому не удастся ему помешать? – почти простонал Исайя Хаусан.

– Здесь нужен по меньшей мере Перун, – усмехнулся Ваграм. – Но вряд ли он сумеет проникнуть в Хранилище, тщательно охраняемое демонами и самим Ваалом. Спасибо твоей Изиде, сенатор, она сильно облегчила богу зла путь к власти, устранив несчастного Колосса. Со смертью кентавра пало заклятие, охраняющее вход в Хранилище, значит, Ваал уже там.

Сенатор Хаусан, потихоньку впадающий в старческий маразм от переживаний, выпавших на его долю, первым увидел железных птиц, подлетающих к горе Меру:

– Вот ответ яфетских богов.

Дарлей только вздохнул и покрутил пальцем у виска. Разговаривали они в полный голос, так как слова тонули в шуме винтов. Но Ваграм и не собирался ничего объяснять Исайе и попусту надрывать связки. На этих вертолетах проклятый инопланетянин, стараниями потерявшей разум Артемиды ставший лордом Бореем, вез погибель для всего человечества, хотя вряд ли жадный до денег арнаутский мошенник это понимал.

79
{"b":"393","o":1}