ЛитМир - Электронная Библиотека

Причина такого странного поведения майора стала ясна Виркуру, когда перед ним промелькнуло почти мальчишеское лицо последнего уцелевшего титана. Кайданов что-то кричал Шепелю, видимо, ругал его последними словами, но, кажется, не убедил упрямого майора. Георгий Гергей уже шагнул было на помощь Константину, но тут из воронки стал подниматься гигантский черный цветок, раскидывающий по всему помещению лепестки-щупальца. Они потянулись к противнику майора Шепеля, который в растерянности отшатнулся назад и нарвался на кулак Константина. Удар был настолько силен, что титан не устоял на ногах и рухнул. Черная жидкость побежала струей из его рта, и Виркур не сразу сообразил, что это не кровь. Лепестки-щупальца черного цветка жадно потянулись к этой жидкости, пытаясь вобрать ее в себя.

Виркур наконец сообразил, что Ваал, потерпевший поражение, пытается возродиться, но для этого ему нужна вся черная жидкость, которой он так щедро поделился со своими титанами. Понял это, видимо, и Кайданов, который принялся безжалостно рубить лепестки, и Шепель с Гергеем, которые подхватили титана, еще подающего признаки жизни, и потащили его прочь из храма.

Внезапно сверкнула молния и прогремел столь чудовищный гром, что генерал невольно содрогнулся. Черный цветок, пораженный разрядом в самую свою гнилую сердцевину, рассыпался на глазах изумленных зрителей. Из воронки, в которую он рухнул, полыхнуло жарким огнем. Генералу на какой-то миг показалось, что храм суидистов рухнул и адский огонь уже вырвался наружу, чтобы спалить все живое на планете Арнаут, но, к счастью, все обошлось. Пока объятые ужасом представители федеральной власти поднимались с земли, огонь погас. Может быть, он еще продолжал гореть в Хранилище на Яфете, но сквозь стены храма суидистов на Арнауте, теперь потерявшие прозрачность, его уже невозможно было разглядеть.

– Базиль, что там у тебя? – потянулся к рации Виркур.

– Все в порядке, мой генерал. Мы сейчас прочесываем местность в поисках уцелевших демонов. Но думаю, не ушел никто.

– Хорошо. Займитесь идентификацией убитых.

– Слушаюсь, мой генерал.

– Авиация, отбой. Самолетам и вертолетам вернуться на базу.

Виркур отбросил трубку и провел рукой по вспотевшему лицу. Жар спадал. Храм суидистов остывал с непостижимой быстротой. Растерянные депутаты уже без опаски обшаривали его стены подрагивающими от пережитого волнения руками.

– Ваши люди погибли? – Адам Смит вопросительно посмотрел на генерала.

– Вы же сами все видели, – пожал плечами Виркур.

– Это непостижимо! – покачал головой руководитель Комитета внешней разведки. – Будем надеяться, что это всего лишь передатчик.

– Передатчик чего? – не понял ход мыслей начальника Виркур.

– Изображения.

– А зачем тогда к храму суидистов рвались демоны? – резонно заметил один из парламентариев.

– В любом случае здесь все, кажется, закончено, – вздохнул Смит. – Пока закончено. Вы летите в Зальцбург, Этьен?

– Да, – ответил Виркур. – Я оставлю в Рице полковника Базиля с людьми. Думаю, им здесь найдется работа.

– Согласен. Пойдемте к вертолетам, господа.

Виркур настолько устал от всего увиденного и пережитого, что почти потерял способность соображать. Сон во время перелета в Зальцбург его не освежил, но он поехал не домой, а в управление, в надежде, что работа приведет его в норму быстрее, чем отдых. На входе в кабинет Виркура остановил адъютант.

– К вам Кайданов, мой генерал, – доложил он.

– Что?! – Виркур дернулся как от удара.

– Извините, мой генерал, – спохватился адъютант. – Речь идет о сыне полковника Кайданова, он сейчас сидит в нашей приемной.

– Зовите, – распорядился Виркур.

Парню сейчас было лет двадцать, Виркур помнил его совсем ребенком. Интересно, что привело его в управление в столь раннюю пору, неужели беспокойство об отце? Насколько генерал знал, Серж давно уже развелся с супругой, а с сыном встречался очень редко. Мешала работа нелегала. Виркуру вдруг пришло в голову, что и он своих сыновей не видел уже почти год, хотя живет с ними в одном городе. Служба, будь она проклята.

Кайданов-младший был похож на своего отца, но еще большим было его сходство с Георгием Гергеем, и это обстоятельство почему-то особенно сильно поразило Виркура.

– Садись, Серж, – махнул он рукой на кресло.

– Благодарю, Этьен.

Виркур вздрогнул. Голос Кайданова-младшего практически ничем не отличался от голоса отца, да и глаза были теми же самыми.

– Чем могу быть полезен?

– Ты только не пугайся, Этьен. Это действительно я. Мне пришлось воспользоваться телом собственного сына, чтобы поговорить с тобой.

Виркур с ужасом оглянулся на закрытые двери кабинета. Разум отказывался верить в происходящее.

– Ты поменял шторы. Раньше они были темно-синего цвета.

– Да, – хрипло произнес Виркур. – Они мне показались слишком мрачными. Как тебе это удалось, Серж?

– Так я ведь стал богом, Этьен. Все тела генетически близких людей мне теперь доступны, а таких на планетах Федерации и Союза насчитывается несколько миллионов. Не пытайся их вычислить, мой генерал, это невозможно. Я выбрал тело сына, чтобы облегчить контакт с тобой.

– Значит, ты уцелел, – кивнул головой Виркур. – А я надеялся, что вы погибли.

– Я тебя понимаю, Этьен. Ты боишься. Вы все боитесь. Потому и послали к Яфету объединенный флот федеральных и союзных крейсеров. Их залп сотрет планету в порошок. Я правильно излагаю суть дела?

– Правильно.

– Должен тебя огорчить, Этьен. С гибелью Яфета погибнет жизнь и на остальных обитаемых планетах.

– А почему я должен тебе верить, Серж? Ты ведь теперь чужак. Бог Яфета.

– Они не боги, Этьен. Это просто другой разум. Я, Шепель и Георгий соединили его со своим. Мы почти не изменились, но наши возможности увеличились многократно. Ты никогда не задумывался, мой генерал, почему именно в этом уголке Галактики оказалось так много планет, пригодных для обитания?

– Что ты хочешь этим сказать?

– Нас ждали, Этьен, и приготовились к встрече. Если вы уничтожите Яфет, то разрушите всю экосистему на собственных планетах, созданную именно яфетянами, и они станут непригодными для жизни. Вы убьете сами себя.

– Значит, храмы суидистов созданы яфетянами?

– Да.

– Они поймали нас в ловушку!

– Теперь уже поздно рассуждать, кто кого поймал, – вздохнул Кайданов. – Мы стали одной цивилизацией, и эти узы уже не разорвать.

– Они нас поработят и сделают своими марионетками. – Глаза Виркура сверкнули ненавистью.

– Нет, Этьен, это не удалось им даже на Яфете. Не только боги управляют людьми на этой планете, но и люди управляют богами, точнее, теми существами, которые по интеллекту вроде бы стоят гораздо выше нас. Их слишком мало, и без нас они ничто.

– А Ваал?

– У каждой цивилизации, в том числе и человеческой, есть темная сторона, мой генерал. Тебе ли этого не знать. Ваал скован. В ближайшие столетия он вряд ли вновь воспрянет духом. Но зло сидит не только в яфетских богах, но и в людях. Это ведь не Ваал воззвал к людям, это Аббадин и Харон воззвали к Ваалу. И еще неизвестно, боги зла порождают демонов или демоны порождают богов зла. То же самое происходит и с другими богами. Это мы породили Перуна, а не Перун нас.

– Что стало с тем мальчиком, которого Шепель так и не смог убить?

– Принц Рулав выжил. Это был не его выбор. Сила Ваала вытекла из него и не сумела соединиться со своей былой сутью. Следовательно бог зла стал слабее на треть. Вот такой расклад, Этьен. Не требуй от меня слишком многого, я и сам разобрался далеко не во всем. Утешайся хотя бы тем, что у тебя теперь есть свои агенты на Олимпе.

– А где сейчас находятся эти агенты, я имею в виду Шепеля и Георгия?

– Они пытаются убедить союзное и федеральное правительство в ошибочности их намерения относительно Яфета.

– Боюсь, им придется трудно, – криво усмехнулся Виркур.

– Ты ошибаешься, Этьен, – покачал головой Кайданов. – Правильное решение уже принято. Возьми трубку. Адам Смит решил лично сообщить тебе об этом.

82
{"b":"393","o":1}