1
2
3
...
14
15
16
...
23

– Шахин! – Ее голос остановил его у дверей.

– Да?

– Ты покажешь мне отцовское наследство сегодня вечером?

– Позже, Зара… За обедом… Мы поговорим об этом потом.

Но мне хочется узнать об этом сейчас, подумала Зара, наблюдая, как тень Шахина исчезает в арке. Он привез ее сюда, пообещав, что все расскажет, а теперь ей опять приходится ждать?

– Простите, – сказала Зара ожидавшей ее женщине.

– Пожалуйста, дайте мне знать, если вам понадобится что-то еще, – сказала женщина на великолепном английском, когда показала ей ванную комнату. – Здесь есть колокольчик… и здесь… и здесь.

Зара не любила, когда ее ждали, поэтому чувствовала неловкость.

– Спасибо, я справлюсь сама… Вы очень любезны.

– Мне распаковать ваши вещи, пока вы будете принимать ванну?

– Я надеюсь перебраться в другую комнату…

– Но, может быть, тогда что-то для вечера?

– Спасибо… Шелковые кремовые брюки и желтого цвета блузка.

Женщина поклонилась.

– Я вернусь за вами через час и отведу вас к шейху, – почтительно сказала она.

Звучит зловеще, подумала Зара, а кроме того, час времени – совсем немного, если учесть, как болит ее тело после верховой езды. Зара вошла в ванную комнату, размер которой был равен размеру ее спальни. Она была отделана темно-красным мрамором, повсюду горели ароматические свечи. Здесь было все, что только могла представить себе Зара. Под ногами лежали пушистые коврики, а в углу стояла наполненная ванна с душистой пеной и лепестками роз.

Зара решила забыть на время о своих сомнениях, расслабиться и насладиться приятной процедурой.

Зара слишком долго лежала в ванне, испытывая истинное удовольствие, поэтому ей пришлось быстро одеваться, чтобы успеть к приходу служанки. К ней снова вернулись мрачные предчувствия. Почему Шахин не рассказал ей о наследстве отца? Она хотела узнать все немедленно. Каким бы ни было это наследство, девушка хотела иметь возможность посмотреть его наедине. Слишком уж много эмоций, чтобы делиться ими с кем-то, особенно с Шахином. Хотя, по совести говоря, все, что произошло с момента встречи с Шахином в пустыне, изменило ее мнение о нем. Не зная его, она создала в своих мыслях образ монстра, но когда встретила этого человека, поняла, что ей сложно выносить ему приговор. Кроме того, здесь, в Рубиновой крепости, невозможно было забыть то, что произошло между ними в пустыне…

Деликатный стук в дверь напомнил Заре, что время для размышлений закончилось. Она всегда знала, что будет трудно, но ей нужно выдержать и это испытание, встретиться с Шахином и узнать, что же он хотел рассказать ей о ее родителях и наследстве.

Зара шла следом за служанкой, жалея о своем решении вернуться в Заддару с Шахином. Следовало остаться в Лондоне и потребовать, чтобы он все рассказал ей там…

Зара уставилась на величественные золоченые двери, и ей пришлось подождать, пока двое мужчин в развевающихся белых халатах, подпоясанных шелковыми поясами малинового цвета, открыли их перед ней. Они низко поклонились, когда она вошла, и Зара поняла, что ее доставили к шейху.

При ее появлении Шахин встал. Он был великолепен в своем одеянии из черного шелка. Мгновение Зара стояла неподвижно, пытаясь осмотреться вокруг. Комната замечательно дополняла таинственный облик шейха. Колонны из слоновой кости, декорированные золотом, купол из цветного стекла над его головой, низкие диваны с горами бархатных и атласных подушек. На низком столе стояло угощение, а в алькове музыканты играли тихую музыку. В воздухе витал запах сандалового дерева, а в золоченых, филигранной работы подсвечниках горели свечи…

Зара вдруг вспомнила, что оставила свою фотокамеру в комнате. Она подавила в себе желание вернуться за ней. Шахин не должен знать, насколько она поражена увиденным, поэтому девушка может себе позволить продемонстрировать лишь вежливый интерес.

– Я думаю, здесь мы перекусим, сидя на подушках, как принято в Заддаре… Надеюсь, ты одобряешь? – Он указал Заре, куда сесть. Проходя в глубь комнаты, Зара ощутила, как учащенно бьется ее пульс.

Их будет разделять всего лишь низкий столик с деликатесами. При ближайшем рассмотрении Зара решила, что он сделан из полированной бронзы или даже золота. Она попыталась сесть, подогнув под себя ноги, как это совершенно спокойно проделал Шахин, но это не совсем удалось ей, поскольку ноги еще болели от верховой езды. По невидимому сигналу откуда-то появилась армия слуг. Как только тарелки опустошались, появлялись другие блюда, и так было до тех пор, пока Зара не почувствовала, что есть больше не может. Не может больше и ждать. Время шло, а Шахин все не начинал обещанный разговор. Наверно, придется начать самой, решила она, когда он отослал слуг.

– Все было очень вкусно, спасибо. А теперь…

– Наследство твоего отца? – предугадал он. – Зара, его лучше увидеть, чем говорить о нем.

Зара подавила вздох разочарования. Она так долго шла к этому, ее цель так близка, ей нужно запастись терпением и подождать еще немного, сказала она себе.

– Тогда увидимся утром, – сказала она, пытаясь встать.

– Я думал, мы немного поговорим о твоей выставке…

Шахин купил всю ее коллекцию, и теперь у него была отличная возможность высказать свое мнение о ее работах, подумала Зара, усаживаясь снова.

– Что бы ты хотел узнать?

– Почему ты стала заниматься фотографией?

Невинный вопрос снял напряжение, и Зара поведала ему все о своем творчестве, начиная от создания школьного журнала до работ настоящего времени.

– Похоже, ты все делаешь одна, – хмурясь, прокомментировал Шахин. – Тебе нравится работать в одиночестве?

– Да. А почему нет? – Зара удивленно смотрела на него. Он думает, что у каждого должна быть команда слуг, как у него?

– А когда ты приходишь домой, у тебя нет друзей, которые могли бы зайти?

– Конечно, у меня есть друзья, Шахин. Это мои школьные друзья, замечательные люди. Но мы все очень занятые люди и не маячим друг у друга пред глазами, если ты это имеешь в виду.

– И ты никогда не чувствуешь одиночества?

– У меня просто нет на это времени, – заверила его Зара. – И потом, у меня есть любимая работа. – Она наклонилась к нему. – Я удивляюсь тебе, Шахин. У тебя такая же уединенная жизнь, и ты не жалуешься…

Его никогда прежде не поражало удивительное сходство между ними. Люди окружали Шахина с самого рождения, но им платили за это. Есть ли кто-нибудь сейчас, кому он может довериться после смерти отца? Кто-нибудь, кому он может доверять настолько, чтобы чувствовать себя спокойно? Ответ был один – нет.

Ему необходимо привыкнуть к тому, что его подопечная – не жертва, которую надо оберегать и защищать, а независимая женщина, воспринимающая жизнь иначе, чем лн.

– Шахин? – напомнила Зара, ожидая, что он согласится с ней.

Вместо ответа он нажал ногой скрытую кнопку звонка.

Неужели она зашла слишком далеко и оскорбила шейха? – думала Зара. Почему Шахин не ответил ей? Возможно потому, что впервые кто-то рискнул сравнить свою жизнь обычного человека с его жизнью правителя страны. Но даже сейчас, перебирая в уме все сказанное, она не собирается отказываться ни от одного своего слова. Зара вполне довольна тем, как живет, а Шахин доволен своей жизнью…

Зара вновь попыталась возобновить их разговор, думая, что Шахин продолжит рассказ о своем жизненном опыте. Но, проследив за его взглядом, девушка увидела, что у двери стоит служанка.

– Для тебя нашли комнату поменьше, – сказал Шахин, поднимаясь. – Надеюсь, она тебе подойдет. Фариах проводит тебя. – И он склонился в традиционном поклоне, подсказывая Заре встать.

– А как же наша беседа? – напомнила она.

– Она может подождать до завтрашнего дня, когда мы оба отдохнем. – И предупреждая ее протест, добавил: – Выезжаем на рассвете. Оденься для поездки в пустыню… Обязательна удобная обувь, мы будем много ходить.

15
{"b":"394","o":1}