ЛитМир - Электронная Библиотека

Подходя ближе к палатке, Шахин увидел, что она собирается сделать несколько снимков бедуинской палатки.

– Никаких фото, – твердо сказал он.

– Что? – Девушка попыталась было возразить, но потом поняла, что он говорит серьезно, и камера так и осталась висеть на шее.

Сейчас у Шахина появилась возможность как следует рассмотреть незнакомку, и он обнаружил, что под слоем пыли и грязи скрывается довольно симпатичное лицо. Длинные волосы цвета молочной карамели были собраны в обычный хвост, в них присутствовал оттенок золота, который не могла скрыть пыль…

Кстати о пыли. Шахин с беспокойством заметил, что вокруг них начинает подниматься пыльное облако. Посмотрев в сторону горизонта, он нахмурился. Красное зарево на небе являлось ранним предвестником бури.

– Перегони джип на возвышенность и оставайся там, – приказал он Абану. – Палатки в безопасности, но я еще раз проверю их надежность.

Небольшая палатка Абана была установлена тут же, под скалой, примерно в двадцати ярдах от его собственной. За джипом находилась третья палатка – на всякий случай.

Снова переключив свое внимание на женщину, Шахин увидел испуг на девичьем лице и попытался успокоить ее.

– Погода портится, но со мной вы в безопасности. И не спорьте, – предупредил он, видя, что она пытается протестовать. – У вас нет другого выбора, придется остаться. Абан сказал, что до начала бури у нас есть примерно час.

– Но я добралась сюда из города за два часа… – За этими словами он увидел скрытый страх. – Тогда погода была хорошая, а теперь невозможно обогнать ветер.

У Шахина не было времени убеждать ее, и он направился проверить опоры в палатке и убедиться, что они выдержат порывы сильного ветра. К его удивлению, женщина преградила ему путь.

– Если ваш человек уходит сейчас, то я тоже хочу уйти. Мы могли бы ехать колонной. И почему вам не поехать с нами? Зачем оставаться здесь, если это так опасно? – Она с вызовом посмотрела на него.

Потому что в его палатке было слишком много воспоминаний, слишком много вещей его родителей, и он не мог расстаться с ними… Палатка принадлежала его отцу Абдулле. У него нет времени разбирать ее, поэтому он останется здесь. Но это не ее дело.

– Потому что это невозможно, – произнес он холодным тоном. – Кроме того, Абан будет сильно рисковать, тратя время на возню с вашим джипом, он должен ехать немедленно. – Шахин повернулся и пошел прочь.

Зара поспешила за ним.

– Но почему я не могу поехать с ним?

– Потому что Абан не будет ждать… – Он не станет рисковать двумя жизнями, чтобы потакать капризам этой молодой особы. Если она вообразила, что пустыня – это большой пляж, ее ждет жестокое разочарование. Пустыня – это спящий монстр, который, просыпаясь, разрушает все на своем пути. Но это место его предки-бедуины выбрали не случайно – окружавшие его горы и свежая вода обеспечивали им некоторую защиту. Сейчас лучше не пугать дамочку, неизвестно, как она отреагирует, если он подробно расскажет о серьезности ситуации. Она может запаниковать. Шахин остановился и посмотрел на барханы. – Это ваша машина стоит вон там?

– Да, моя… – В ее голосе прозвучала надежда. Наверное, подумала, что он изменил свое решение и отпускает ее. – Она как раз за холмом, у подножия дюны. – В ее голосе прозвучали нотки нетерпения.

– В низине?

– Я же сказала. – Ее раздражение нарастало. – Я оставила ее там под прикрытием бархана.

– Под прикрытием бархана? – Шахин не сдержал улыбку. Она действительно не имеет никакого представления о пустыне! Разве песчаные холмы – преграда для бури, которая вот-вот накроет их?

– Оставь, – приказал он Абану, видя, что старик смотрит в сторону ее машины. – У тебя нет времени карабкаться туда. Ты должен обезопасить себя и наш джип.

Как бы Зара хотела понимать этот резкий гортанный язык! Она стремилась поскорее уехать отсюда, но тот, кто был главным из этих двоих, твердо встал на ее пути. У нее не было выбора. Эти двое так ловко передвигались по песку… А ее специальные ботинки, купленные в Лондоне, явно подводили Зару. Мужчины настигнут ее, прежде чем она доберется до бархана. Да и куда она пойдет, если ей удастся сбежать? Если все, что рассказал этот человек о буре, – правда, ей придется искать для себя укрытие. Оглядываясь вокруг, Зара мысленно представила себе тысячи милей песка. Нет, надо делать, как он сказал.

Его палатка была размером с небольшой шатер. Подойдя ближе, Зара увидела, что стены сделаны из какой-то очень плотной ткани темно-красного цвета. Она была натянута на шест в центре, и по верху купола шла красивая кайма. Это напомнило Заре средневековый шатер, не хватает только флага. Ей казалось, что она переместилась в пространстве и времени с человеком, который мог быть опасен… Очень привлекателен, но, возможно, и опасен. Ее сердце гулко стучало в груди.

Надо отвлечься от этих мыслей и постоянно твердить себе, что у нее появился шанс сделать эксклюзивные фотографии…

Но когда он поднял тяжелый полог, закрывавший вход, ее руки покрылись мурашками от волнения. Зара заколебалась, тогда он жестом пригласил ее войти.

– Заходите. – В его голосе прозвучало нетерпение. – Я не собираюсь причинять вам неприятности, если вас это беспокоит. В моей стране безопасность гостя – священная обязанность хозяев.

Вот только распространяется ли эта священная обязанность на молодых женщин, достаточно отчаянных, чтобы рискнуть отправиться в пустыню без сопровождения? – подумала Зара. По его суровому взгляду можно было догадаться, что этот человек отнюдь не рад ее присутствию. Вот он вздернул подбородок – жест человека, привыкшего, что его самый незначительный каприз выполняется немедленно.

– Динозавр, – пробормотала она на выдохе.

– Что вы сказали? – Его голос прозвучал так тихо, что она еле расслышала. – Заходите или оставайтесь там, – заявил он, будто больше он не отвечал за ее действия.

Стиснув зубы, Зара вошла за ним в палатку. Увидев, что он смотрит на ее камеру, она крепко прижала ее к себе. Пусть попробует забрать, это все равно что попробовать отрубить ей руку.

В палатке она сразу же ощутила запах свежести и чистоты. Она огляделась вокруг и снова повернулась к хозяину палатки. Зара заметила, что он заткнул за пояс длинный изогнутый кинжал. У грозного оружия была очень красивая золотая рукоятка – наверняка ритуальная вещь. Она с восхищением разглядывала замысловатую работу мастера и ужасно хотела сфотографировать кинжал. Может, если вежливо попросить, он разрешит ей воспользоваться камерой?

– Как вы называете это?

– Кинжал. Традиция требует, чтобы я носил его, – подтвердил он ее догадку. – Он символизирует честь бедуина и является необходимой частью экипировки в пустыне. Никогда не знаешь, когда может понадобиться нож… – При этих словах глаза его сверкнули.

– Можно я сфотографирую его?

– Только кинжал.

По выражению его лица она поняла, что на фото должен быть только кинжал. И Зара постаралась продемонстрировать, что будет фотографировать с близкого расстояния и в кадр, кроме кинжала, ничего больше не попадет. Неизвестно, что еще она найдет в этой палатке, поэтому приходится уважать его пожелания в надежде получить больше материала для своего отчета о путешествии.

Он позволит этой странной женщине сфотографировать кинжал. Оружие на самом деле великолепно, и Шахину было приятно, что она заметила его. Кинжал принадлежал шейху Абдул-ле, и всякий раз, когда Шахин пристегивал его к своему поясу, он словно чувствовал присутствие отца. Это являлось одновременно и утешением, и болезненным напоминанием, что из-за работы за пределами Заддары Шахин долго жил вдали от человека, которого он хотел узнать лучше. И что теперь уже поздно…

– Достаточно, – произнес он резким голосом, уклоняясь от объектива. Он ни с кем не хотел делить свою печаль.

Зара вздрогнула от его раздраженного тона и опустила камеру.

2
{"b":"394","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эликсир для вампира
Су-шеф. 24 часа за плитой
Таинственный портал
Кодекс Прехистората. Суховей
Кровь, пот и пиксели. Обратная сторона индустрии видеоигр
Искушение архангела Гройса
Аромат от месье Пуаро
Бумажная принцесса
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально