ЛитМир - Электронная Библиотека

К счастью, Аббас лишь ослабил пояс халата и растянулся на ложе, закрыв глаза. Теперь она могла видеть только небольшие участки загорелого тела, хотя там, где халат распахнулся, были видны свободные штаны, которые он носил под халатом…

Судорожно вздохнув, Зара почти поверила, что чувствует тепло, исходящее от мужского тела, пахнущего сандаловым деревом, которое она безумно хотела прижать к себе. Неловко ерзая на подушках, она почувствовала еще большее волнение. Все было настолько нереально, словно этот день существовал вне времени… День, когда она может позволить себе быть покоренной мужчиной, к которому чувствует непреодолимое влечение… Заняться любовью с Аббасом… Одна ночь страсти со львом пустыни… Она была уверена, что Аббас умеет доставлять удовольствие женщине…

У Зары участилось дыхание от таких смелых фантазий. Она не знала этого человека, он был старше, опытнее, и его взгляд обещал какое-то наслаждение, находящееся за границами ее познаний. Девушка страстно желала почувствовать его губы на своем теле…

Но Аббас был принципиальным человеком. Он уже доказал это, проявив заботу об Абане и торговце. Он обращался с ней как с почетной гостьей. Лучше всего – вести себя спокойно и естественно, как это делает он, и выбросить из головы опасные фантазии.

Зара потянулась к своей сумке и достала карандаш.

– Вы не могли бы сказать мне, как называется каждая деталь вашей одежды? Я хочу быть уверена, что в моем репортаже все будет правильно.

Открыв один глаз, Аббас повернулся к ней. На лице промелькнуло выражение вялого удивления, потом, положив руки под голову, он начал говорить.

Хотя ее сердце стучало в груди как молоток, от профессионального взгляда ничего не укрылось. Отделка его халата являла собой мастерство местных рукодельниц. Золотая нить подчеркивала янтарный блеск в его глазах, который лишь добавлял ему привлекательности и который она не заметила прежде. Резкий контраст золота и основного черного цвета халата служил прекрасным фоном для его черных волос, загорелой кожи и белозубой улыбки… Зара почти почувствовала его крепкие белые зубы на своем теле…

– Что-то не так?

Зара поняла, что ничего не записывает, а просто смотрит в пространство перед собой с мечтательным выражением лица.

– Нет-нет, все в порядке. – Она выпрямилась. – Это очень интересно… – Зара улыбнулась, приглашая его продолжить.

– Возможно, когда вы вернетесь в город, вы купите себе что-нибудь из восточной одежды, чтобы не забывать о времени, проведенном в пустыне, – предположил Аббас.

– Думаю, так и будет…

– Хотя я настаиваю, чтобы вы оставили себе платье, которое на вас сейчас, я просто поражен, как оно вам идет.

– Нет, это невозможно. – Зара посмотрела на потрясающую вышивку, догадываясь, что это шелковое одеяние стоит целое состояние.

– Оно не нравится вам?

– Платье очень красивое, но…

– Но? – переспросил Аббас. – Вы не принимаете подарки от незнакомцев? А что, если я продам вам наряд? Тогда вы возьмете его домой?

Она пока не хотела отправляться домой… А что касается продажи платья… Сердце Зары вздрогнуло и помчалось в бешеном ритме, когда она только представила, какую цену он мог запросить.

– Вы принимаете дорожные чеки?

– Видите ли, я отчасти лишен возможности банковского обслуживания. – Аббас мягко рассмеялся. – Ну что ж, будете мне должны…

– Не уверена, что это удобно… – Зара встала.

– Куда вы собрались? – Аббас уселся на своем ложе.

Ей нужно уходить. Нужно использовать момент, чтобы успокоиться.

– Посмотреть, что там снаружи…

В мгновение ока Аббас преградил ей дорогу.

– Нет…

– Нет? – Она посмотрела на мужчину, потом на его руку на своем плече.

В темных глазах бушевал огонь, но голос прозвучал спокойно.

– Если вы откроете вход, сюда залетит песок. Этого нельзя делать, пока я не разрешу.

– Значит, я здесь пленница? – Зара отвернулась от него, чувствуя, как нарастает напряжение.

– Вы здесь – моя гостья, – напомнил ей Аббас.

Она чувствовала близость мужской силы. Этот мужчина набросил на нее эротическое лассо и теперь затягивает его потуже.

– Позвольте мне идти, – прошептала Зара, едва понимая, что он даже не прикасается к ней.

– Иначе что?

Она чувствовала его дыхание на своей шее и старалась сдерживать дрожь. Зара почти не дышала, пока он не отошел, а потом почувствовала такую слабость, словно у куклы-марионетки неожиданно отпустили веревочки, управляющие ею.

Ее кровь превратилась в жаркий мед. Попав под его пристальный взгляд, Зара гадала, сколько она сможет выдержать эту пытку. Аббас был воплощением силы и уверенности, прирожденный охотник. Готова ли она принять его вызов? Она совсем не имела опыта сексуальных отношений и, конечно, разочарует его…

В этот момент стихия напомнила о себе. Сильный порыв ветра с воем обрушился на палатку, и девушка в испуге бросилась в объятия Аббаса.

– Простите. – От страха у нее перехватило дыхание, она предприняла попытку выскользнуть из его рук, однако он удержал ее. Но сделал это настолько нежно, что при желании она могла освободиться в любую минуту.

– Пожалуйста, не надо извиняться, Адара… – пробормотал он, касаясь губами ее волос.

– Адара? – Зара подняла глаза.

Он прикоснулся пальцем к ее губам и медленно обвел их контур, словно напоминая ей, как она взволнованна… Давая понять, что он знает об этом.

– Я буду называть вас Адара…

На его языке это означало «девственница». Он иронизировал, называя ее этим именем. Хоть незнакомка и молода, но в ней присутствует уверенность взрослой женщины. Его Адара знает, чего она хочет, и знает, что он может дать ей это. Они настроены на одну волну. И ему было забавно наблюдать, как даже сейчас девушка смело противостоит ему. Ее лицо заливала краска, и Аббас размышлял, сколько страсти она выплеснет во время их любовных игр. Ему нравилось в ней какая-то непредсказуемость. Она невозмутима и хладнокровна, но может быть и дерзкой тоже, а он никогда прежде не сталкивался с неповиновением.

Зара быстро овладела собой, как он и ожидал. Когда она направлялась к подушкам, он протянул руку, и пальцы их рук соприкоснулись, как будто случайно. Последовавший затем судорожный вдох сказал ему все, что требовалось.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Буря затихает… Он направлялся к выходу, словно между ними и не возникло сексуального влечения. Может, у него и не возникло? Хорошо зная о буре, бушевавшей за пределами палатки, Аббас не обращал внимания на бурю, которую поднял внутри палатки. Или он просто играет с Зарой?

– Если погода улучшается, я хочу уехать как можно скорее…

– Три дня и три ночи, – сказал ей Аббас.

Итак, он напоминал ей.

– Ваш обычай? – Она подняла бровь, давая ему понять, что он не убедил ее.

– Обычай требует, что, найдя здесь убежище, вы должны оставаться в качестве моего гостя три дня и три ночи…

Лицо его оставалось бесстрастным, он сел на ложе и прикрыл ноги халатом.

– Вы это серьезно? – Заре пришлось отвести взгляд.

Подняв голову, Аббас пристально посмотрел на нее.

– Я связан обычаями своей страны…

– Но я-то ничем не связана. – В палатке было слишком сумрачно, чтобы по выражению его лица понять что-либо; но молчание Аббаса подсказывало Заре, что она ошибается.

Ей было трудно расслабиться. Малейшее движение Аббаса заставляло ее сердце бешено колотиться. Он заставил Зару страстно желать того, что прежде не имело для нее никакого значения. Она постоянно представляла себя в его объятиях – вот он нежно и страстно прикасается к ней… Когда он наклонился проверить, готов ли кофе, Зара по его глазам поняла, что он обо всем догадывается.

– Как только торговец решит ехать, я поеду вместе с ним. Даже если мой джип потерялся, это не имеет значения. Он подвезет меня.

– На верблюде? Потом, я думаю, что он уже уехал.

– Но буря только что стихла…

5
{"b":"394","o":1}