ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рыцарь ордена НКВД
Хаос: отступление?
Девятнадцать стражей (сборник)
Ведьме в космосе не место
Дождь тигровых орхидей. Госпожа Кофе (сборник)
Держать строй
Правила жизни Брюса Ли. Слова мудрости на каждый день
400 страниц моих надежд
Шум пройденного (сборник)

– Подойдите сюда, Адара…

Когда Аббас открыл выход палатки, у Зары перехватило дыхание от изумления. Пустыня снова была спокойной, но местность изменилась до неузнаваемости. Что случилось с барханом, где ее схватил человек Аббаса, с барханом, за которым она укрыла свой внедорожник? Сейчас перед ней раскинулась бесконечная песчаная равнина, простиравшаяся до самого подножия гор. Вокруг палатки песок лежал волнистой рябью, а сама палатка напоминала одинокий корабль, плывущий по песчаному морю…

Осматриваясь, Зара с облегчением заметила, что пальмы на берегу водоема устояли, но от ветра согнулись так, что их листья касались воды…

Теперь, когда Зара надела плоские сандалии, которые ей дал Аббас, она легко заспешила к ближайшей пальме и нежно прикоснулась рукой к ее стволу.

– Она восстановится? – Девушкам посмотрела на Аббаса, который стоял за ее спиной.

– Конечно, у пальмы ствол такой же гибкий, как и шесты, поддерживающие палатку. Со временем они выпрямятся, – заверил ее Аббас и отправился ко второй палатке, которая тоже выстояла под натиском бури. Подхватив свои юбки, Зара последовала за ним.

Здесь не было ни следов торговца, ни его верблюда. Здесь не было вообще ничего, что указывало бы на их присутствие, кроме узелка, висящего на пальме.

– Что это? – спросила Зара, приглядываясь.

– Я уже говорил вам, что чувство гостеприимства воспитывается у бедуина с рождения, а вместе с ним и обязательство возвращать долги.

Это что, скрытый намек для нее? – Заре стало неприятно.

– В этом тайнике находится все, без чего торговец сможет спокойно обойтись. Таким образом он благодарит меня. Но я считаю своим долгом не трогать то, что мне не нужно, я должен прежде учитывать интересы других.

От этих слов Зара почувствовала внезапную дрожь.

– Когда вернусь домой, я сделаю несколько фотографий для вас… Я сняла несколько очень красивых пейзажей… – Зара чувствовала, что этого мало, поэтому добавила: – И, конечно, я вышлю вам чек. – Она сама не выносила нахлебников и не хотела, чтобы Аббас принял ее за такую.

– Чек?

– Деньги за то время, которое я провела здесь в качестве вашей гостьи…

– Я хорошо знаю, что такое чек. Я просто интересуюсь, почему вы решили прислать его мне?

– Чтобы компенсировать расходы по своему пребыванию здесь, – ответила Зара, хмурясь.

– Вы всегда так щепетильны?

– Всегда. – Она стойко выдержала его взгляд. – Я не привыкла использовать людей, а потом просто уходить.

– Но вы еще не ушли, – подчеркнул Аббас, – и мне, возможно, потребуется кое-что добавить к вашему счету.

Он не мог удержаться, чтобы еще немножко не подразнить ее. Три дня и три ночи… Идея была дерзкой, поскольку эта традиция никогда не применялась в подобной ситуации. Но вряд ли Аббас мог обвинять своих предков за то, что они не учли в своих обычаях беззаботную молодую дамочку, которая отправилась в пустыню без сопровождающих.

Кроме того, буря еще не успокоилась окончательно, это было лишь временное затишье. Ему следует направить девушку в запасную палатку дожидаться там погоды, а потом, в сопровождении Абана, – домой. Но Аббас так долго был в пустыне один, а ведь он всего лишь человек. Девушка же была невозмутимой и дерзкой, зрелой не по годам; она знала, что к чему…

Он проводил ее назад в палатку. Как же она путается в своих юбках, похожая на неуклюжего олененка! Огромные карие глаза и копна золотистых волос, выбивавшихся' из-под покрывала, лишь усиливали сходство. Она особенно нравилась ему в этом покрывале, которое очень шло девушке, делала ее образ нежнее.

– Идет еще одна буря? – сердито спросила Зара, поворачивая к нему лицо, когда порыв ветра сорвал ткань с ее головы.

– Думаю, нам следует переждать непогоду в палатке, – ответил Аббас.

– Если это еще одна буря, то надолго?

По правде говоря, он и сам не знал этого. Во время учебы в бизнес-школе в Гарварде их не учили предсказывать погоду.

– Чем займемся, чтобы скоротать время? – Он заглянул в ее глаза, и чувства, без того обостренные днями самоотречения в пустыне, вырвались из-под контроля. Разве не ирония судьбы, что пустыня подарила ему эту девушку? Их встреча за тысячи миль от цивилизации была невероятной, но она пришла к нему с рассветом, его девственница, его Адара… Когда они оба удовлетворят свои желания и его ум снова станет ясным, он вернется в Заддару и приступит к своим обязанностям. Сейчас же лишь одна мысль стучала у него в мозгу. В природе не существует совпадений, существует только судьба.

Зара направилась проверить свою камеру, а он, наблюдая за ней, внезапно смягчился.

– Можете фотографировать на память о вашем путешествии, но только предметы и все, что вас окружает. Меня не снимайте. – Сказав это и заметив радостное изумление на ее лице, Аббас почувствовал, что ему доставляет удовольствие радовать девушку.

– Спасибо, обещаю сделать все быстро…. – Она потянулась за камерой. – Я знаю, что была не очень покладистым гостем. Вы прощаете меня?

Она взглянула на него, и мольба в ее глазах перевернула его душу. Его разрешение фотографировать что-то изменило в их отношениях. Между ними возникло взаимопонимание.

Она очень хорошо знала свое дело. Сделав несколько снимков палатки и предметов, девушка отложила камеру.

– Все, я закончила. Спасибо.

Его взгляд скользнул по губам Зары, немного покрасневшим оттого, что она закусывала их во время съемки, концентрируясь на работе. Теперь в ее глазах стояли немые вопросы: считает ли он ее привлекательной? Хочет ли он ее? Готов ли он заняться с ней любовью? Конечно, на все три вопроса был один ответ – «да». Ее влажные губы были чуть приоткрыты. Она смело смотрела ему в глаза. Прекрасная женщина и готова ко всему.

– Три дня и три ночи? – Ее вопрос прозвучал как просьба. Она смотрела прямо на него, и его желание вспыхнуло с новой силой. Он многого ожидал от своего уединения в пустыне, но не этой самоуверенности молодой женщины, которая явилась из ниоткуда, как подарок…

– И потом мы расстанемся, ничего друг от друга не требуя, – подтвердил он.

В палатке установилась тишина, и они оба понимали, что исход может быть только один. Никто из них не хотел нарушать этот прекрасный момент. И когда свирепый порыв ветра бросил Зару в его объятия, Аббас тихо возблагодарил бурю, налетевшую на его палатку.

Прошло несколько мгновений, Зара успела почувствовать восхитительный запах Аббаса и его тепло, проникающее через тонкую ткань ее платья, прежде чем он подхватил ее на руки.

– Мы ничего не потребуем друг от друга? – шепотом повторила она его слова.

– Только это, – пробормотал он, неся ее к ложу.

Она чувствовала себя такой защищенной, что даже песок, ударявшийся о стены палатки, казался чем-то из другого мира. Ее тело было настроено на этого мужчину, ожидая его прикосновений, желая почувствовать его страсть. Все это время он был настолько сдержан, настолько контролировал себя, что сейчас у Зары было единственное желание – увидеть, как он теряет этот контроль.

Аббас опустил ее на покрывало, и она потянула его за собой. Удерживая ее лицо в своих теплых ладонях, он прильнул к ее губам долгим поцелуем.

У Зары голова пошла кругом, она хотела большего – почувствовать его каждой клеточкой своего тела, поэтому обхватила Аббаса, тесно прижимаясь всем телом, пока он не отодвинул ее от себя. Она сразу же проявила недовольство:

– Почему?..

Аббас улыбнулся:

– Твоя одежда…

К счастью, одежды на ней было немного, и Зара поспешно принялась снимать с себя платье.

– Позволь мне…

– Твою одежду тоже, – приказала она, горя от нетерпения почувствовать его обнаженное тело рядом с собой.

Когда Аббас снял свой халат, Зара задохнулась от восхищения. Он превзошел все ее ожидания. Это был самый прекрасный мужчина, какого она только могла себе вообразить. Положив ему руки на плечи, она изучала его опытным взглядом художника. Он был словно ожившая статуя в бронзе с красивым рельефом мышц. Поглаживая его, она наслаждалась, видя его восставшую плоть и то, как он вздрагивает от ее прикосновений. Аббас был таким большим, таким мощным, что Зара невольно залюбовалась игрой мышц под загорелой кожей. Он позволил ей насладиться увиденным в полной мере, едва прикасаясь к ней. И это возбуждало сильнее самых смелых ласк. Он знал, как разжечь страсть, и каждое его прикосновение высекало отдельную искорку большого пламени.

6
{"b":"394","o":1}