ЛитМир - Электронная Библиотека

И вот теперь на открытие выставки Зара по-настоящему нервничала. Она снова посмотрела на часы. Осталось двадцать минут…

За десять минут до открытия в зале ярко вспыхнуло освещение. Зара оглядывалась вокруг и с трудом верила, что это ее работы. Складывалось впечатление, что эту выставку фотографий сделал тот, кто любит Заддару.

Ее взгляд устремился в дальний конец комнаты, где большую часть стены занимала фотография, ставшая эмблемой выставки. Это был снимок бедуина с аристократическим профилем. Образ Аббаса в черных, кремовых и золотых тонах пустыни доминировал в зале. Эту фотографию первой увидят входящие в зал люди. От одного взгляда на этот снимок у Зары взволнованно заколотилось сердце. Она с трудом верила, что была в его объятиях и что он так нежно целовал ее… Снимок сумел передать его мощь и величие, и, нравится ей это или нет, Аббас действительно предстает королем пустыни. Пустыня – его дом, а он – пламя в сердце королевства Заддара.

Дрожь от волнения пробежала по позвоночнику Зары, она снова взглянула на часы. До открытия выставки оставались считанные минуты. Мимолетный взгляд в зеркало показал, что она бледна, как привидение. Ей следовало вспомнить о губной помаде и надеть что-нибудь другое, не в черных тонах. Лишь волосы, казалось, имели жизненную силу, но лежали в беспорядке…

– Оставь свои волосы в покое, – бросился к ней Гедеон. – И так вся в черном, без украшений, если ты еще и волосы соберешь в пучок, тебя не отличишь от вазы.

– Замолчи, Гедеон. – Ламберт окинул девушку внимательным взглядом из-под пенсне. – Зара выглядит очень элегантно.

– Я и говорю, только когда волосы свободно лежат на плечах.

Зара потихоньку ускользнула от них. Первые аккорды выбранной ею музыки зазвучали в зале, и это был сигнал к открытию дверей галереи для посетителей.

Она чувствовала, как звуки музыки отдаются у нее в ногах, заполняют зал заразительным ритмом барабанного боя… На минуту поддавшись соблазну, она закрыла глаза и откинула голову, чтобы насладиться музыкой. За ее спиной открылись огромные двери, но она не двигалась. Она чувствовала, как ее окутывает прохладный вечерний воздух, а представители художественных кругов Лондона заполняют зал…

Зара предпочитала оставаться неизвестной и смешаться с толпой, чтобы услышать мнение о выставке. Но толпа теснила ее, и она нашла убежище в уголке зала за одной из призовых ваз Гедеона, страстно желая избавиться от толкотни. Бросив виноватый взгляд на одну из многочисленных камер слежения, она вспомнила, что за пультом управления никого нет. Все сотрудники галереи сегодня работали в зале, и она с облегчением поняла, что ее неуклюжесть останется незамеченной. При этом ее не оставляло странное чувство, что за ней наблюдают…

– Вы видите эту девушку?

– Боюсь, что нет, ваше величество. – Сколько ни вглядывался посол Заддары в экран монитора, ничего, кроме тени огромной и непривлекательной вазы, он не видел. Он хотел обратить внимание шейха на другие мониторы, где картинка была более интересной, но и там требовалась настройка. А кроме того, указывать шейху Шахину было нелегко.

Посол тихо стоял сзади, ожидая дальнейших указаний. Изображение на экране оставалось прежним, но шейх продолжал изучать его.

– Ладно, – выпрямившись в полный рост, Шахин указал послу на столик, где для них был приготовлен кофе, – подождем, пока толпа разойдется, потом я сам все посмотрю.

– Я бы мог освободить галерею немедленно…

– В этом нет необходимости. – Это был спонтанный визит. Пустыня без маски – интригующее название для выставки. Проезжая мимо галереи на дипломатической машине, он увидел афишу и попросил водителя притормозить. Последовавший за этим телефонный звонок посла владельцу галереи позволил им войти туда через служебный вход. Шейх любил сдержанность и никогда не пользовался своим именем для пущей важности.

– Хороший кофе, – убеждал Шахин посла, который все стремился что-нибудь сделать, – я подожду здесь. – Но расслабленные манеры только прикрывали его волнение. На экране монитора фотографии были плохо видны, и ему не терпелось подойти к ним ближе… – Спокойно, – пробормотал он сам себе.

– Ваше величество? – Посол оживился, чувствуя, что сейчас последуют указания.

– Купи выставку…

– Купить?

– Да, все фотографии выставки. – Протягивая послу коробочку с маленькими красными этикетками, Шахин указал пальцем на дверь. – На каждое фото приклей такую этикетку. Я хочу купить все эти фотографии, Рашид. – Он сделал жест послу поторопиться, теперь он хотел побыть один.

Этот импульсивный визит в галерею был из разряда тех слабостей, на которые у него не было времени. Вернувшись после уединения в пустыне, Шахин узнал имя своей подопечной, ответственность за которую перешла к нему после смерти отца, и чувствовал настоятельную необходимость послать к девушке человека, который объяснит ей, что все будет как прежде. Именно по этой причине он приехал в Лондон. Надо было найти ее, представиться и объяснить…

Пробиваясь сквозь толпу, Зара направилась к сцене, где с фотографии в молчаливом великолепии смотрел в зал бедуин. На полпути она заметила в одном конце зала Гедеона, в другом – Ламберта, оба вежливо беседовали с посетителями. Действительно, все складывалось удачнее, чем она ожидала. Но как только Зара позволила себе немного расслабиться, она услышала недовольный ропот посетителей…

Подопечная шейха после окончания школы перемещалась повсюду, как лодка без якоря, поэтому люди Шахина не смогли сразу определить ее местонахождение. Его отец Абдулла как-то безответственно относился к этому делу, не сохранилось даже последнего адреса Зары. Дело затруднялось еще и тем, что все деньги, которые она получала из казны Заддары, девушка до последнего пенни отправляла в фонды защиты живой природы.

Достав из кармана фотографию, Шахин снова и снова изучал ее. Упрямый подбородок, взгляд прямо в камеру. Она напоминала ему кого-то… Шахин попытался представить, как выглядит эта девушка сейчас. Она могла изменить цвет волос, имя, да все, что угодно… Она стала неузнаваемой для команды частных сыщиков, которых он нанял. В школе могли бы дать более позднюю фотографию, но теперь уже поздно думать об этом. Он надеялся, что детективное агентство найдет что-нибудь. Странно, что у человека нет живых родственников, близких друзей или партнеров – никого.

– Ваше величество? – Посол поспешил вернуться в комнату, ведь его услуги могли понадобиться в любую минуту. Шахин поднял руку, прося не нарушать тишину. Ему надо еще немного поразмыслить. Посол уважительно склонил голову и остался в тени.

Какими бы ни были обстоятельства смерти ее родителей, он нес ответственность за нее.

Зара была не просто разочарована, она была шокирована. Галерея пустела, посетители начали как-то покорно расходиться, словно над ними нависла неожиданная угроза. Даже некоторые из самых рьяных коллекционеров направились к выходу. Зара ощутила внутри слабость и пустоту от одной только мысли, что выставка опустеет, едва открывшись… Отчаявшись, она встретилась взглядом с Гедеоном и была удивлена его бодрым видом. Она отошла в сторону, ожидая, пока он закончит разговор с кем-то из гостей. А в это время другие приглашенные гости продолжали покидать галерею.

– Гедеон… Что случилось? – спросила его Зара, когда они остались одни.

– Замечательная новость, – сказал Гедеон, обнимая ее за плечи.

– Замечательная?! О чем ты? Посмотри, все уходят. – Зара была настолько подавлена, что у нее даже не было сил противостоять Гедеону, когда он, взяв ее под руку, направился в боковую комнату, где они могли поговорить наедине. Подождав, пока он закроет дверь, она спросила: – Гедеон? Теперь ты можешь сказать мне правду. Им не понравилось?

– Что? – Он с изумлением посмотрел на нее. – Все просто без ума от твоих работ, как я и говорил тебе. Они в восторге, и я не удивлен…

9
{"b":"394","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Орудия Ночи. Жестокие игры богов
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Муж, труп, май
Создавая инновации. Креативные методы от Netflix, Amazon и Google
Сад бабочек
Девушка Online. В турне
Работа под давлением. Как победить страх, дедлайны, сомнения вашего шефа. Заставь своих тараканов ходить строем!
По следам «Мангуста»
Тайны Баден-Бадена