ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так и прибыл Монмут – без спутников, инкогнито. Он сидел в кресле, которое Болструд сравнил с троном людоеда, Элиза и Болструд – на скрипучих стульях из хворостин. Болструд пытался официально представить клиента, но…

– Итак, – сказала Элиза, – совсем недавно вы утверждали, что обычай сражаться при помощи оружия устарел и…

– Мне выгодно, чтобы люди думали, будто я впрямь верю в эту чепуху, – отвечал Монмут, – а женщины обманываются охотнее всех.

– Почему? Потому что на войне женщины становятся добычей, а нам это не нравится?

– Полагаю, да.

– Я была добычей, и мне это не понравилось. Ваша небольшая лекция о современности в некотором роде меня вдохновила.

– Как я сказал, женщины обманываются охотнее других.

– Вы знакомы?! – выговорил наконец Болструд.

– Как показал мой покойный папенька, те из нас, кому предопределено гореть в аду, должны хоть немного поразвлечься при жизни, – пожал плечами Монмут. – Мужчины и женщины – не пуритане – сходятся самыми разнообразными способами! – добавил он, нежно смотря на Элизу. Взгляд Элизы должен был ледяной сосулькой пронзить его насквозь, однако Монмут отвечал лишь лёгким чувственным трепетом.

Элиза сказала:

– Если вы так легко пошли у д'Аво на поводу и отвернулись от Марии, что проку будет от вас на английском троне?

Монмут уронил челюсть и взглянул на Болструда.

– Я этого не говорил! – запротестовал тот. – Только сказал, что мы собираемся закупить.

– Из чего со всей очевидностью следовали ваши намерения, – заметила Элиза.

– Не важно, наверное, – проговорил Монмут. – Поскольку мы не можем сделать закупки без какого-то обеспечения, а обеспечение в данном случае – трон.

– Мне сказали иначе, – промолвила Элиза. – Меня уверили, что за всё будет уплачено золотом.

– Да – после.

– После чего?

– После того, как мы завоюем Англию.

– Ой.

– Большая часть Англии на нашей стороне – это дело от силы нескольких месяцев.

– А большая часть Англии вооружена?

– Он говорит правду, – вставил Гомер Болструд. – Всюду, где он появляется в Англии, народ выходит на улицы, разводит костры и жжёт чучела Папы.

– Так что помимо закупки требуемых товаров вы просите временный заём, обеспечением в котором станет…

– Лондонский Тауэр, – успокаивающе пообещал Монмут.

– Я торгую акциями, но я не акционер, – сказала Элиза. – Я не могу быть вашим финансистом.

– Как вы можете торговать акциями, не будучи акционером?

– Я торгую дукатовыми акциями, составляющими одну десятую от настоящих акций Ост-Индской компании, поэтому куда более ликвидными. Я держу их – или опционы – ровно столько, чтобы получить небольшую прибыль. Вашей светлости надо будет проделать на коньках сорок миль вон в ту сторону, – она указала на северо-восток, – и договориться с амстердамскими ростовщиками. Среди них есть настоящие князья рынка, владеющие целыми мешками акций Ост-Индской компании. Однако поскольку вы не можете положить лондонский Тауэр в карман и поставить его на стол в качестве обеспечения, вам потребуется что-то другое.

– Мы это знаем, – заверил Болструд. – Мы просто даём вам понять, что, когда дело дойдёт до оплаты, её внесем не мы, а…

– Некий легковерный заимодавец.

– Не такой уж легковерный. С нами значительные люди.

– Могу я поинтересоваться кто?

Болструд и Монмут переглянулись.

– Не сейчас. Позже, в Амстердаме, – сказал Болструд.

– Ничего не выйдет. У амстердамцев более чем достаточно надёжных начинаний для вложения лишних средств, – возразила Элиза. – Впрочем, возможно, удастся добыть деньги иным способом.

– Где вы предлагаете их добыть, если не у амстердамских ростовщиков? – спросил Монмут. – Моя любовница уже заложила свои драгоценности – этот ресурс исчерпан.

Несколько долгих минут Элиза смотрела в огонь, затем повернулась к собеседникам.

– Мы можем получить их от господина Слёйса.

– Это тот, что предал свою страну тринадцать лет назад? – с опаской спросил Болструд.

– Он самый. У него много связей среди французских инвесторов, и он очень богат.

– Так вы хотите его шантажировать?.. – спросил Монмут.

– Не совсем. Сперва мы найдём другого инвестора и расскажем тому о вашем плане вторгнуться в Англию.

– Это тайна!

– Он будет всячески хранить тайну – ибо, как только узнает о ваших намерениях, начнёт играть на понижение акций Ост-Индской компании за счёт коротких продаж.

– Я слышал, как голландцы и евреи говорят об «игре на понижение», но не знаю, что это значит, – сказал Монмут.

– На рынке есть две воюющие фракции: liefhebberen[39] или «быки», которые хотят, чтобы акции росли, и contremines[40], или «медведи», которые хотят, чтобы они падали. Часто несколько «медведей» входят в тайный сговор и распространяют ложные слухи о пиратах либо начинают демонстративно сбывать акции по очень низкой цене, чтобы посеять панику и сбить цену.

– Как же они зарабатывают на этом деньги?

– Подробности не важны. Можно продавать акции на срок без покрытия, то есть акции, которых у продавца на самом деле нет, – это называется «короткие продажи». Наш инвестор – как только мы расскажем ему о ваших планах – начнёт строить игру в расчёте на то, что акции Ост-Индской компании упадут. И будьте покойны – они упадут. Несколько лет назад всего лишь слухи об ухудшении англо-голландских отношений уронили акции на десять-двадцать процентов. Как только станет известно о вторжении, они упадут ниже некуда.

– Почему? – спросил Монмут.

– У Англии мощный флот. При плохих отношениях с Голландией она может блокировать морскую торговлю, и Ост-Индская компания камнем пойдёт на дно.

– Однако я буду куда более дружествен голландцам, чем король Яков!

У Болструда тем временем лицо стало такое, будто его душат невидимым шнурком.

Элиза набрала в грудь воздуха, улыбнулась Монмуту, затем подалась вперёд и положила ладонь ему на руку.

– Естественно, когда станет ясно, что ваш мятеж увенчается успехом, акции Ост-Индской компании взмоют, как жаворонок поутру. Но поначалу на рынке будут преобладать невежды, которые по глупости вообразят, будто Яков возьмёт верх и станет мстить голландцам за то, что их страна послужила плацдармом для вторжения.

Болструд немного успокоился.

– Значит, поначалу акции будут дешеветь, – рассеянно произнёс Монмут.

– Покуда не прояснится истинная ситуация. – Элиза ещё раз твёрдо похлопала его по руке и выпрямилась.

Гомер Болструд, кажется, успокоился окончательно.

– В этот промежуток, – продолжала Элиза, – наш инвестор сможет получить колоссальную прибыль на коротких продажах. В благодарность он охотно купит вам порох и свинец для вторжения.

– Однако этот инвестор не господин Слёйс?

– При игре на понижение кто-то остаётся в барыше, а кто-то – внакладе, – сказала Элиза. – Внакладе останется господин Слёйс.

– Почему именно он? – спросил Болструд. – Это может быть любой спекулянт, играющий на повышение.

– Короткие продажи запрещены три четверти века назад! Против них изданы многочисленные эдикты, в том числе во времена штатгальтера Фридриха-Генриха. Если покупатель понёс убытки, он вправе «апеллировать к Фридриху».

– Фридриха-Генриха давно нет в живых! – возмутился Монмут.

– Это просто термин, означающий, что обязательства по контракту можно не выполнять. Контракт аннулируется в суде.

– Однако если верно, что при коротких продажах кто-то всегда останется внакладе, то эдикт Фридриха-Генриха должен был покончить с такой практикой!

– О нет, ваша светлость, в Амстердаме процветают короткие продажи! Многие спекулянты ими живут!

– Почему же все проигравшие не апеллируют к Фридриху?

– Дело в том, как составлен контракт. При достаточной ловкости можно поставить проигравшего в такое положение, что он не сможет апеллировать к Фридриху.

вернуться

39

Любители (фламанд.).

вернуться

40

Контрмины (фр.).

48
{"b":"395","o":1}