A
A
1
2
3
...
53
54
55
...
69

Господин Слёйс был не в настроении молиться. Он думал. Даже в полутьме, за миазмами табачного и свечного дыма, Элиза могла прочесть мысли на его лице: «Раз Монмут собрался рубить турок в Венгрии, значит, он не воспользуется Голландией как плацдармом для высадки в Англии – англо-голландские отношения не испортятся – английский флот не станет топить голландские купеческие суда – акции Ост-Индской компании пойдут вверх». Слуга навис над его плечом, что-то записывая и загибая пальцы. Потом резко кивнул, словно чайка, пикирующая на добычу, и пропал.

Элиза завела руки за голову и развязала вуаль. Потом стала слушать оперу.

В ста футах от неё Авраам де ла Вега прятался за кулисами с подзорной трубой, стёкла для которой отшлифовал его троюродный брат Барух де Спиноза. Через эти стёкла он видел, как соскользнуло покрывало. Авраам де ла Вега, девяти лет от роду, тенью птицы в ночи шмыгнул через заднюю дверь на улицу, где дожидался верхом на резвом коне его дядя Аарон де ла Вега.

– Он уже предложил сделать вас герцогиней? – спросил в антракте д'Аво.

– Сказал, что сделал бы, если бы не отказался от претензий на трон, – отвечала Элиза.

Д'Аво позабавила её осторожность.

– Поскольку ваш кавалер возобновил платоническую дружбу с принцессой, не позволите ли сопроводить вас в ложу господина Слёйса? Мне больно видеть вас в небрежении.

Элиза взглянула на штатгальтерскую ложу. Мария была там, но Вильгельм уже ускользнул, уступив поле боя Монмуту. Мария чуть ли не плакала: весть, что доблестный Монмут уезжает сражаться с турками, разбила ей сердце.

– Я так и не увидела принца, – посетовала Элиза, – только его затылок, когда он уходил.

– Поверьте, мадемуазель, смотреть особенно не на что. – Д'Аво подал Элизе руку. – Коли правда, что ваш кавалер вскоре отбывает на Восток, вам потребуются новые воздыхатели. Сказать по чести, давно пора. Франция изо всех сил старалась цивилизовать Монмута, но англосаксонский дух выветрить нелегко. Он так и не научился французской сдержанности в словах.

– Монмут сболтнул лишнее? Какой ужас! – весело произнесла Элиза.

– Весь Амстердам и примерно половина Лондона и Парижа наслышаны о ваших чарах. Однако, хотя описания герцога невыразимо скабрезны – когда не совершенно бессвязны, – культурные господа способны заглянуть дальше непотребства и понять, что вы обладаете и другими достоинствами помимо чисто гинекологических.

– Говоря «культурные», вы разумеете «французские»?

– Знаю, что вы меня дразните. Вы ждёте, что я отвечу: «Все французские господа культурны». Увы, это не так.

– Мсье д'Аво, мне удивительно слышать от вас такие слова.

Они были уже почти у входа в ложу.

– Как правило, в ложе, куда мы с вами войдём, в обществе таких, как Слёйс, встречаются французские господа самого низкого разбора. Однако сегодняшний вечер – исключение.

– Людовик Великий – как он сам себя теперь именует – выстроил новый дворец под Парижем, в месте под названием Версаль, – сказал ей Аарон де ла Вега несколько дней назад, во время одной из встреч в тесном еврейском квартале Амстердама, который, по совпадению, примыкал к Опере. – И перенёс туда свой двор.

– Я слышал об этом, но не поверил, – сказал тогда Гомер Болструд. С евреями он явно чувствовал себя свободнее, чем с англичанами. – Перевезти столько людей из Парижа – безумие какое-то!

– Напротив – гениальный ход, – возразил ему тогда де ла Вега. – Помните греческий миф об Антее? Для французской знати Париж – земля-матерь: там у них есть власть, информация, деньги. Людовик, переселив их в Версаль, уподобился Геркулесу, который оторвал Антея от земли и тем принудил покориться.

– Очаровательное сравнение, – сказала тогда Элиза, – но какое отношение оно имеет к нашим делам с господином Слёйсом?

Де ла Вега позволил себе улыбнуться и взглянул на Болструда, решительно не настроенного на веселье.

– Слёйс – из тех богатых голландцев, которые заигрывают с французами. Он прикармливал их с войны 1672 года – по большей части безуспешно, ибо они находили его грубым и неотёсанным. Теперь всё переменилось. Французские аристократы кормились от своих поместий; Людовик заставил их держать дом не только в Париже, но и в Версале, разъезжать в каретах, носить роскошные наряды и парики…

– Они отчаянно нуждаются в деньгах, – сказал тогда Болструд.

В Опере, перед дверью в ложу Слёйса, Элиза спросила:

– Вы о тех французских дворянах, что, не довольствуясь обычаем, хотят играть на амстердамской бирже, дабы содержать выезд и любовницу?

– Вы меня развращаете, мадемуазель, – отвечал д'Аво. – Как я смогу вернуться к обычным женщинам – тупым и невежественным – после бесед с вами? Да, как правило, ложа Слёйса переполнена такого рода французскими дворянами. Однако сегодня он принимает молодого человека, который получил своё состояние как положено.

– То есть?..

– Унаследовал… вернее, унаследует от отца, герцога д'Аркашона.

– Не будет ли вульгарностью поинтересоваться, как герцог д'Аркашон приобрёл это состояние?

– Кольбер увеличил французский флот с двадцати кораблей до трех сотен. Герцог д'Аркашон – адмирал этого флота. Он руководил почти всем строительством.

Пол у кресла господина Слёйса был усеян мятыми бумажками. Элизе очень хотелось разгладить их и прочесть, однако его брутальное веселье и то, как он разливал шампанское, говорили ей, что вечерние торги идут успешно – во всяком случае, так полагает Слёйс.

– Евреи не ходят в Оперу – вера не позволяет! Аарон де ла Вега пропустил замечательное зрелище!

– «Не посещай Оперу»… Это Исход или Второзаконие? – спросила Элиза.

Д'Аво – непривычно нервозный – воспринял её слова как остроту и скривился в улыбке, жидкой, словно спитой чай. Господин Слёйс принял их за глупость и пришёл в сексуальное возбуждение.

– Де ла Вега по-прежнему играет на понижение! И будет делать это до завтра – пока утром не услышит новости и не велит своим брокерам остановиться!

Слёйс был почти возмущён, что так легко огребёт кучу денег.

Казалось, он готов сколько угодно пить шампанское и зариться на Элизин пупок под пение толстых дам, но вынужден был отвлечься на очень грубую возню в своей собственной ложе. Элиза обернулась и увидела, что молодой французский дворянин – сын герцога д'Аркашона – стоит у перил ложи, а его обнимает – страстно и, быть может, чересчур сильно – лысый человек с расквашенным носом.

Мамочка всегда учила Элизу не пялиться на посторонних, но сейчас она просто не могла удержаться. Молодой Аркашон перекинул ногу через перила, словно хочет сигануть в пустоту. На тех же перилах опасно балансировал большой и довольно хороший парик. Элиза шагнула вперёд и подхватила его. Это определённо был парик Жана-Антуана де Месма, графа д'Аво, а значит, лысый человек, удерживающий молодого Аркашона от самоубийства, мог быть только послом.

Д'Аво, с неожиданной в столь рафинированном господине силой, отшвырнул наконец молодого человека назад в кресло, ловко срежиссировав это па так, чтобы самому оказаться рядом на коленях. Он вытащил из кармана носовой платок и, держа его под носом, чтобы унять кровь, принялся жарко увещевать молодого человека, который сидел, закрыв руками лицо. Говоря, посол то и дело искоса поглядывал на Элизу.

– Молодой Аркашон играл на понижение акций Ост-Индской компании? – спросила та Слёйса.

– Отнюдь, мадемуазель…

– Ах, забыла. Он не из тех, кто балуется спекуляциями. Но зачем ещё сыну французского герцога приезжать в Амстердам?

У Слёйса стало такое лицо, будто он поперхнулся костью.

– Не важно, – беспечно проговорила Элиза. – Уверена, что это ужасно сложно – я ничего не смыслю в таких делах.

Слёйс успокоился.

– Я только пытаюсь понять, из-за чего он хотел покончить с собой – если таково было его намерение.

– Этьенн д'Аркашон – самый учтивый человек во Франции, – выразительно проговорил Слёйс.

54
{"b":"395","o":1}