ЛитМир - Электронная Библиотека

Да, у меня есть на этот счет кое-какая идейка.

– Спасибо за предупреждение, друг. Я запомню.

Он указал мне на лифт с табличкой «Транзитный», и я вошел в кабину. Подчиняясь указаниям синтезированного голоса, я вставил пропуск в приемную щель, и лифт немедленно вознес меня на следующий уровень.

Двери открылись, и тот же компьютерный голос посоветовал мне, как пройти к остановке справа.

С высоты сорок футов город выглядел иначе. Отсюда ясно просматривался лабиринт дорог верхнего уровня, и по сравнению с его двойником внизу, казался совершенно пустынным. Кроме того, верхние улицы были "не правдоподобно чистыми, видно было, что за ними хорошо ухаживают. Они не копировали рисунок улиц внизу, и, помня, о чем говорил Рок, я сделал вывод, что верхние дороги соединяют лишь точки, имеющие определенную важность, и им нет надобности проходить повсюду.

Осматриваясь, я видел несколько высоких зданий, но ни одно из них не доставало до Застывшей Тени. Взглянув на юг, я различил вдали комплекс «Лорики», а на западе – сплошную стену, ограждающую Центр.

В ожидании «ультра-шаттла», который должен был доставить меня к "Эрнесто Апстрит", я подошел к газетному киоску-автомату и сунул пятерку в приемную щель.

Размышляя над выбором, я отметил, что сейчас середина июня, и, наконец, взял журнал "Феникс Метро". Раз уж я застрял здесь, неплохо бы узнать побольше об этих местах.

Получив свой журнал и две медные долларовые монеты с профилем Колумба, которые автомат выдал на сдачу, я начал пролистывать страницы и на одной внезапно увидел знакомую физиономию. В "Где они теперь?" красовался Хэл Гаррет, окруженный улыбающимися подростками. Я прочел:

Когда Хэл Гаррет отказался от годового контракта стоимостью пять с половиной миллионов долларов, многие полагали, что он окончит свои дни в государственной богадельне на углу Двадцать четвертой улицы и Ван Бюрен. «Нелегко было отказаться от такой суммы, но я почувствовал, что упускаю что-то более важное». Гаррет, который набирал по двадцать восемь очков за матч, выступая за «Феникс Санз» в прошлом сезоне, был, казалось, настроен продолжать игру и после сорока лет, поэтому его отказ играть в следующем году ошеломил большинство наблюдателей.

Гаррет, ныне главный исполнительный директор благотворительного фонда «Солнечный луч», говорит, что оставил баскетбол, но не высшую лигу. "Как только выпадает возможность, я отправляюсь в парк и играю с подростками. Спорт может послужить способом выбраться из Затмения, но лишь для немногих счастливцев. Если наши ребята хотят жить лучше, чем их родители, они должны научиться не убивать друг друга и найти себе дело.

По контексту я понял, что фонд "Солнечный луч" помогает подросткам получить средства и подготовку, необходимые, чтобы закончить образование. Еще в статье отмечалось, что Гаррет, поселившись на углу Тридцать шестой улицы и Палм Лэйн, обитает не так уж далеко от своего прежнего жилища в Центре, но утверждает, что теперь, в отличие от тех дней, чувствует, что вернулся домой. Этот пассаж почему-то вызвал у меня легкую улыбку, и я не спешил с ней расставаться.

Сине-желтый «ультра-шаттл» оповестил о своем прибытии пронзительным визгом тормозов. Двери открылись, и, ступив на борт, я сунул свой пропуск в считыватель рядом с водительским местом. На маленьком экране справа появилось название пункта назначения.

Водитель закрыл двери и рванул с места прежде, чем я успел сесть, но я смело бросил вызов силе инерции и без особых затруднений уселся.

Статья о Гаррете добавила кое-что к моим догадкам о Койоте и его организации. Койот помог Эстефану, когда тот впервые появился в городе. Не менее вероятно было то, что Койот заметил усилия Гаррета в "Солнечном луче" и организовал взаимодействие, чтобы эффективнее использовать ресурсы и избегать дублирования. В эту схему отлично вписывался и Рок Пелл в роли проныры, который перелетает между различными группировками и собирает информацию.

Общая картина стала яснее, но на заднем плане моего сознания затаился назойливый вопрос: "Зачем они мне помогают?" Поразмыслив, я решил, что дело все-таки было в том, что я попал в беду. Еще я подозревал, что в будущем они захотят, чтобы и я им помог. Я вспомнил слова Эстефана о "плате следующему" и подумал, что раз Койот помогал другим неудачникам, то мой случай не является чем-то особенным. Это немного успокоило мою подозрительность.

Исполнив еще одну симфонию для визжащих тормозов, «ультра-шаттл» высадил меня возле «Эрнесто-Апстрит». Здание удивительно напоминало изысканный ресторан, и, если ряд дорогих автомобилей на стоянке о чем-нибудь говорил, ресторан, посещаемый людьми преуспевающими. Фасад его, с гладкими дорическими колоннами, был облицован искусственным мрамором и украшен уменьшенной копией микеланджеловского «Давида», благопристойно снабженной фиговым листком.

Привратник выжидательно положил руку в белой перчатке на дверную ручку, но я покачал головой, прошел к стоянке и протянул талон прыщавому юнцу, сидевшему в маленькой будке.

– Машина была здесь последние два дня. Я немного задержался.

Юнец пожал плечами и, отложив книжку с комиксами, сунул талон под считыватель, похожий на тот, которым пользовался охранник на пропускном пункте "Билдмора".

– Нет проблем, она еще здесь. С вас причитается за хранение. Двадцать семь пятьдесят.

Я вынул из бумажника три банкноты с портретом Рейгана, и он деловито пропустил их кодовые полосы через считыватель.

– Сдачи не надо, – сказал я.

На юнца моя щедрость не произвела ни малейшего впечатления. Он встал и пошел за моим автомобилем.

Я взглянул на экран, но не смог разобраться в кодах. Из этой мешанины цифр и букв можно было бы многое узнать о моей жизни, но я был слеп.

Однако слепота моя не распространялась на автомобиль, который привел юнец. Огненно-красный «лансер» выглядел скорее не машиной, а акулой, охотящейся на пешеходов. Разумеется, он был местного производства, собранный скорее всего на заводе «Джи-Ди-Эм» в западном Фениксе, но на международных состязаниях он мог обставить кого угодно. Я смутно припомнил уличные гонки на «лансере» против "мицубиси-феррари камикадзе" – это вполне могло сойти за вторую битву при Мидуэе.

Улыбка на лице юнца была вызвана не банкнотой с Рейганом, которую я ему дал, а короткой поездкой в моем автомобиле.

– Я о нем хорошо заботился.

– Уж я ценю это, поверь. – Я скользнул за руль, и парень захлопнул дверцу. Я пристегнул поясной ремень, но прежде чем закрепить сдвоенные ремни через грудь, открыл перчаточный ящик. Он был не таким большим, как в «элите» Рока, никакой косметики в нем не оказалось, но зато я нашел там нечто такое, что для меня было дороже золота.

Я быстро развернул прокатную квитанцию и улыбнулся. Удача! Автомобиль был выдан напрокат некоему Тихо Кейну. Имя было мне незнакомо, но я произнес его про себя пару раз, и оно мне понравилось. Подходящее имя, подходящий автомобиль. Теперь бы еще найти того, кто пытался меня убить, и все в порядке. Я аккуратно сложил квитанцию и сунул ее в карман ветровки.

Пристегнув остальные ремни, я включил сцепление и вырулил на дорогу. «Лансер» шел легко, словно вода, текущая по льду. На Тридцать второй улице впереди меня никого не было, и мне невыносимо захотелось как следует разогнать автомобиль. Взглянув в зеркальце в поисках машины "Скорпионз секьюрити" – которую, как я отлично понимал, мне все равно не удалось бы опознать, – я заметил "крайслер ле беф", который выехал со стоянки сразу за мной и быстро меня догонял.

В моей голове словно включилась машинка, оценивающая вероятность одновременного выезда со стоянки двух автомобилей. В городе с трехмиллионным населением они были невелики, если не учитывать того обстоятельства, что в последний раз меня видели именно здесь.

10
{"b":"396","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Моя строгая Госпожа
В объятиях лунного света
Как есть руками, не нарушая приличий. Хорошие манеры за столом
Восхождение Луны
Вечная жизнь Смерти
Гвардия в огне не горит!
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Верность, хрупкий идеал или кто изменяет чаще
Если с ребенком трудно