1
2
3
...
27
28
29
...
65

– Согласен, и это отсекает кое-какие подозрения, хотя и не все. – Хэл сделал заметку на листке бумаги, сложил его и сунул в карман рубашки. – Есть у вас какой-нибудь план решения этих проблем?

– Разумеется. Давайте рассмотрим их в обратном порядке. Вам нужно удержать под контролем «Кровопускателей» и прочие шайки. Предложите им вместе со «Скорпионами» приглядывать за «Арийцами». Я знаю, что им этого не захочется, но если начнется война, многие будут убиты. Вы этого не хотите, но не хотят и они. – Я тяжело вздохнул. – Впрочем, если все же случится худшее, возможно, понадобится прямое вмешательство. Шайки все одинаковы, но «Арийцы», к сожалению, абсолютно не способны проявить благоразумие. Если их убрать, ситуацию вполне можно держать под контролем.

По лицу Хэла я заметил, что мысль об убийстве Генриха понравилась ему не больше, чем в прошлый раз.

– По этому пути мы пойдем, только если не будет иного выбора. Мне кажется, что пока я могу удержать крышку котла. У «Арийцев» не хватит людей, чтобы получить перевес, необходимый для победы в войне, так что какое-то время у нас в запасе имеется. А что нам делать со Скрипичником?

Я улыбнулся.

– У меня есть идея, которую я хотел бы обсудить с Алехандро. Поверьте мне, кое-что нам на этом обломится.

– Ладно. Я дам знать Алехандро, что вы зайдете поговорить к нему. А как насчет поисков Неро Лоринга?

– Если Джитт не добьется успеха, я думаю съездить в Седону.

Впервые я увидел страх в глазах Хэла и потрясение в глазах Бата. Обоих словно ударило током. Бат медленно скрестил руки на груди, а Хэл сцепил пальцы и поставил локти на стол.

– Возможно, вы пересмотрите это решение. Тихо.

– Я стараюсь не подставлять себя под пули, Хэл. В чем дело?

Он глубоко вздохнул, а Нэтч беспокойно заерзала в кресле.

– Седона совсем другая.

– Другая?

Гаррет серьезно кивнул:

– Лет двадцать – тридцать назад Седона была рассадником «мистиков». Люди ездили туда, чтобы заняться медитацией в силовых узлах, которые они называли «воронками». Желающих становилось все больше, и постепенно там сформировались небольшие секты, следующие учению разных гуру. Сперва они вели себя мирно, но когда правительство и фермеры попытались ограничить им доступ на частные земли и в заповедники, секты перешли к прямой конфронтации.

Нэтч слабо усмехнулась.

– Представьте себе «Арийцев», которые судят о вас не по цвету вашей кожи, а по цвету ауры, Кейнмен.

– Вот именно. – Хэл уставился в точку на столе, футах в двух от его рук. – Тамошняя пресса трубит о странных вещах, происходящих в Седоне, а на местных радиостанциях есть целые программы, посвященные "медиумическим явлениям". Семь лет назад там вспыхнула перестрелка, и погибли две съемочные группы, освещавшие ход событий.

Я замигал в изумлении:

– Не хотите ли вы мне сказать, что люди отправляются туда и не возвращаются? Там что, людоеды живут или еще что?

– Или еще что, – сказали сзади.

Я оглянулся и увидел в дверях Марит.

– Что ты имеешь в виду?

– Как говорил Хэл, там есть всякие секты. Если не будешь осторожен, тебе запросто могут промыть мозги.

Приемы известны еще со времен Корейской войны. Но если ты будешь в компании здравомыслящего человека и не станешь слишком тесно с ними общаться, можно туда войти и выйти оттуда.

Я подмигнул Бату:

– Попытка не пытка. Бат пойдет со мной, не так ли?

Бат помотал головой:

– Разбить себе череп, это еще куда ни шло, но только не разум.

Марит подошла и встала у меня за спиной, положив руки мне на плечи.

– Пойду я. Я уже была там и да сих пор в своем уме.

Хэл вскинул голову:

– Да ты свихнулась!

– Нет, поэтому я и пойду. В гараже Центра у меня есть "рейндж-ровер II". Можно даже договориться о проводнике – я фотографировала там одного парня для "Аризона Хайуэйз". – Марит слегка сжала мне плечи. – Мы могли бы выехать утром и вернуться к следующему вечеру.

Из соседней комнаты вышла Джитт с сотовым телефоном в руке:

– Койот хочет поговорить с вами, Тихо.

Помня предыдущий разговор, я взял телефон с некоторым трепетом.

– Кейн слушает.

– Ах, мистер Кейн, как приятно слышать ваш голос.

Могу только восхищаться вашим умением обращаться с пистолетом. Надеюсь, вы не пострадали.

– Нет, сэр, но один «плэттермен» схватил пулю. Мы привезли мистера Костапана, и он согласился помочь нам.

– Прекрасно, хотя с «плэттерменом» получилось нехорошо. Вы понимаете, что Неро Лоринг – это ключ к тайне вашей личности, не так ли?

– Да, сэр. – Я чувствовал, что Хэл не станет удерживать нас с Марит от поездки в Седону, но хотел укрепить свои позиции. – Кстати, Марит и я собираемся в Седону, чтобы исследовать единственную нить, ведущую к Лорингу.

– Седона? – механически измененный голос помедлил мгновение. – Это опасно, но я уверен, вы достаточно опытны, чтобы позаботиться о себе. Будьте осторожны и не путайте безрассудство с отвагой. Если почувствуете страх, выбирайтесь оттуда.

– Понятно, сэр.

– Превосходно. Доброй охоты. А теперь, если вам не трудно, дайте мне, пожалуйста, поговорить с Хэлом.

Я передал телефон Хэлу. Он слушал внимательно, два или три раза вставил "Да, сэр" и выключил телефон.

– Койот одобрил вашу поездку и велел обеспечить вам всю возможную помощь.

– Замечательно. – Я встал и взял Марит за руку. – Я встречусь с Алехандро прямо сейчас, а с утра мы отправимся. Будем звонить перед выездом, в полдень, в четыре и далее каждые четыре часа, пока не вернемся. Если в течение двенадцати часов звонка не будет, высылайте кавалерию или вычеркивайте нас из списков.

Хэл кивнул.

– Не хотите ли увеличить свою огневую мощь?

Я подумал немного и покачал головой:

– Если, чтобы найти Неро Лоринга, придется стрелять, значит, проблема слишком велика и не зависит от размера пушки. Если нам хоть чуть-чуть повезет, я надеюсь обойтись вообще без единого выстрела.

Глава 15

В машине Марит мы вернулись в Центр и пробились в Меркадо сквозь толпы людей, возвращающихся с работы. Стены здания, в котором находилась галерея Алехандро, имитировали кладку из адобы в центре псевдомексиканской деревушки. Они были украшены рисунками по испанским и индейским мотивам, но краски были слишком яркие, древние таких просто не знали. В качестве имитации старины это смотрелось неплохо, но по сути было чуждо тому народу, чья культура подразумевалась.

С другой стороны, интерьер галереи мог быть позаимствован у любого центра изящных искусств. В полукруглом холле было достаточно солнечного света, и Алехандро снабдил его удобными креслами и небольшой стойкой с прохладительными напитками. Красочные плакаты на стенах рекламировали прошлые и будущие выставки, но подлинное искусство хранилось в верхней и центральной галереях.

В противоположность холлу галереи были длинными и узкими. Лестница поднималась крутым зигзагом – она начиналась в центральной галерее, уходила в сторону холла и только потом поворачивала в противоположную сторону, к верхней галерее. Возле подножия лестницы разместилась миловидная секретарша. Она сидела за массивным столом из красного дерева – довольно редкая вещь для нашего времени. Один уголок стола был обломан, и я мог убедиться, что он цельнодеревянный, не фанерованный и не пластиковая подделка.

Секретарша улыбнулась Марит:

– Мисс Фиск, как приятно вновь встретить вас.

– Добрый день, Пац. Алехандро здесь?

Секретарша кивнула:

– У него сейчас клиент, но они должны скоро закончить. Если вы желаете подождать…

– Мы посмотрим картины.

– Я ему передам, что вы ждете.

Мы прошли в центральную галерею и медленно двинулись вдоль нее, любуясь картинами. Стены были выкрашены в нейтральный бежевый цвет, который в сочетании с угольно-серым ковром не отвлекал внимания от выставленных работ. Направленные светильники давали ровно столько света, сколько нужно, чтобы выявить цвета, но не забить их и не создавать бликов.

28
{"b":"396","o":1}