ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Карпатская тайна
Крокодилий сторож
В тихом омуте
Наемник
Во имя Империи!
Книга воды
400 страниц моих надежд
Моя сестра
Обыграй дилера: Победная стратегия игры в блэкджек

Зато дни у меня были заняты в конференц-зале, где я прорывался сквозь гору докладов. Марит помогала, когда могла, и втроем мы кое-как справлялись с потоком информации, которую Джитт вытягивала из компьютерной сети. В конце концов мы пришли к двум заключениям.

Во-первых, все сошлись на том, что «Билдмор», покровительствуя «Арийцам», не ставил целью уничтожить какого-то одного конкурента – этот удар был нацелен на всех. Как оказалось, стратегия «Билдмора» состояла в том, чтобы причинить неприятности и посмотреть, чем пожертвуют другие корпорации ради того, чтобы укрепить безопасность. Если какая-то из дочерних компаний в результате оставалась в пренебрежении, «Билдмор» предпринимал решительные действия и присоединял ее к своей империи.

Джитт подчеркнула, что эта стратегия является, модификацией тактики, которую в двадцатом столетии использовали якудза. Поскольку японцы не, способны на открытый конфликт, они платили якудза, и те делали так, чтобы их оставили в покое. В Соединенных Штатах, чтобы вытряхнуть что-нибудь, необходимо было подорвать бизнес, и эта тактика применялась компаниями в Чикаго, Нью-Йорке и Майами – везде с несомненным эффектом.

Джитт сравнила списки работников «Билдмора» со списками тех корпораций, где раньше использовались похожие приемы, и обнаружила кандидата того человека, которого мы искали. Некто Барни Корвик работал во всех компаниях, которые действовали таким способом, и был недавно принят консультантом в «Билдмор» – чтобы научить компанию бороться против него. В «Билдморе» явно опасались, что «Лорика» начнет применять тактику сильной руки, чтобы увеличить свое влияние в Фениксе.

Его блестящим учеником и связующим звеном с компанией был Синклер Мак-Нил, один из четверых сыновей деспотичного основателя «Билдмора» Дариуса Мак-Нила. Синклер уже умудрился добиться того, что отец от него отрекся, и прожил некоторое время в Японии, где работал в корпорации, интересы которой явно противоречили интересам компании отца. Три года назад он вернулся в «Билдмор» в качестве специалиста по безопасности и быстро сделал карьеру на этом поприще. Было очевидно, что Синклер и есть тот, кто нам нужен.

– Думаю, придется нам поговорить с мистером Мак-Нилом, – сказал я, и тут зазвонил телефон.

Джитт взяла трубку, послушала, сказала: "Я ему сообщу". Положив трубку, она повернулась ко мне:

– Алехандро говорит, что Эстефан Рамирес привез картину. Несколько человек приглашены сегодня вечером на частный просмотр, но он подумал, что вам захочется взглянуть на нее первым.

– Я приду. Марит? Бат? Джитт?

Марит покачала головой:

– Через полчаса мы с Дотти отправимся по магазинам, так что я пас. Надеюсь узнать у нее что-нибудь о Синклере Мак-Ниле, ведь ее муж работает в "Билдморе".

Бат кивнул.

Джитт перевела взгляд с Марит на Бата, потом посмотрела на меня.

– Я не могу отсюда уйти. – Она отправилась в свое темное святилище, но на полдороги остановилась и обернулась:

– Спасибо, что спросили.

Мы втроем погрузились в новый «ариэль», арендованный Марит, и отправились в Центр. Служащий на стоянке, принимая автомобиль, вопросительно взглянул на Бата, но придержал язык и тронул с места без визга покрышек. Марит пошла к Дотти, которая ждала ее на Девятом уровне, а мы с Батом направились через ярус и на другой стороне отыскали эскалатор, который вел на один уровень вниз, к Меркадо.

Я заметил, что Бат все время смотрит по сторонам.

– Ты не был здесь раньше?

Он покачал головой:

– Неофициально.

– Но ты бывал в Центре?

– Один раз, в "Букбиндер Билдинг". Богатый любитель предложил мне десять тысяч долмарок за бой с тайским бойцом, которого он привез самолетом. Устроил ринг в своем люксе, в пентхаусе.

– И чем же закончилось? – Я улыбнулся. – Я знаю, что ты победил.

– Бой вышел за пределы ринга. Я выкинул этого тайца в окно. Ну и еще кое-что побил.

– Что?

– Вазу династии Мин. Серебряный сервиз для почетных гостей. Роденовскую бронзу. – Бат свел брови. – Да, и еще одного профи, полузащитника "Кардиналов".

Он слегка улыбнулся, а я расхохотался от души.

– Так что больше тебя не приглашали?

– Догадливый. – Он указал на закусочную, мимо которой мы проходили. – Точно в такой я дрался в Акапулько.

– Вот здесь, – сказал я Бату, когда мы вышли к галерее Алехандро. – Постарайся ничего не разбить.

Внезапно в окнах галереи полыхнул огонь. Пламя и черный дым рванулись сквозь оконные решетки, и на асфальт посыпались брызги стекла и куски деревянных переплетов. Земля содрогнулась от взрыва, и одна из дверных створок бешено заплясала на мостовой. Взрывной волной нас швырнуло на землю, и по всему Меркадо зазвенели разбитые стекла.

Мы с Батом были далеко от места взрыва и отделались царапинами. Из бара напротив выбегали охваченные паникой люди. На тех, кто сидел у окна, одежда висела клочьями, и по ней ручьями стекала кровь.

Бат поднялся и помог встать мне. Мы побежали к галерее, но огонь, бушующий внутри, был таким жарким, что мы не смогли подойти к двери ближе чем на пять футов. Пламя ревело, оконные решетки были раскалены докрасна. Я попытался заглянуть внутрь, но в дыму ничего не было видно.

Прибыли пожарные, и Бат оттащил меня к скамейке. Я тяжело опустился на нее, а он стоял рядом.

– Господи, Бат, я и подумать не мог…

– Спишут на несчастный случай, короткое замыкание, или скажут, что виновата краска, забытая в кладовке. – Щека у Бата подергивалась. – Это Ведьма.

– Откуда ты знаешь?

– Ты сам говорил мне, что у нее нет вкуса. Она убирает картину с пауком и убирает Алехандро за то, что он привел кого-то на аукцион. Это она.

Я сжал губы и медленно кивнул.

– Ладно, ты это знаешь, и я знаю. Доказать мы не можем.

– Доказательства не нужны, я ЗНАЮ. Доказательства оставь своим друзьям и Неро Лорингу.

– Хорошо, что теперь?

– Я хочу познакомить тебя с одним моим другом. – Бат ухмыльнулся. – Он тебе понравится Он торгует оружием.

Глава 25

Бат привел меня к зданию, похожему на лавочку ростовщика, приютившуюся в тени Центра. Толстый слой пыли наводил, скорее, на мысль о музее, нежели о торговом заведении. Старые потускневшие музыкальные инструменты занимали левую стену, а многочисленные ружья – правую. Они были похожи на старых вояк, готовых атаковать потрепанные телевизоры, радиоприемники и тостеры, нагроможденные посередине. В стеклянных ящиках, вдоль стен, я увидел пистолеты и несколько любопытных ювелирных изделий, но ничего похожего на то, что требовалось, чтобы разгромить «Лорику» и дотянуться до Ведьмы, я не заметил.

Бат прошел сквозь тускло освещенную лавочку, не глядя по сторонам. Подросток, сидевший в кабинке кассира, взглянул на него, нажал кнопку, открывавшую проход в задней стене, и снова уткнулся в старую книжку фантастики. На меня он не обратил никакого внимания.

Поворот налево, затем направо – и мы остановились перед толстой стальной дверью. Камера под потолком изучила нас, послышался зуммер. Дверь со щелчком открылась, и Бат повел меня вниз по узкой винтовой лестнице. Ему приходилось пригибать голову, чтобы не задеть потолок, а его широкие плечи постоянно терлись о стены.

– Бат, я думал, что в Фениксе слишком твердый грунт, чтобы строить подземные сооружения.

– Так оно и есть. Это очень старые туннели. Когда-то здесь был Чайна-таун. Опиумные берлоги.

Бат продолжал пригибаться, даже когда мы вошли в помещение, напоминавшее, скорее, бомбоубежище, чем магазин. Стены были увешаны стендами для оружия, но они выглядели такими же недоделанными, как и потолок. Пол во многим местах прогнил и был застелен фанерой. В углу доски просели под тяжестью крайслеровского боевого экзоскелета. Я не мог представить, как его протащили сквозь такую дыру. В бывшей опиумокурильне имелось электричество и телефон, но вся проводка была открытой и проходила по толстым деревянным брускам.

50
{"b":"396","o":1}