ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тихо, если мы пойдем против «Лорики», мы погибнем.

Она говорила трагическим шепотом, каким обычно произносятся такие зловещие предсказания. Ее руки покрылись мурашками, соски напряглись. Она не отводила от меня глаз, но в колеблющемся свете свечей казалось, что в них пляшут тысячи чертенят. Ее лицо было лишено выражения – с таким лицом люди ходят на похороны.

– Если ты так уверена в этом, Марит, откажись. Не ходи.

Она едва заметно покачала головой – таким легким движением, что даже волосы не шевельнулись, можно было подумать, что это игра света.

– Нет, я пойду. Я должна. Я обязана перед остальными. – Она моргнула, и лицо ее слегка ожило. – Я только хотела, чтобы ты знал, что я чувствую. Я хочу, чтобы ты понял, почему так важно, чтобы ты был со мной в эту ночь. Есть только один способ победить смерть – прогнать ее по-настоящему.

Она повернулась и за спиной протянула мне руку.

– Пойдем со мной, любовь моя. Посмеемся над смертью вместе.

* * *

На следующее утро мы с Марит пришли в штаб Койота рука об руку. Джитт была уже там; Бат и Нэтч пришли сразу же за нами, и, укладывая снаряжение для Лоринга и Кроули в вещевые мешки, я приступил к инструктажу.

– Ваше снаряжение маркировано цветными метками. Бат, у тебя красный цвет, у Марит – синий, у Нэтч – зеленый и у Джитт – золотой. Сначала надевайте броню, потом – все остальное. Если нужна будет помощь, скажите.

Нэтч нахмурилась.

– В Затмении еще ничего, но как мы попремся в таком виде в «Лорику»? Я хочу сказать, не лучше ли сперва пробраться туда и уже внутри надеть это все?

Я кивнул:

– Хорошая мысль, но план немного изменился. Расставшись с Батом, я побеседовал с Лорингом и Кроули.

Бат содрогнулся.

– Кроули? Нельзя было подпускать тебя и на полсотни миль к Седоне.

– Верно. Лоринг сказал мне, что женщина, которая управляет «Лорикой», на самом деле не его дочь. Он сказал, что настоящую Нерис похитили, а эту подбросили вместо нее. Он пришел к этому выводу совсем недавно, и его выставили из «Лорики» прежде, чем он смог что-то сделать. Да и вряд ли бы он смог что-то сделать" если его дочь в плену. Так что сначала нам нужно спасти ее, а потом уже разбираться с Ведьмой.

Я ждал обвинений в сумасшествии, но все восприняли новость довольно легко. Как бы то ни было, в жизни Затмения странностей было более чем достаточно. Жители окрестностей Бокстона явно считали здание, через которое мы с Марит вернулись в Затмение, пристанищем чего-то сверхъестественного, но возвели баррикады против того, что могло оттуда прийти. Точно так же индейцы выработали весьма эффективные способы борьбы с созданиями вроде Лейха. Вместо того чтобы тревожиться о великом значении этих нелюдей и "иных мест", они просто-напросто расправлялись с ними.

Я начал снаряжаться. Надел оголовье радиостанции и сунул в правое ухо наушник. Рацию я пристегнул к поясу, включил ее, послушал шум помех и выключил.

Наушник, он же микрофон, принимавший звуки, доходящие по евстахиевой трубе, точно подходил к уху, но не мешал слышать и все остальное.

Проверив рацию, я навьючил на себя боевое снаряжение, застегнул пояс и подтянул плечевые лямки. На животе у меня висело три подсумка, по два магазина к «AR-15-A2» в каждом. На спине был ранец, в котором лежали шесть брусков взрывчатки «семитек» со вставленными радиодетонаторами. В кобуре у правого бедра покоился "вилди вулф", а на левом, для равновесия, три магазина к нему. Под левую руку я надел кобуру «бианчи» с одним из моих «крайтов», под правую – три магазина, опять-таки для равновесия.

Включая карабин и сумку с запасными патронами на левом боку, на мне было более тридцати фунтов снаряжения. Поскольку ремни помогали распределять вес, он не так ощущался и не должен был стеснять движений, даже если пришлось бы бежать или быстро увертываться. С живой массой намного легче управиться, чем с мертвым грузом, но слишком большая живая масса могла бы догнать меня и превратить меня всего в мертвый груз.

Мы с Батом помогли остальным влезть в снаряжение. У каждого его было поровну, и различие состояло только в том, что Бат и я несли пластиковую взрывчатку, а Нэтч, Марит и Джитт достались медкомплекты.

Джитт, несмотря внешнюю хрупкость, была выносливее, чем Нэтч или Марит. Марит проверила свое оружие и быстро ознакомила Джитт с доверенными ей смертоносными инструментами.

Потом мы погрузились в «ванагон», который я с Марит взял напрокат этим утром. Когда мы подъехали к дому Кроули, ворота автоматически открылись, и я загнал машину на маленькую стоянку. Деревянная изгородь отделяла двор от улицы, но калитка отворилась, как только мы подошли.

Кроули и Лоринг ждали нас во дворе. Лоринг оделся, как на рыбалку, но в его коричневых брюках имелось достаточно карманов для боевого снаряжения. Марит Помогла ему влезть в его сбрую, и у них завязался приятный разговор о том, какова была «Лорика», пока Нерис не взяла на себя правление. Лоринг был польщен вниманием и рад Обрести нового союзника.

Кроули взглянул на предназначенное для него снаряжение и улыбнулся.

– Карабины – хороший выбор, поскольку, если мои предположения верны, нам предстоит ближний бой. Мое оружие и патроны можете оставить, потому что я предпочитаю вот это.

Он опустился на колено и расстегнул молнию на синей нейлоновой сумке. Из нее он извлек два небольших кургузых пистолета, калибром лишь чуть-чуть уступавших моему "вилди вулфу". Один он протянул мне, и я улыбнулся.

– "Ингрэм мак", калибр сорок пять, со свободным затвором. Хорошенький пистолетик. – Я повертел оружие в руках. – Старенький, но все еще смертоносный.

Похоже, он пережил несколько войн.

– Реликвии ушедшей юности, друг мой.

Кроули пристегнул рацию, потом надел снаряжение.

Магазины к «AR-15-A2» он отстегнул и заменил магазинами к своим «инграмам». Один пистолет он положил в пустую сумку за плечами, а другой подвесил к наплечной лямке у правого плеча. У него и у Лоринга уже была броня, так что его карабин и оба бронежилета остались в вещевом мешке.

– Если вы готовы, – объявил Кроули, – мы можем начать.

Двор за его домом был примечателен тем, что деревья и кусты там были в полной листве. Кроули поманил нас к прудику «кои» у задней стены его владения и присел на корточки возле большой механической скульптуры, похожей на потомство от брака парового катка с мотоциклом «харлей-дэвидсон». Он перекинул переключатель, и внутри машины суетливо зачавкал насос.

Кроули встал и вытер руки о штаны.

– Один из прежних владельцев этого дома вскоре после Второй мировой войны устроил здесь бомбоубежище. Еще до начала века, когда я купил этот дом, он был галереей авангардистов – тогда и появился этот пруд, прикрывающий вход в убежище. Я его восстановил, но приспособил совсем для других целей. Прежде оно служило для того, чтобы оберегать то, что внутри. Теперь оно служит для того, чтобы оберегать то, что снаружи.

Пока он говорил, вода из пруда сошла, открыв выпуклый люк, как на подводной лодке. Бат открутил штурвал, люк зашипел и открылся, разбрызгивая воду, накопившуюся в уплотнениях. Бат первым спустился по лесенке, вделанной в стену, за ним последовали мы и последним – Кроули. Люк с лязгом захлопнулся, и я услышал, как щелкнули еще два переключателя.

Один из них, без сомнения, запускал насос на обратный ход. Другой, очевидно, включил свет: флуоресцентные лампы замигали и наполнили светом небольшое помещение. Если не считать нескольких потрепанных мечей, щитов и прочих старинных орудий убийства, развешанных по стенам, комната показалась мне пустой, но, шагнув влево, я увидел в дальнем углу небольшой черный ящик. Через мгновение он исчез и возник снова, как только я сделал движение.

– Что за черт?

Кроули прошел в угол, где стояло «оно», протянул руку в пустоту и сморщился, словно его ударило током.

Прикосновение руки, казалось, ненадолго «заземлило» устройство, и я смог разглядеть его получше.

56
{"b":"396","o":1}