ЛитМир - Электронная Библиотека

Он говорил очень убедительно – неверно, но убедительно. Я вполне мог представить, как огромное большинство людей – вроде Брэда Вильямса – поступится свидетельством собственных глаз в пользу его объяснения. Странным образом я понял, что в своей жизни действовал точно так же. Я видел Лейха, но отвергал то, что было у меня перед глазами, потому что самое простое объяснение – что он быстро регенерирует – лежало далеко за пределами возможностей, которые меня учили принимать.

Я видел Леина. Я видел Ведьму в ее подлинном облике. Я побывал в измерениях, лежащих за пределами того, в котором существует наш мир. Я многое пережил, и мое отношение к понятию «нормальное» несколько переменилось. И все же, если бы мне довелось рассказать Скептикам обо всем, что я видел и сделал, у меня бы не нашлось убедительного доказательства, что это было на самом деле, и они бы решили, что я обманщик или обманутый.

Внезапно я отчасти понял, что двигало Кроули и Койотом. Это были люди, осознавшие, что существует нечто, лежащее вне обычного человеческого опыта. Кроули сказал, что Койот был бы слеп в иных измерениях, и поэтому ограничил свои действия Землей, в то время как сам Кроули действовал повсюду. Вместо того чтобы пытаться объяснить природу вселенной людям, неспособным принять ее или понять, они взяли на себя ответственность за решение проблем, которым большинство людей даже отказывало в существовании.

– Кажется, вы очень хорошо понимаете суть вещей, Тихо.

Я обернулся и увидел человека примерно моего роста, с темными волосами, усами и эспаньолкой. Он спокойно шел через опустошенный пентхаус и улыбнулся, когда я протянул ему руку.

– Тихо Кейн. А вы, наверное, Койот.

Человек рассмеялся, и я уловил в его голосе знакомые нотки, но не мог припомнить, где я их слышал.

– Вы уже второй раз приходите к этому заключению. – Он снял серую перчатку, и на его правой руке блеснуло золотое кольцо.

– Кроули? Но вы так молоды. Вы же не могли…

– По логике этого мира, может, и нет, но где-то это возможно. – Его пожатие было сильным, он энергично тряхнул мою руку. – Это был решительно неприятный эксперимент.

Я прищурил глаза.

– Вы забрали тело Нерис Лоринг в то измерение Тартара, где Титий отращивает за ночь все, что коршуны съедают за день?

Он кивнул:

– Благодаря особенностям своей темницы, Нерис не была по-настоящему мертва. Я доставил ее прямо туда, и путешествие было не из легких. Поскольку у нее сохранилась большая часть ствола мозга, сам мозг восстановился. На это ушло шесть месяцев, но приятно видеть, что твои усилия окупились.

Я уставился на него.

– Время, как я вижу, течет там гораздо быстрее, чем здесь?

– Это действительно так, но, находясь там, этого не почувствуешь. Она восстанавливала мозг, а я залечивал свои немощи – возраст. Если бы не Нерис, я бы решил, что это отвратительнейшее место. Делать совершенно нечего, разве что стрелять коршунов и слушать, как малограмотный титан денно и нощно поносит Аполлона.

– Это вы доставили Нерис сюда? Я вас не видел.

– Вы были немного заняты. Я ушел быстро, мне надо было замести следы. Кроме того, я установил контакт с Койотом. – Его зеленые глаза сощурились. – Если пожелаете, н провожу вас к нему.

– Прошу вас, Кроули ухватился за ремень моего снаряжения.

– Очистите свой разум. Сосредоточьтесь на том, чтобы ничего не чувствовать и все же чувствовать все. Следите за дыханием. Вы хотите открыть врата между вами и измерениями, находящимися вне нашего.

– Понимаю. – Я глубоко вдохнул и позволил воздуху медленно выходить. Я заставил себя забыть о боли и огорчении, я представил себе стену реальности в виде театрального занавеса и осторожно попытался раздвинуть ее.

– Хорошо.

Я почувствовал, как Кроули тянет меня за ремень, и двинулся вперед. Промелькнули манящие цветные вспышки, и каждая была окном в иное измерение. Некоторые, вероятно, самые близкие к Земле и больше всех похожие на нее, дышали теплом и поддерживали мой дух. Других мы избегали – и пока двигались, пространство темнело и искажалось все больше, но единственный способ описать это – сказать, что с движением вперед мне становилось все холоднее и холоднее.

Наконец мы прибыли в голое, пустынное место, которое сперва показалось мне той самой красной планетой, где я видел Неро Лоринга. Но когда глаза мои привыкли, я понял, что красная она только в круге, центром которого был силуэт Кроули. За его линией колыхались лишь белые, черные и «серые» тени. В черном небе ярко пылало солнце, но мне было холодно.

Вне круга я увидел человека. Он показался мне невысоким, и я понимал, что это не только потому, что он больше смахивал на кадр из фильма, словно был спроецирован передо мной. Он выглядел лет на сорок, черноволосый, с четкими чертами лица. В его темных глазах была глубина, и я мог заглянуть в них, хотя весь образ был плоским. Уголок его правого глаза подергивался, и я подумал, что человек, который задумал все это, имеет право проявить свое напряжение.

Он открыто улыбнулся, и тревога покинула его лицо.

– У вас был трудный вечер, мистер Кейн. Примите мои соболезнования о том, что случилось с мисс Фиск, и мое почтение за то, что вы подготовились на случай, если Пелл окажется не единственным предателем. Я такой возможности не учел. Итак, вы закодировали Марит как Саломею. Полагаю, остальным вы дали такие же библейские мнемоники.

– Да, – хотя радио давно смолкло, я все же машинально потянулся проверить, выключена ли моя рация. – Ват был Самсоном, Нэтч – Далилой, а Джитт – Лилит. Лоринг – Адам.

За его спиной чиркнул по небу метеор.

– А Кроули? Вы подготовили и его, или вы ему доверяли?

Я взглянул на человека-тень и пожал плечами:

– Люцифер.

Койот помедлил немного, потом кивнул:

– Вы именно таковы, как я думал. Вы заслужили ответ, и вы наконец его получите.

– Буду очень рад. Так кто же я?

Маленький человек скрестил руки на груди.

– Должен извиниться перед вами за то, что я столь невежливо вами манипулировал. Как сказал вам Кроули, я не способен свободно проходить через измерения.

Я понимал, что мне нужен кто-то вроде вас, чтобы работать там за меня, но чтобы заставить вас это сделать, нужен был сильный стимул. В вашем случае это была ваша личность. Прошу прощения, но я знал, кто вы, еще до того, как вы очнулись, и знал я это потому, что именно я похитил вашу личность.

У меня отвисла челюсть.

– Вы – что? Так все это был обман?

– Да, но, думаю, необходимый. – Лицо Койота затвердело. – Я расскажу вкратце, а Джитт обеспечит вас файлами, которые подтвердят мои слова. Как вы уже догадывались, вы – наемный убийца. Один из лучших в мире. Возможно, вы в первой семерке, в первой десятке – наверняка. Это я знаю потому, что… Ну, я знаю это. У вас впечатляющий послужной список, особенно в том, что касается жертв, которых надо выслеживать. Вы были одним из фаворитов Скрипичника, и в этом причина того, что вас послали в Феникс за Неро Лорингом.

Насколько мне известно, вы никогда не промахивались.

Вы поразительный и ужасный человек. Однако, исследуя вас, я обнаружил два слабых места. Одним было пристрастие к дорогим прокатным автомобилям, что позволило нам провести нить к тому имени, которое вы использовали здесь. Вы сами избрали его, и я нахожу в нем интересную символику: «Тихо» происходит от греческого «Тихон» – "попадающий в цель". Ну а Кейн – Каин – имя братоубийцы. Все остальное, что вы знали о Тихо Кейне, было подделкой, которую мне пришлось состряпать, поскольку было известно, что после каждого удара вами овладевал приступ азарта. Подозреваю, что, убив кого-то, вы подсознательно хотели дать вселенной шанс расквитаться. Мои агенты нашли вас, одурманили, и после того как мы создали Тихо Кейна, которого вы должны были искать, они вас освободили.

– Стоп, стоп, стоп! – Я повернулся к Кроули:

– А что из этого знали вы?

Он загадочно пожал плечами:

63
{"b":"396","o":1}