ЛитМир - Электронная Библиотека

– Достаточно много. Койот сообщил мне по секрету, что намерен повернуть против Скрипичника одно из его орудий, и попросил помочь. Я оказал помощь и ему, и вам.

Я снова взглянул на Койота:

– Но в этом нет никакого смысла! Раз вы знали, кто я, почему бы вам было не убить меня и не покончить со всем этим сразу? Если учесть вашу деятельность и то, чем занимается Кроули, не могу представить, чтобы кто-то из вас захотел оставить мне жизнь.

Койот опустил глаза.

– У меня были свои причины.

– Значит, это причины неверные. Такие же неверные, как и ваше утверждение, что я никогда не промахивался. Я встретил Неро Лоринга. И промахнулся.

Койот медленно пошел вдоль границы цветного круга.

– Я хотел, чтобы вы нашли предателя и остановили Нерис Лоринг. С первой задачей я мог бы справиться и сам, но решил, что лучше перепоручить ее вам. В этой группе единственной, кому я мог доверять, была Джитт. Все остальные попадали под подозрение, и я не был уверен, что сумею решить задачу единственно возможным путем. Вы смогли это сделать. Проблема Нерис Лоринг требовала человека, обладающего уникальными навыками и способностями. То, что вам удалось ее остановить, доказывает, что вы именно, тот, кому я могу сделать следующее предложение: я хочу, чтобы вы заменили меня.

– Заменить вас? Не понимаю.

Койот остановился.

– У меня редкое заболевание головного мозга, синдром Герстманна-Штраусслера-Шейнкера. Он вызывает перерождение нервов, слабоумие и смерть. Мне поставили диагноз всего за месяц до того, как вы прибыли в Феникс, и это заставило меня изменить планы. Доктора обещали мне не так уж много времени, и я был вынужден сделать некоторые приготовления. Они включали и вас.

Я взглянул на человека-тень:

– Почему вы не взяли его к Титию? Он бы излечился.

– Нет. – Кроули горестно покачал головой. – Это генетический синдром. Если он начинается, это естественный процесс. Регенерация могла бы только усилить заболевание, а не излечить. Физически он бы восстановился, но его мозг разрушился бы даже быстрее.

Я был ошеломлен просьбой Койота и рассказом о его болезни.

– Здесь, э-э-э, есть о чем подумать. – Я протянул ему руку. – Пойдем с нами, ведь можно обсудить это я позже. Мне нужно время подумать…

Тот, кого звали Койотом, покачал головой:

– Боюсь, что не смогу вам его дать.

– Что вы хотите сказать? Вы еще мыслите. Мы могли бы все отработать.

– Поздно. – Койот присел на корточки. – Я знал, что вы откроетесь моим людям только после того, как нанесете удар по Неро Лорингу. Тогда вы попали бы йод мою власть, но я не имел права сорвать борьбу против Нерис и понимал, что не смогу обмануть вас и заставить поверить в успех, используя какой-нибудь трюк.

Поэтому я занял место Неро Лоринга, и в тот день, когда вы видели, как умер Лоринг, в вашем прицеле был я.

Я не отвел глаз от взгляда мертвого человека и вспомнил видение на обрыве, в Пещере Сновидений. Все-таки я убил его. Я убил Неро Лоринга выстрелом в голову, но у меня не было способа узнать, что это кто-то другой, переодетый. Само представление о том, что человек может пойти на верную смерть, в моем мире не существовало.

– Вы умерли?

Легкая улыбка тронула губы Койота.

– Я никогда не смог бы обмануть вас при жизни, так что пришлось сделать это после смерти. Джитт сумела создать программу – синтезатор Койота, которая, если снабжать ее входными данными, генерировала расплывчатые, но внешне разумные послания. Я мог предугадать, как пойдут дела, мы составили диалоги, и я их записал заранее. Компьютер при необходимости вырезал и вставлял записи. Пока вы верили, что я жив, и работали, чтобы разрешить загадку вашей личности, мы с вами делали одно дело. Вы узнали стиль моей работы и цели, а в файлах, оставленных мной, найдете ответы на вопросы, которые могут у вас появиться. – Он безнадежно покачал головой. – Мне жаль, что пришлось загадать вам эту сложную загадку, но только заставив вас взглянуть на мир глазами обычного человека, я мог донести до вас, как отчаянно я нуждаюсь в человеке, который, обладая вашими навыками, заменил бы меня. Если вы займете мое место, у вас появятся средства строить там, где вы прежде сжигали, и создавать там, где разрушали.

Возможно, вам не удастся оставить после себя улучшенный мир, но замедлить его падение в глубины ада вы сможете.

Я хрипло проговорил:

– То есть заплатить следующему.

– Именно. – Койот сжал руки. – Я взял вашу жизнь, а вы берете мою. Джитт приготовила для вас инъекцию, которая, если вы пожелаете, разблокирует искусственную амнезию. Вы можете вернуться к своему прежнему «я», и если вы все объясните Скрипичнику, он, возможно, даже примет вас снова. Если нет, я уверен, что другие Темные Властелины будут счастливы заиметь такого сотрудника.

Я помотал головой:

– Не знаю… Я просто не знаю.

– Джитт может рассказать вам больше, намного больше, но выбор за вами, Тихо Кейн. – Койот пожал плечами, и мир вокруг него начал темнеть. – Мое время в облике Койота закончилось.

– Погодите, ответьте мне, почему Койот?

Меркнущий призрак рассмеялся.

– Темные Властелины – те, что вроде Скрипичника и даже хуже него, – считают нас вредными животными, которых нужно истребить. Когда в прошлом, в девятнадцатом и двадцатом веках, проводились программы истребления вредных животных, койоты не только отказались вымирать, они процветали. Койоты переселились в города и обманули тех, кто пытался их уничтожить. Какой еще тотем я мог выбрать?

Мир вне красного круга провалился в черноту. Я повернулся к Кроули и увидел, что сквозь тьму пробивается свет. Он нарастал, разгорался все ярче, и внезапно я увидел, что мы снова находимся в Фениксе и стоим на склоне горы Кэмелбэк, глядя на юго-запад поверх Застывшей Тени. Оглянувшись, я заметил, что мы вернулись на Землю возле одного из просторных особняков, построенных на склоне горы.

Кроули молча указал на ступени, вырезанные в скале.

Он поднялся вслед за мной к парадной двери, вошел и, затворив ее за собой, повел меня вниз, в подвал через стальную дверь, скрытую за дубовыми панелями в кабинете.

Прямоугольная потайная комната была обставлена просто. Войдя, я прежде всего увидел широкоэкранный проекционный телевизор. Справа стоял ряд компьютеров, напротив выстроились вдоль стены десять картотечных шкафов. В центре разместился длинный стол, вокруг которого – двенадцать кресел. Ближе вдоль стен стояли лабораторные столы со всевозможным оборудованием – от химических анализаторов и сканирующих электронных микроскопов до электронных приборов и инструментов оружейника.

У стола стояла Джитт – и одна-единственная слеза скатилась по ее безупречному лицу, когда она поставила рядом с сотовым телефоном, серебряный поднос, на котором лежал шприц. Одна-единственная капля блестела на кончике иглы. Я взглянул на Джитт, гадая, что творится за этой застывшей маской.

– Койот говорил, что у вас есть информация, которая поможет мне принять решение.

Джитт кивнула:

– По соглашению, которое Койот заключил с Неро Лорингом, вас представят как его племянника, Микаэля Лоринга. Вы станете главным исполнительным директором "Лорики Индастриз", со всеми прилагающимися правами и привилегиями. Неро тщательно подобрал совет директоров, который будет управлять компанией, так что тяжесть повседневных дел ограничится лишь теми, что вы выберете сами.

– Или, – заметил я, – тем, что позволят невзгоды, связанные с превращением в Койота.

– Как пожелаете. У «Лорики» есть отделения по всему миру. Вам будут доступны поистине неограниченные ресурсы, а те средства, которые Койот использовал в своей работе, позволят вам действовать скрытно и с беспримерной легкостью.

По спине у меня пробежала дрожь.

– Кем он был, Джитт? Кем был Койот? Как его звали по-настоящему?

Она мигнула один раз.

– Эта информация мне неизвестна. Он был Койотом. Я не знаю, был ли он первым, единственным и будет ли он последним Койотом. Вы видели его и знаете столько же, сколько и я.

64
{"b":"396","o":1}