ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
София слышит зеркала
Любовный талисман
Перевертыш
Принц инкогнито
Любовница маркиза
Никола Тесла. Изобретатель будущего
Дурная кровь
Самый желанный мужчина
Изумрудный атлас. Огненная летопись

– Остынь, Генрих, он еще новичок в городе. Ему надо изучить местные нравы. – Рок полез в карман. – Сколько я тебе должен?

Нацист раздраженно поскреб правую ладонь большим пальцем левой руки.

– Полторы сотни, а патроны считайте моим подарком, человек-тайна. – Он взял у Рока пачку банкнот. – Надеюсь, вам хватит ума не истратить их все.

– Не волнуйся, Хэнк, – сказал я, подмигивая ему. – Последний патрон я оставлю тебе.

Глава 5

Вырулив на дорогу, Рок включил кондиционер на максимум, взглянул на меня и покачал головой.

– Теперь я понимаю, почему Хэл сбыл вас мне. Он за милю учуял, что от вас неприятностей не оберешься.

Я стянул с себя наплечную кобуру, потом футболку.

– А мне вот весьма любопытно, как это тот самый Койот, который сумел заслужить уважение Хэла и Эстефана, сквозь пальцы смотрит на вашу торговлю с расистами.

– В самом деле? – На лице Пелла появилось суровое выражение. – Если вы такой умный, скажите-ка мне, что вы заметили, пока были внутри? Эту игру в кто-кого ты проиграешь, Пелл.

– Ну, начнем с того, что я видел дюжину неонацистов, вооруженных самым современным оружием. Бронежилетов на них не было, значит, в своем убежище они чувствуют себя в безопасности. Далее, я заметил, что Генриху не хватило бы времени снарядить два магазина к «крайту», а следовательно, у них имеется склад. Вывод:

Воины Арийского Мирового Союза" очень хорошо финансируются и готовы к войне.

Пелл дважды мигнул. Несомненно, он принял мои наблюдения к сведению.

– Для моих целей вполне достаточно. Но если вы так много заметили, то должны понимать, что я – человек разносторонний. Койот использует меня, поскольку ему нужен человек, способный вести переговоры с различными группировками. Вы видели то, что видели, а я побывал на складе и могу написать подробный доклад обо всем, что у них есть. Если дело дойдет до войны, скажем, с «Кровопускателями», это поможет Койоту уравнять шансы.

Я почему-то испытывал большие сомнения в том, что "уравнивание шансов" в сражениях уличных банд является целью Койота в Фениксе, но промолчал на этот счет. Натянув на себя кевларовый жилет и аккуратно застегивая его, я сказал:

– Хорошо. Стало быть, вы разведчик и «Воинам» нравится вести с вами дела. Но не думайте, что если вы им удобны, то я только поэтому стану лучшим приятелем Генриха.

– Да плюньте вы на него, мне до него дела нет! – с нарочитой беспечностью откликнулся Пелл. – Я с детства знаю Энрико Витале и не думаю, что, став блондином, он выглядит лучше. – Рок свернул на Сороковую улицу и поехал на север. – Послушайте, по телефону я звонил еще одной помощнице Койота. Она – специалист по компьютерам и определила тех, о ком вы говорили, как Карла Джексона и Вилли Харриса. Они работают в компании "Скорой помощи" "Колесо жизни".

Два дежурства назад их отделение получило вызов в Слаймингтон.

Натягивая футболку, я зло усмехнулся.

– Как мы их найдем?

Пелл приподнял уголки губ в торжествующей улыбке.

– Джитт порылась в платежных файлах Джексона и обнаружила, что он частенько засиживается в "Дью Дроп Инн". У него открытый счет по карточке "Диджитал Экспресс", и полчаса назад он ею воспользовался. Еще миля после Томаса, и мы на месте.

Я кивнул:

– Превосходно.

– Только, когда мы войдем, предоставьте мне вести дело. «Дью» не такое уж плохое местечко.

– Ну да, там столуются только самые выдающиеся похитители трупов.

– Ладно, ладно, ваши чувства я понимаю, но вмешиваться не надо. Это просто пивная и бильярдная, и все.

Тамошние парни не любят насилия.

Я прищурился и кивнул:

– Игра ваша, но результаты – мои.

– Договорились.

"Элита" остановилась перед трехэтажным зданием, построенным лет сорок назад. Судя по сломанному тележному колесу на внешней стене и дощатому тротуару, ведущему к входной двери, когда-то его переделывали в стиле Дальнего Запада. Если бы не «харлеи», прикованные цепями к коновязи, можно было бы подумать, что передо мной – декорация к вестерну.

Едва мы вышли из автомобиля, жара ударила меня, как кулаком. Я заправил в джинсы футболку с бронежилетом и надел наплечную кобуру. Рок нахмурился, но я, не обращая на него внимания, вытащил из перчаточного ящика «крайт» и, проверив предохранитель, сунул его в кобуру. Несмотря на жару, я накинул ветровку, чтобы скрыть пистолет.

– Вам он не понадобится.

– Значит, я им не воспользуюсь.

Войдя вслед за Пеллом внутрь, я невольно поморщился. Интерьер заведения явно не менялся со времен его основания. Дым, висящий в воздухе, гасил все цвета, но неоновые трубки, обвитые вокруг грубых колонн, и многочисленные серебряные полоски несколько оживляли общую атмосферу. Дрожащий свет рекламных надписей, призывающих покупать пиво таких марок, о которых никто не слыхал вот уже четверть века, озаряли три бильярдных стола в дальнем углу. Я медленно двинулся к ним, стараясь по мере возможности держаться в тени, а Рок направился к длинной стойке и заговорил с барменом.

Клиентура заведения состояла в основном из "си них воротничков" и белых подонков, ищущих, где бы перехватить рюмочку за чужой счет. Обе официантки когда-то были симпатичными девушками, но работа в этой забегаловке выбила из них всю жизнерадостность.

Когда я смотрел на них, та, что поменьше ростом, как раз смерила уничтожающим взглядом мужика, который похлопал ее пониже спины, а другая, пышнотелая блондинка с глубоким вырезом платья, устраивала настоящее шоу, наклоняясь над столиком, чтобы вытянуть у клиента чаевые побольше. Пили тут в основном дрянное мексиканское пиво, но и любителям опрокинуть стаканчик виски или текилы тоже нашлось бы, чем промочить глотку.

Пелл что-то втолковывал бармену, а тот пожимал плечами, и вдруг сквозь треск шаров я услышал голос Хриплого:

– Никому не сделать эту комбинацию.

Другой парень, на дюйм или два ниже меня ростом, улыбнулся:

– Как бы не так, Билли, я ее сделаю.

При звуке их голосов меня вновь захлестнул ужас той ночи, проведенной в мешке для трупов, и мои мускулы моментально напряглись, словно желая доказать мне, что больше не скованы параличом. Я присмотрелся к обоим парням, оценивая каждое их движение и прикидывая, способны ли они доставить мне неприятности.

Впрочем, кроме бильярдных киев у них не было никакого оружия, а это означало, что доставить неприятности им я могу совершенно свободно.

Больше всего я желал нагнать на них столько же страху, сколько его натерпелся в ту ночку я.

Когда Джек нагнулся, прицеливаясь, я подошел к нему сзади и шлепнул ладонью по толстому концу кия.

Джек промазал, чиркнув кием по столу, и обернулся.

Он начал ругаться, но вдруг осознал, кто стоит перед ним.

Его лицо стало мертвенно-бледным.

– Иисусе!

– Ты прав только наполовину. – Я сгреб его за ворот джинсовой куртки и, приподняв, усадил на угол стола, прямо над лузой. – Он тоже воскрес из мертвых, но был более склонен к прощению, нежели я. – Хриплый двинулся было вокруг стола, но я остановил его взглядом. – Быть проданным на сувениры – это кого хочешь взбесит, Джек. К счастью для тебя, я понимаю шутки. – Я улыбнулся, и Джек улыбнулся вслед за мной; пот бисеринками выступил у него на лбу.

– Что тебе нужно?

Я потянулся и взял шар с цифрой "восемь".

– Мне нужно, чтобы ты подумал, что я имею в виду, заказывая шар номер восемь в угловую лузу. – Я прижал холодный шар к его губам. – Можешь оставить себе все, что получил от Жнецов. Мне эти деньги ни к чему, а они едва ли потребуют возмещения. – Я подождал немного, чтобы мои слова дошли до его сознания, и продолжал:

– Но ты забрал все, что у меня было, все мое «барахло». Я хочу получить назад свои вещи. И кредитные карточки.

Едва ли Джеку удалось бы сказать что-либо осмысленное сквозь бильярдный шар, поэтому я убрал его, но недалеко – к левому глазу Джека, чтобы парень о нем не забыл.

8
{"b":"396","o":1}