ЛитМир - Электронная Библиотека

– У меня нет ни того ни другого, – буркнул Джек. – Я сразу же все продал.

Я нахмурился, хотя на самом деле огорчился не слишком. Конечно, по документам и кредитным карточкам легко было бы установить мою личность, но ведь меня собирались убить, а какая-то там Джитт только что продемонстрировала, как легко можно выследить человека.

В этом смысле толпа людей, вовсю использующих мои кредитные карточки по всему городу, служила надежным прикрытием.

– А мои деньги?

– Наличных у вас было немного. Всего двести долларов, половина в долмарках, половина – в сертификатах "Лорики".

Долмарки являлись самой устойчивой валютой – более или менее. Официально в Северной Америке по-прежнему имели хождение доллары, но их стоимость сильно колебалась в зависимости от обменного курса дойчмарки, поэтому и был введен этот гибрид. Сертификаты корпораций основывались на чистой стоимости предприятия и тоже были довольно стабильны. Более того, их можно было использовать в магазинах, принял лежащих компании, а значит, они были самой твердой валютой, какая могла попасть в руки простых людей.

Только, строго говоря, лишь у работников корпораций и дельцов «черного» рынка могли быть такие деньги. Не работал ли я на "Лорику"?

– Деньги вернешь. Что еще у тебя осталось?

– Ничего, ничего, честно!

– Этими милыми словами ты надеешься завершить наши отношения, не правда ли, Джек? – Я взглянул на Пелла:

– Рок, закажи пива этому нераскаявшемуся лжецу: ему понадобится обмыть восьмой шар, чтобы лучше прошел.

Рок соображал быстро. Он кивнул и громким голосом заказал пиво.

– Ничего от меня не скрывай, Джек, а то я настроен сыграть партию-другую, и уж тогда точно загоню этот вот шарик в лузу. Не думаю, что тебе это понравится. – Я взглянул на Хриплого, который опять придвинулся ближе. – И поверь мне, приятель, он тебе не НАСТОЛЬКО хороший друг.

– Джек, бумажник. Ты взял себе его бумажник.

У Джека был вид проповедника, которому подсказали забытую цитату из Библии.

– Точно, у меня ваш бумажник. – Его рука нырнула под куртку, но я отбросил ее. Он оскорбление взглянул на меня, но вдруг сообразил, как я истолковал это движение, и судорожно сглотнул.

Я бросил шар номер восемь на стол и сам распахнул куртку Джека. Из внутреннего кармана торчал бумажник, который показался мне гораздо больше знакомым на ощупь, нежели на вид. Я раскрыл его и начал по одной вытряхивать купюры на пол. Вынув все, кроме двух сотен, о которых говорил Джек, я пошарил по другим отделениям, удовлетворенно хмыкнул и сунул бумажник в задний карман.

– Спасибо за партию, Джек. – Я одарил его самой ледяной улыбкой, на которую был способен. – Надеюсь, нам с тобой больше играть не придется, а то в другой раз дело может кончиться скоропостижной кончиной.

Пожимая ему руку, я заодно сдернул у него с запястья свои часы, и вряд ли он заметит их отсутствие раньше, чем через неделю.

Не оглядываясь, я пошел к выходу, каким-то сверхъестественным образом ощущая страх, почтение и подозрительность всех, кто был в баре. Казалось, они стали физическими объектами, доступными зрению. Разумеется, отчасти это объяснялось тем, что я видел ошеломление на лицах завсегдатаев, отчасти тем, что слышал приглушенную ругань, но было и нечто большее. Я чувствовал себя акулой, воспринимающей вибрации косяка насмерть перепуганных рыб, и, что хуже всего, ловил себя на том, что на многих смотрю, как на возможные жертвы.

Рок на пару секунд задержался – несомненно, для того, чтобы погреться в лучах моей славы. В конце концов я заговорил с ним и назвал его по имени. Учитывая работу Рока, «Дью» наверняка был для него источником и заказов, и информации. В ближайшем будущем здесь этому хамелеону не придется менять цвет.

С другой стороны, я бессознательно принялся разыгрывать личность, способную внушить трепет любому посетителю этого заведения. Входя, я не собирался ни во что вмешиваться и был более чем готов предоставить всю инициативу Пеллу. Бармен указал ему на Джексона, Пелл купил бы тому пива, закинул удочку насчет моих бумаг и потратил бы кучу Койотовых долмарок, чтобы купить то, что я отобрал даром. Результат был бы тот же, и я никак не мог решить, хотелось ли мне порисоваться перед Пеллом или просто вернуть Джеку часть того страха, который я испытал, когда меня продавали.

Я подозревал, что второе объяснение более верное, но увидеть изумление на лице Пелла тоже было неплохо.

Рок вышел из бара, но ничего не сказал, пока мы не забрались в кондиционированный кокон "элиты".

– Он бы отдал и жену, и любовницу, стоило вам только сказать.

– Вероятно.

Я вытащил из заднего кармана бумажник и снова раскрыл его. Под пластиковым окошком, куда полагалось вставлять карточки, обнаружился твердый кусочек картона, и я его вытащил. На лиловом фоне был оттиснут номер, а край картонки – зазубрен, словно ее откуда-то вырвали.

– Вы знаете, где находится "Эрнесто Апстрит"?

Пелл покосился на кусочек картона – талон платной автостоянки – в моей руке.

– Вы были у "Эрнесто"?

– А что, это запрещено?

– Нет, просто не думал, что вы – нюхач. Наверняка вы вели там теневую игру. – Он улыбнулся кривой улыбкой. – Разумеется, я могу предположить, что вы там обедали.

– А предположить, что вам известно., где это, вы в состоянии?

– Да. Перекресток Тридцать шестой улицы и Индиан-скул, на Втором уровне. – Пелл поджал губы. – Я поеду к «Билдмору». Хорошо бы пройти нам обоим, но, боюсь, наверх пропустят только вас.

– Ну так поехали.

– Уже едем. Нашли что-нибудь еще?

Я кивнул. В отделении для банкнот был кусочек гибкого пластика, вшитый при изготовлении. Под него кладут запасной ключ от машины или от дома, но маленький плоский ключ с крупными зубчиками на бородке, который я обнаружил там, был явно от чего-то другого.

Впрочем, я знал, от чего.

– Ключ от сейфа. Вероятно, гостиничного, но, может быть, и банковского. Здесь есть серийный номер.

– Интересно, – ухмыльнулся Рок. – Таинственный клад.

– Все может быть.

Я улыбнулся в ответ и, предоставив Року мечтать о несказанном богатстве, откинулся на сиденье. Я очень надеялся, что клад даст мне ответ на главный вопрос:

"Кто я такой"?

Глава 6

Пропускной пункт «Билдмора» напоминал скорее военную базу, нежели городскую службу. Его стены, возвышающиеся от земли до самой Застывшей Тени, напомнили мне виденные когда-то изображения старой Берлинской стены со встроенными в нее фасадами домов, чьи окна и двери были заложены кирпичом. Кое-где их украшали рисунки самозваных художников, обрывки старых объявлений, но над всем царила эмблема "Билдмор".

Мы попытались въехать с перекрестка Тридцать второй и Кэмелбэк, но билдморовские охранники не пустили Рока на пандус, хотя у него был талон на автостоянку, и машина выглядела опрятно.

– Вот номер моего телефона, – сказал он, протягивая мне визитную карточку. – Вам придется подняться наверх самому и добраться до «Эрнесто» на «ультрашаттле». Когда получите свой автомобиль, возвращайтесь сюда и съезжайте вниз. Если возникнут сложности, звоните мне.

– Понятно.

Я вылез из автомобиля и предъявил найденный в бумажнике талон одному из охранников, который отказался пустить нас. Он взял у меня карточку и, держа свой "армалит стормклауд" у правого плеча, тщательно изучил ее. Потом, отвернувшись, он сунул талон под ультрафиолетовую лампу. На лицевой стороне засветились зеленые полоски кода, замерцал красный луч считывающего лазера. Через несколько секунд по маленькому дисплею побежали какие-то буквы.

– В порядке. – Охранник проштамповал на пропуске контрольное время. – Это допуск на второй уровень, сэр. «Ультра-шаттл» прибудет минут через пятнадцать.

Забирая билет на автостоянку и пропуск, я улыбнулся.

– Благодарю вас.

– Сэр, и еще. – Охранник нагнулся ко мне. – Я знаю, что вы, распорядители, считаете игры внизу, в Тени, захватывающими, но я бы вам не рекомендовал. Время от времени кто-нибудь из ваших не возвращается, если вы понимаете, о чем я.

9
{"b":"396","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Каменная подстилка (сборник)
Дочь болотного царя
Замуж не напасть, или Бракованная невеста
Думаю, как все закончить
Византиец. Ижорский гамбит
Маркетинг от потребителя
Семья мадам Тюссо
Звездное небо Даркана
Кровь деспота