ЛитМир - Электронная Библиотека

Неделя еще не закончилась, а мне уже принесли документы на развод. Брэд не потребовал ни единого цента из моих денег. Все оставил мне, кроме средств своего доверительного фонда. Мой журнал оценивается в десять миллионов долларов. Брэд не захотел ничего. Да и с какой стати? Его родители, узнав о разводе, придут в буйный восторг и, скорее всего, восстановят субсидирование в полном объеме. Во всяком случае, до того момента, как узнают о Хуаните Гонзалес. Но это уже не мое дело. Я подписала бумаги, даже не проконсультировавшись с адвокатом. Запечатала в конверт, указала адрес их семейного адвоката в Мичигане и приклеила марку.

Дело сделано.

Потом я набрала номер матери. И не удивилась, что та расстроена.

– Ты что, в самом деле задумала разводиться? – В ее голосе слышались слезы. Из глубины комнаты доносились звуки оперы.

– Да, мама, приходится.

– Господи, помилуй! Ты же понимаешь, как это примет твой отец!

– Отец? А как быть со мной?

– Господи, помилуй, – повторила мать.

– Людям свойственно совершать ошибки, мама. Думаю, Бог это понимает.

– Не кощунствуй!

– Неужели ты не сознаешь, что Брэд женился на мне, только желая досадить своим родителям? Считал меня экзотической иммигранткой или чем-то в этом роде.

– Он хороший человек. Брак – трудное дело. Бывают случаи, когда его необходимо отрабатывать.

– И ты занимаешься этим всю жизнь?

Я еще ни разу не возражала матери и не оспаривала ее мнений.

– Что ты сказала? – спросила она.

– Извини, не собиралась тебя расстраивать.

– Господи, спаси твою душу! – воскликнула она и предложила: – Тебе следует молиться, чтобы все уладилось.

– Нет, я не буду об этом молиться. Мы с Брэдом разводимся. Сегодня я подписала все необходимые бумаги. И, знаешь… я рада, что так случилось.

– Ушам своим не верю! Ты же стояла перед Иисусом Христом и давала обеты! Полагаешь, что каждый день моей жизни с твоим отцом походил на волшебную сказку? Нет! Но я не отступила. Мы упорно трудились ради нашего брака и нашей семьи.

– Мама, я уважаю тебя и папу. И все, чего вы добились. Но ты не знаешь Брэда так, как знаю я. Он совершенно мне не подходил.

– Не смеши меня. Он хороший человек.

– Ты не знала его. А я знала. И приняла правильное решение. Думаю, Богу понравится.

– Святотатство!

– Я спешу, мама.

– До чего ты докатилась, Ребекка! Скоро мы выясним, что ты привела в дом еврея. Или цветного. Цветного!

Телефон разъединился.

Я решила подождать до следующего сборища институтских однокурсников, чтобы сообщить кое-кому об изменениях в моей личной жизни. И с грустью поняла, что таких немного, кроме моих sucias.

Набрала номер Андре, но повесила трубку, прежде чем раздался первый сигнал. Повременю до следующей недели.

Прошел понедельник, а я все еще противнее лась желанию позвонить Андре. Боялась совершить ошибку. Времени было достаточно. Следовало разобраться в своих чувствах, прежде чем совершить очередную глупость. Во вторник я беседовала по телефону с автором, который нашпиговывал меня новыми идеями. В это время секретарь прервала наш разговор и сообщила, что по второй линии звонит Андре. Я быстро свернула беседу с автором и нажала на кнопку:

– Привет, Андре. Как поживаете?

– Привет, Ребекка. Хорошо. А вы?

– Хорошо.

– Решил позвонить, узнать, как вы.

– Спасибо.

– А если честно, хотел извиниться за то, как вел себя на заседании в прошлом месяце. Мне не следовало пытаться переводить наши отношения на другой уровень. Это было проявлением неуважения. Надеюсь, это не нарушит наше деловое сотрудничество.

– Все в порядке, Андре. Не беспокойтесь. Я ничуть не обиделась.

– Не обиделись?

– Нет, – улыбнулась я. – И ценю вашу прямоту.

– Цените мою прямоту? Это хорошо. Интересно.

– Но сама я была с вами неоткровенна.

– Как это?

– Помните, я сказала, что счастлива в браке?

– Разумеется. Как я могу забыть? Я еще тогда заподозрил, что вы говорите неправду.

– Так оно и было. Я не счастлива в браке. Больше не счастлива. И, наверное, никогда не была.

– Я понимаю, Ребекка, вы мне не поверите. Особенно после того, как я повел себя подобным образом. Но я искренне сожалею. Из-за вас.

– Верю. Вы хороший человек, Андре.

– Спасибо. И вы тоже. Вы заслуживаете счастья.

– Согласна. И работаю в этом направлении. – Тут я выложила все. Всю правду. – Брэд ушел от меня на прошлой неделе. И подал на развод. Я подписала бумаги. Все решено.

Возникла долгая пауза.

– Мне больно это слышать, – проговорил Андре. – Как вы все перенесли?

– Нормально. К этому давно шло.

– Ребекка, я горжусь тем, что вы считаете меня другом и делитесь со мной.

– Извините, что нагружаю вас своими неприятностями.

– Нисколько не нагружаете. Я чувствую себя сегодня счастливее, чем когда-либо.

– Как ни странно, я тоже.

– Скажите, что внесено в ваш календарь на сегодняшний вечер? Может, поужинаем вместе?

– Вечером?

Андре негромко рассмеялся:

– Обычная беседа двух друзей. Вам ведь наверняка нужно с кем-нибудь поговорить.

– Нет. У меня есть планы. Оформляю бумаги на покупку дома.

– Поздравляю. Это потрясающе.

– Спасибо.

– Где он находится?

– В Саут-Энде. Особняк. Очень красивый.

– Замечательно. Рад за вас.

– Спасибо.

– Вы заслужили.

– Это именно то, что я искала.

– Мне знакомо ваше чувство. Но если вы заняты сегодня, как насчет завтра?

Следовало ответить «нет».

– С удовольствием, – ответила я.

– В таком случае давайте посидим в Саут-Энде. В честь покупки дома.

– Превосходная идея, Андре.

– Что скажете о бистро «Хамерсли» на Тремонте?

– Отлично. В половине восьмого вас устроит?

– Договорились. До завтра. Не вешайте носа.

– Не тревожьтесь. Я не расстроена, как можно было бы ожидать.

– Меня это не удивляет. Я и раньше подозревал, что ваш супруг – тюфяк.

– Как вы сказали?

– Это британское слово. Здесь его назвали бы неудачником.

– Он хороший человек. Но мне не подходит.

– Не могу дождаться нашей встречи.

– Тогда до зввтра, Андре. До свидания.

– Пока.

Я еще некоторое время горела на работе, пока не настал час ехать в контору Кэрол на Коламбус-авеню и доводить до ума купчую на дом. Прямо перед ее домом оказался свободный парковочный счетчик. Я не суеверна, но когда принимаю правильное решение и Бог одобряет его, все складывается как надо – даже такие мелочи: сразу обнаруживаются места на стоянке, и люди вокруг говорят только о хорошем. Я как-то упомянула об этом при sucias, и Эмбер заметила, что это называется «синхронностью». Коль скоро человек попадает на правильную тропу жизни, Вселенная посылает знаки, что он на верном пути. «Со мной это постоянно случается», – добавила она.

Кэрол сообщила мне, что хозяйка дома приняла мои предложения, но просила продлить срок выезда до двух месяцев. Мы, в свою очередь, согласились только на неделю сверх положенного месяца. Послали соответствующий факс агенту продавца, и через несколько минут нам сообщили по телефону, что хозяйка согласилась с нашими условиями.

Теперь дом мой.

На обратном пути я зашла в цветочный магазин и выбрала со вкусом составленный букет, чтобы на следующий день его вручили Кэрол в знак благодарности. Затем вернулась в квартиру и начала готовиться к переезду. Наметила, какие вещи возьму с собой, а какие выброшу. Все, что напоминает о прошлом браке, о жизни с Брэдом, пойдет на благотворительность. Пусть в новой жизни будет новая мебель.

Потом приняла ванну с майораном. Моя травница уверяет меня, что его запах прочищает мозги. После ванны просмотрела несколько журналов и наконец уютно устроилась под теплыми фланелевыми одеялами, съела ароматизированные экстрактом грейпфруты (преодолевает апатию и даже повышает сексуальность). Я чувствовала себя по-настоящему хорошо, хотя очень устала. Заснула так крепко, как давно не спала. И грезила во сне об Андре.

63
{"b":"399","o":1}