ЛитМир - Электронная Библиотека

Утром в будний день движение было небольшим. Вскоре мы выбрались из города на шоссе 95 и под чувственные звуки компакт-диска понеслись на север. Текст песни звучал на языке, которого я раньше не слышала.

– Кто это? – спросила я.

– Нигерийская певица Ониека Онвену, – ответил Андре.

– Очень приятная.

– Да. И очень решительная. Недавно устроила голодовку, потому что ей не заплатили гонорар.

– Фантастика! Ты понимаешь слова?

– Конечно.

– Это на ярубу?

– Да, – улыбнулся Андре. – Ты сегодня так и сыплешь вопросами.

Смущенная тем, что ничего не знаю о том месте, где он родился, я проделала небольшое исследование и почитала о Нигерии. Но ему это незачем знать.

– А два других языка? – Вопрос был риторическим. – Ибо и хауса?

Андре рассмеялся и исправил мое произношение.

– Я смотрю, ты получилась.

– Немного.

За окном мелькал пышный зеленый пейзаж. Мы непринужденно болтали о том о сем – не умолкали до Са-лема и Топсфилда. И только неподалеку от Эймсбери на минуту притихли, чтобы полюбоваться великолепным видом с моста. Время как будто остановилось. Но вдруг мы оказались перед развилкой 495, в нескольких минутах езды от «Ред мейпл инн», где предлагали ночлег и завтрак. Этой гостиницей владел приятель Андре из Англии.

– Замечательные люди Терри и Линн, – заметил Андре, направляя «лексус» в просеку. – Занимались сначала компьютерами, но погорели на этом деле. Тогда Терри забрал свои деньги – он давно мечтал о таком маленьком местечке в лесах Новой Англии.

Гостиница представляла собой большую викторианскую усадьбу – желтый дом с красной и синей отделкой. Перед ним раскинулся центральный сад; на лужайках, вдоль дорожек, уютно стояли скамейки. В них отдыхали несколько человек. Одни читали, другие мирно беседовали за чашкой чая.

– Очень мило, – заметила я, поймав себя на том, что перенимаю у Андре манеру говорить. Я очень редко употребляю слово «мило» – оно скорее британское, чем американское.

– В саду они делают все сами, – объяснил Андре, направляя автомобиль к красному амбару. – Линн знает толк в растениях.

К машине, осклабившись, подбежал добродушный золотистый ретривер.

– Пришес! – позвал его Андре. – Пришес, ко мне! Я вышла из машины. Воздух показался мне немного прохладнее, но чище, чем в Бостоне. Я глубоко вздохнула. Небо поражало голубизной. Андре и Пришес присоединились ко мне. Брэд не любил животных. Если честно, он ненавидел их. Андре обнял меня за плечи, ретривер обнюхал мои ноги. Я услышала стук и подняла голову – из дверей главного дома показалась улыбающаяся пара.

– Андре! – воскликнул мужчина. Что-то больно молод для пенсионера. Я представляла себе человека лет шестидесяти пяти. Но Тери и Линн оказались моими сверстниками, симпатичными и по-английски спокойными.

– Как поживаешь? – спросил Андре мужчина.

– Как поживаешь? – откликнулся тот. Такое уж у них приветствие.

Пес возбудился и залаял. Линн хлопнула в ладоши и приказала:

– Тихо, Пришес! Пошел в дом!

Собака неохотно повиновалась. Женщина вытерла о джинсы ладонь и протянула мне руку:

– Я Линн.

– Ребекка, – ответила я. – Рада познакомиться.

– Добро пожаловать в «Ред мейпл».

– Спасибо.

– Я Терри, – представился мужчина. – Хорошо, что выбрались. Как доехали?

– Прекрасно.

– Вот с этим шофером? – пошутил он. – Ну, проходите.

– Андре впервые привозит сюда девочку. – Линн, поддразнивая, пихнула его в бок, и мы все четверо направились к дому.

– Обычно приезжает с мальчиками, – сострил Терри.

– Не обращай на них внимания, – улыбнулся Андре. – Они считают, что очень остроумны.

Я улыбнулась и вошла в вестибюль. Дом был весело украшен в деревенском стиле, отчего у меня стало радостно на душе. Свежие цветы стояли в простых стаканах и кувшинах на множестве старинных столиков. Повсюду ощущался растительный мотив. На полу лежали яркие солнечные пятна. Кое-где растянулись несколько кошек.

– Очаровательно, – проговорила я. Опять слово не из моего лексикона.

Терри взял наши пиджаки и повесил в шкаф в вестибюле. Затем отвел в просторное помещение сельской кухни.

– Понимаю, вы предпочли бы просидеть и проболтать до вечера, – подмигнул он Андре. – Но к сожалению, у нас с Линн дела. Сейчас дадим вам ключи, а встретимся позднее. Скорее всего после ужина. Ваш номер льняной, как ты и просил. Очень уединенный.

– Никогда не видела Андре таким влюбленным, – прошептала мне Линн. – Мы понимаем, когда следует убраться с дороги. – Я не нашлась что ответить.

Хозяева исчезли так же неожиданно, как и появились, оставив меня и Андре со связкой ключей.

– Они нечто, – покачал он головой. – Никогда не встречал таких же.

– Симпатичные, – согласилась я. – И очень прямодушные.

– Ну что, пойдем? – спросил Андре.

– Показывай дорогу.

Мы вышли через заднюю дверь, миновали еще один очаровательный садик (заметили, снова такое слово?) и по петляющей через лесок тропинке приблизились к скромному уединенному дому над прудом. Настоящий кукольный домик со ставнями и дверью.

– Как здорово!

– Я так и думал, что тебе понравится.

Льняной дом стоял на отшибе – рядом никаких других строений. Внутри – гостиная, кухня и просторная спальня с огромной, покрытой пледом в красную и синюю клетку кроватью. В окнах простые деревянные рамы; крашеный дощатый пол утепляли вязаные половики. Клетчатые шторы и занавеси украшал сочный яблочный мотив. А стены были обиты тем, что показалось мне современным воспроизведением рисунка девятнадцатого века. Мило и необычно. Кукольный домик, который построили люди с деньгами, вкусом и богатым воображением.

– Пойду принесу наши чемоданы, – сказал Андре. – Располагайся.

Я упала в кресло-качалку и почувствовала, как напряжение покидает тело – вздох за восхитительным вздохом. Незаметно отодвинув клетчатую штору, я наблюдала, как Андре идет по лужайке к главному дому, и любовалась его обтянутым джинсами задом. Сколько же в нем грации! Я представила его на себе и задохнулась.

Вскоре Андре вернулся с чемоданами, поставил их в спальне, сел на кровать и посмотрел на меня.

– Ну вот… – начал он. Заметив в его глазах голод, я смутилась. Меня радовало его чувство, но вместе с тем я растерялась. Слишком долго у меня никого не было, и я не знала, как себя вести, – боялась пошевелиться. Вот сейчас двинусь и что-нибудь переверну или опрокину. Я ощущала себя неуклюжей. – Ну вот… – повторил Андре. – Все очень красиво. Умеют же они работать.

Он молчал и смотрел на меня.

– Обивка и полы великолепны, – пробормотала я. – Они сделали все это сами или нанимали дизайнера? Моя подруга Сара – дизайнер. Теперь ей придется самой зарабатывать на жизнь, и она подумывает открыть дизайнерскую фирму. По-моему, это великолепная идея. – Андре сцепил пальцы, улыбался и молча смотрел на меня. А я, не зная, что делать, продолжала говорить: – Я хочу ей всячески помогать. Она очень нуждается в поддержке. Мы все, ее институтские подруги, стоим за Сару. Думаем, как организовать ее дело. Пока она лежала в больнице, написали бизнес-план, чем очень удивили ее, сняли помещение в Ньютоне.

Андре по-прежнему не отвечал, но его, кажется, подмывало рассмеяться. Я умолкла.

– Иди сюда. – Он похлопал ладонью по кровати рядом с собой.

– Не знаю. – Я пожала плечами, как несмышленая девчонка, и почувствовала себя идиоткой.

– Знаешь. Поэтому тебя и прорвало. – Он прижал палец к губам. – Тсс… Молчи и слушай лес.

Я притихла. Сидела и слушала птиц, ветер и шелест листьев. За окном вода тихо плескалась о берег пруда. Андре поманил меня к себе. Я затрясла головой, сцепила руки, крепко сжала колени и начала нервно раскачиваться в кресле. Не так я представляла себе этот момент, когда миллион раз думала о нем. Я воображала себя знойной кошечкой. Представляла, как бросаюсь на него, облизываю. На мне сексуальное белье, а не обычные белые бюстгальтер и трусики, как сейчас. Андре встал и, улыбаясь, направился ко мне.

68
{"b":"399","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
Шаги Командора
Сандэр. Ночной Охотник
Любая мечта сбывается
Фима. Третье состояние
Автомобили и транспорт
Мертвый вор
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Мастер Ветра. Искра зла