ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рой
Мой любимый демон
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Ее худший кошмар
The Mitford murders. Загадочные убийства
Сила притяжения
Любовь не выбирают
Русь сидящая
Любовь колдуна

Ты уже слышал, – без предисловий сказала она, опускаясь на стул, отодвинутый для нее официантом.

– Насчет «Харрис индастриз»? Да, я слышал. А я-то вообразил, что ты хочешь видеть меня. Оказывается, ты собираешься поговорить о банковском займе, – обиженно сказал он.

Тогда почему ты не позвонил мне и не отменил встречу?

– Я пытался, но ты уже ушла с работы.

– Джулиан, сядь пожалуйста. Неудобно, все смотрят. Может, все-таки пообедаем? И если ты настаиваешь, я ни слова не скажу о «Харрис индастриз».

Он сел, все еще сохраняя обиженный вид.

Ты ведь сам говорил, что я могу звонить тебе в любое время дня и ночи, если мне понадобится совет или помощь, – напомнила она. – Ты объявил себя моим личным банкиром, помнишь? – Она протянула руку через стол и накрыла его ладонь своей, и он на секунду изумленно уставился на нее. – Я сейчас прошу твоей помощи.

Тогда почему ты не сказала об этом сразу, когда звонила?

– Извини. Но я хотела поговорить с тобой лично. Это очень важно, Джулиан. Если у нас возникнут проблемы… Ведь это ты дал рекомендации совету управляющих вашего банка по моему проекту.

Ты хочешь сказать, что моя голова тоже лежит на плахе?

По-видимому, эта мысль не слишком обеспокоила его. Впрочем, он носил то же имя, что и банк, хотя это не имело большого значения. Неожиданно он удивил Физз широкой улыбкой.

– Что, если я сам заплачу за свой обед и мы забудем о делах? Кто знает, вдруг мне удастся ослепить тебя остроумием, околдовать обаянием и заманить в постель?

Твое остроумие и обаяние бесспорны, Джулиан, но…

Он перевернул ладонь и сжал ее руку.

Тогда пойдем со мной вечером в театр, – нетерпеливо сказал он. – Ты сможешь уехать на поезде рано утром.

Он не дослушал окончания ее фразы. Очень важного окончания.

Твое остроумие и обаяние бесспорны, – повторила она, – но к планам заманить меня в постель это не относится.

Ты должна дать мне шанс.

– Почему это?

– Ну хорошо, забудем пока про постель. Если ты пойдешь, я буду держать руки на месте. Обещаю.

Это зависит от того, что ты вкладываешь в понятие «на месте», – заметила она. – И я сегодня буду ночевать у сестры. Она хотела поговорить со мной.

Это ведь не займет весь вечер. Насчет этого он был прав. Когда она позвонила сестре, чтобы сообщить, что приедет в Лондон, та почти умоляла ее остаться на ночь. Но, вполне вероятно, что она уже забыла об этом. А Джулиан не заслуживает, чтобы с ним обращались так пренебрежительно.

– Хорошо, но помни о своем обещании держать руки при себе.

Ты хоть понимаешь, какую ценность представляют из себя билеты на этот спектакль? Ты не представляешь, что я мог бы получить за них от девушек из нашего офиса, – заявил он, шутливо насупив брови.

– Прекрасно представляю, – сказала она со смешком.

– На самом деле я все равно предпочитаю твое общество. Несмотря на запрет использовать руки. Разумеется, если тебя вдруг охватит чувство благодарности и ты изменишь мнение, просто скажи мне словечко.

– И что это за словечко, Джулиан? На мгновение их глаза встретились, затем Джулиан тряхнул головой и выпустил ее пальцы, признавая поражение.

– Я не знаю, кто разбил твое сердце, Физз, но если ты не соберешь осколки и не попытаешься склеить их вместе, значит, он выиграл.

– Любовь – это не соревнование, Джулиан. Здесь нет выигравших и проигравших. А секс – это не замена любви.

– Но это хорошее развлечение. Попробуй. Может быть, тебе понравится.

Забавно, насколько он напоминает игривого щенка, подумала Физз. Ньюфаундленда. А Люк Дэвлин – вылитый доберман.

Официант, уловив паузу в разговоре, шагнул к столику.

– Что будете заказывать, сэр? Джулиан сделал заказ для двоих и настоял на том, чтобы угостить ее шампанским, отказываясь говорить о делах, пока они не закончат обед. Наконец, когда они приступили к бренди, Физз вернулась к вопросу о делах радиостанции. Она рассказала об условиях, которые выдвинул Люк Дэвлин, и о своем беспокойстве.

– Послушай, Физз, если ты собираешься вести речь о пересмотре условий займа, то я должен предупредить тебя, что ты зря теряешь время, – сказал Джулиан с искренним сожалением.

Физз попыталась проигнорировать холодок, притаившийся у нее где-то под ложечкой, который не исчез даже от согревающего бренди, и сказала добродушно-насмешливым тоном:

Ты говоришь это, даже не выслушав меня?

Он не ответил. Физз принужденно рассмеялась.

– Послушай, Джулиан, когда мы впервые обратились к тебе, ты готов был предоставить нам вдвое больший кредит. Ты сказал, что проблем нет.

– Я это знаю.

– Мне нужна отсрочка начала выплат по займу на три месяца. Даже на два. Я прошу не так уж много. Если Мелани будет играть на радио, рекламодатели начнут просто выпрашивать у нас эфирное время.

– Но ты и так можешь получить все это, – напомнил он. – Деньги. от Люка Дэвлина, Мелани Бретт и рекламу.

– Боюсь, я просто не верю этой удаче. Не верю Дэвлину.

– Я не понимаю почему. Этот парень твердо стоит на ногах.

– У меня какое-то странное ощущение, Джулиан. Ничего конкретного…

Она смущенно пожала плечами.

– Шестое чувство?

– Я собиралась сказать – женская интуиция, но, пожалуй, шестое чувство тоже будет правильно.

На самом деле все было сложнее. Когда дело касалось Люка Дэвлина, она не вполне верила даже своим собственным ощущениям.

– Человеку свойственно не доверять щедрости, если она исходит из невероятного источника. Возможно, это отголосок истории о Троянском коне, которую в нас вдолбили в школе. Но дело в том, что я не могу помочь тебе, Физз. Когда я понял, почему ты позвонила, я навел справки насчет возможности пересмотра условий займа. Они заблокированы и пересмотру не подлежат. Первая выплата должна поступить в следующую пятницу, и банк не даст отсрочки.

Ты хочешь сказать, что все уже решено? Даже до того, как я обратилась? Он пожал плечами.

– «Харрис индастриз» была главным спонсором радиостанции. Видимо, вероятность твоего обращения в банк предполагалась.

Тебе не кажется, что это чересчур поспешно? В чем дело? Кто-то в вашем правлении хочет получить собственную радиостанцию по бросовой цене? Джулиан напряженно сжался.

– Не знаю.

Как представитель банка он был глубоко оскорблен таким предположением. Возможно, она немного хватила через край, но она не могла поверить тому, что только что услышала.

– Послушай, Джулиан, не дуйся – тебе это не идет. Я вовсе не думаю, что это чья-то грязная игра.

Конечно, она не ожидала, что Джулиан будет прыгать от радости, когда она заговорит об отсрочке выплат, но все же… Сумма, о которой шла речь, для банка представляла пустяк. Отказ даже обсуждать такую возможность звучал по меньшей мере странно.

– Мне действительно жаль, Фелисити. Мне было очень приятно пообедать с тобой, но я ничем не могу помочь насчет займа.

– Спасибо хотя бы за то, что честен со мной.

– Я не настолько глуп, чтобы думать, что ты пойдешь со мной в постель, если я пообещаю помочь тебе. – Он снова улыбнулся. – И не хочу получить синяк под глазом за такое предложение.

– О, Джулиан! – воскликнула она, не удержавшись от смеха.

– Мы здесь, в Сити, не такие уж страшные, как нас рисуют, – сказал он.

– Есть одна вещь, которую ты можешь сделать для меня, – решилась на просьбу Физз. – Это не касается денег, – поспешно добавила она. – Ты можешь дать мне полный список совета директоров вашего банка?

– Зачем?

Она не знала. Это опять было на уровне интуиции.

– Это же не составляет государственной тайны?

– Мы частный банк, Физз.

– А я ваш клиент. Ведь такой список можно достать?

– Если знать, где искать. Хорошо, я раздобуду его для тебя и принесу, когда мы встретимся вечером. Ты еще не передумала идти со мной в театр?

Только если ты заплатишь, – сказала она, достав кредитную карточку, чтобы, несмотря на протесты Джулиана, расплатиться за обед.

13
{"b":"4","o":1}