ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не подозревала, что у компании были трудности. А ты знал? Если бы Майкл намекнул нам о своих проблемах…

Она остановилась. Бесполезно думать о том, что бы она сделала, если бы знала. Она должна разобраться в той ситуации, которая сложилась сейчас.

Если бы они не взяли этот заем в банке, они бы справились. Возможно, им удастся справиться и сейчас. Все, что ей нужно сделать, – попытаться убедить этого Люка Дэвлина, что без своей радиостанции Брумхилл станет беднее. И иметь убедительный ответ на вопрос, почему она ждет от него поддержки. Она была уверена, что он спросит об этом. Она должна настраиваться на лучшее.

Быть может, все это – буря в стакане воды. Стандартное письмо всем, кому Майкл оказывал помощь. А таких множество… В течение многих лет город привык во всем полагаться на семью Харрис. Бьюмонты тоже вносили свой вклад, но большие деньги всегда приходили от Харрисов – и от семьи, и от компании. Этому пришел конец. Мистер Дэвлин, не теряя времени даром, смешал все карты.

– Я думаю, мы не должны судить этого человека, пока не узнаем, что он предлагает, – сказала Физз, указывая жестом на письмо.

Эдвард Бьюмонт слегка пожал плечами.

– Возможно, это всего лишь формальность, – проговорил он, как бы откликаясь на собственные мысли Физз. – Я уверен, что он сократит расходы, но не могу представить, чтобы он полностью прекратил финансирование.

Физз внимательно перечитала письмо, но в сухих фразах было трудно отыскать что-либо утешительное. Чек от Майкла на сумму, выплачиваемую им ежегодно, должен был поступить в ближайшие дни. Без этих денег продолжение собственного радиосериала будет под вопросом, так же как и прямая трансляция городских спортивных соревнований. А без этих программ под вопросом будет продление лицензии радиостанции на вещание. Но новый президент «Харрис индастриз» ясно дал понять в своем письме, что перемены произойдут без промедления. Перемены. Почему он просто не сказал, что он имеет в виду, вместо того чтобы играть с этим словом?

– Конечно, он может просто отказаться от обязательств, – возразила она. – Тем более от неофициальных.

– Я думаю, что, даже если бы это были юридически оформленные обязательства, он был бы вправе изменить их, – ответил отец.

Физз не сомневалась в этом. Но если бы это было так, она чувствовала бы себя гораздо увереннее. Если только отец сказал ей правду. Джентльменское соглашение, подумать только! Два старомодных джентльмена заключают сделку дружеским рукопожатием. И в конце концов это приводит к катастрофе, беспомощно возмущалась про себя Физз.

Через несколько месяцев наступал срок возобновления лицензии на радиовещание. Если они не сумеют сдержать свои обещания по программе, в лицензии могут и отказать. Хуже того, радиостанция сама становится уязвимой и ее тоже кто-нибудь может купить. Физз знала об одном консорциуме, уже купившем несколько близлежащих станций, которые теперь передавали поп-музыку, и без особого объявления было почти невозможно понять, какое радио вы слушаете.

Вся концепция независимого радиовещания для местных жителей начала казаться очень шаткой. Физз была полна решимости сделать свою радиостанцию особенной, отличной от других. С помощью семьи и щедрой поддержки Майкла Харриса она преуспела в этом. А теперь, когда она расширила свою деловую базу, чтобы перейти на самоокупаемость и избежать столь сильной зависимости от спонсоров, она неожиданно оказалась на грани того, чтобы вообще потерять все это.

– Что будет с Майклом? – спросила она, пытаясь отодвинуть собственные проблемы. – Он сможет справиться с этим?

– Он храбрится: говорит о том, как рада Элис его раннему уходу в отставку, как замечательно будет провести зиму в своем доме в Альграве и целыми днями играть в гольф. Но ты ведь знаешь, чем был для него завод. Он любил его. Каждый кирпичик. Каждого человека, который работал там.

А теперь это собственность какого-то неизвестного. Ему нет дела до многих поколений, которые вкладывали в завод свои силы и средства, его не заботит ничего, кроме быстрого возвращения своих вложений.

Физз бросила письмо на стол и подошла к окну. Протерла рукой запотевшее стекло. Уходящая вдаль дуга залива, город, приютившийся у подножия холмов, и море в любом его состоянии редко вызывали у Физз иное чувство, кроме воодушевления. Даже неприветливыми зимними днями, когда волны безжалостно бились о пирс. Но сегодня и небо, и море были одинаково серыми, холмы были скрыты облаками, а над городом висела пелена моросящего дождя. Февраль в своем худшем проявлении.

– Как ты думаешь, что он подразумевает под переменами? – спросила наконец Физз, отвернувшись от окна и оглядывая свой маленький захламленный кабинет.

Когда отец снисходил до того, чтобы покинуть свой, гораздо более солидный, кабинет в мезонине и взобраться по лестнице к ней, обстановка этой комнатушки под крышей начинала казаться еще более убогой. Отец, сестра, покойная мать Физз – все они обладали яркой способностью звезд затмевать всех и вся, что находилось рядом с ними, заставляя окружающее выглядеть каким-то невзрачным.

– Не знаю. Возможно, этот Дэвлин просто хочет перевести все на регулярную основу, – с надеждой предположил отец.

– А если нет? Если он хочет избавиться от нас? Сможем мы бороться с этим?

Увидев, как непривычно ссутулились плечи отца, она пожалела, что задала такой вопрос. Он и без того чувствовал себя достаточно плохо. Ни к чему сыпать соль на раны.

– Как долго сможет продержаться радиостанция, Физз?

Она слегка пожала плечами.

– Главные статьи расходов – это сериал «Залив каникул» и трансляция спортивных состязаний. Если бы у меня было время, я смогла бы объединить усилия нескольких мелких спонсоров. Но в городе нет ни одной крупной компании, которая взяла бы на себя полное финансирование одной из этих программ, и тем более обеих. Прямо сейчас это невозможно. При таком коротком уведомлении.

– Но ты не можешь отказаться от этого, Физз. Обе эти программы – обязательная часть нашего вещания. Живая драма и спорт в прямом эфире. Это давало нам преимущество над конкурентами.

– Мы не сможем долго продержаться. Мы должны содержать свой штат, платить зарплату. А отказ от этих программ приведет к снижению доходов от рекламы. В любом случае это не решение проблемы.

– Остались какие-нибудь деньги от банковского займа?

– Свободных – нет. Счетов для оплаты хватит, чтобы оклеить стены моего кабинета…

– Хорошо еще, что он маленький, – пошутил отец, пытаясь разрядить ситуацию.

– Да, хорошо, – согласилась Физз, позволив себе улыбнуться.

Очень маленький и очень убогий. Она не была звездой и не нуждалась в роскошном обрамлении, чтобы подчеркивать свой блеск.

– Но основная проблема как раз с банковским займом. Если бы я не начала это дело с рестораном… Если бы подождала до следующего года…

Но сейчас уже поздно. Ее отец не интересовался финансовой стороной существования радиостанции. Он вложил в «Павильон-радио» свое имя и положение. Все остальное ее забота.

– Если будет хороший сезон, Физз, все наладится, – сказал отец, стараясь подбодрить ее.

Он продолжал говорить что-то оптимистическое, но она не слушала. Она была слишком поглощена своими мыслями. При самом худшем развитии событий, если «Харрис» полностью прекратит финансовую поддержку, одного оптимизма будет недостаточно, чтобы удержаться на плаву. Потребуется добиться терпения и понимания от Джулиана, молодого банкира, который так стремился предоставить ей заем для организации ресторана в восстановленном Павильоне. Он также стремился продвинуть их отношения гораздо дальше, чем принято между банкиром и клиентом, и сделал бы это, если бы Физз каким-либо образом поощрила его. Она почти незаметно вздохнула.

Это была такая блестящая идея – как она может потерпеть неудачу? Они уже проводили музыкальные шоу в фойе Зимнего сада каждое утро летом и по субботам зимой. Казалось, так просто развить это, предложить публике еще и хорошую кухню в сочетании с лучшим в Брумхилле видом на окрестности, открыть здесь же маленький магазин сувениров местного изготовления, включая продукцию их собственного «Павильон-радио».

2
{"b":"4","o":1}