1
2
3
...
21
22
23
...
67

К чему относились ее слова? К погоде, пейзажу, его вкусу в выборе машин? Не следует отдавать ей инициативу в разговоре. Люк повернулся и встретился с ее легкой улыбкой. На какой-то момент он почувствовал, что идет по зыбучим пескам, что, находясь рядом с Физз Бьюмонт, он не может чувствовать себя спокойно.

– В моей развалине больше погремушек, чем в кроватке у младенца, – призналась Физз.

Она продолжала улыбаться, и у Люка на мгновение перехватило дыхание – ощущение, подобное тому, которое возникает, когда слишком быстро проезжаешь по горбатому мостику.

– Надеюсь, эта машина не гремит? – спросила девушка.

Люк бросил взгляд на устаревшую модель «ягуара», припаркованную неподалеку. Несмотря на почтенный возраст, автомобиль выглядел ухоженным и все еще красивым.

– Ваша развалина была отличной машиной в свое время, – сказал он. – К сожалению, ее время истекло лет двадцать назад.

– Двадцать? Всего лишь? Будьте честны со мной, Люк, я пойму это. Не чувствуйте себя обязанным проявлять доброту.

Улыбка резко исчезла с его лица. Доброту? Что могут Бьюмонты знать о доброте?

– Я не чувствую себя обязанным ничему.

Физз бросила в его сторону удивленный взгляд. Выругавшись про себя, Люк отвернулся и вставил ключ зажигания. Прежде чем снова взглянуть на нее, он с усилием изобразил на лице улыбку.

– Уж во всяком случае, я не чувствую себя обязанным проявлять доброту к вашей машине. Так мы едем?

Физз почти физически почувствовала гнев, кипящий глубоко в душе этого человека. Это длилось всего лишь секунду, как жар из дверцы печи, когда ее открыли и тут же снова захлопнули. Сейчас его улыбка снова была на месте, и, как ни всматривалась Физз в эту маску, ни резкие скулы, ни ястребиный нос, ни твердая линия рта не дали ей ключа к разгадке его истинных чувств. Но она поняла, что не ошибалась, не доверяя ему.

Ей следовало быть умнее и помнить, что Люк Дэвлин вовсе не собирался стать спонсором «Павильон-радио» по доброте души. Если бы не было так очевидно, что Мелани Бретт способна разжечь страсть в этих агатовых глазах, Физз решила бы, что у него вообще нет души.

Или эта девушка – всего лишь приятное приобретение мужчины достаточно богатого, чтобы позволить себе дорогие игрушки? Как машина, в которой она сидит. Как часы на его руке.

Неожиданно, сама не понимая почему, Физз почувствовала жалость к Мелани. Она сделала глубокий вдох.

– Хорошо. Раз мы едем обедать, мы можем посмотреть некоторые дома по дороге. У вас есть адреса?

Он вынул из нагрудного кармана лист бумаги и протянул ей.

– Агент по недвижимости дал мне этот список. Здесь перечислено все, что сдается, хотя вряд ли все из этого подходит.

– Разумеется, не все.

Листок все еще хранил тепло его тела, и на мгновение ей захотелось прижать его к лицу и проверить, успела ли бумага впитать его запах. Чувствуя, что начинает сходить с ума, Физз резко развернула листок.

– Что именно вы ищете?

– Комфортабельный дом, не требующий больших забот, достаточно уединенный. И с видом на море, – сказал он, ожидая, когда она просмотрит список и укажет ему, в какую сторону ехать.

– Вид на море – это самое легкое, – заметила Физз. – Любой дом в Брумхилле имеет вид на море. Что касается остального…

Физз нашла в своей сумочке ручку и вычеркнула две трети из списка домов как абсолютно неподходящие для мужчины с его средствами и для девушки, которая, безусловно, будет нуждаться в некотором уединении.

– Оставьте любые три из четырех, – распорядился он, накрывая ее руку своей ладонью.

Забытые ощущения, словно бабочки, вспорхнули в ней от этого прикосновения, разрушая то холодное спокойное равнодушие ко всему, кроме работы, которое она заботливо культивировала в себе долгие годы. Физз пыталась сопротивляться. Почему она должна терять свой душевный покой? Ради кого? Ради Люка Дэвлина? Почему она никогда не приходит в подобное состояние, когда рядом с ней Джулиан, такой добрый, заботливый и внимательный?

То же самое было с Патриком. Физз, банг. Шипение, треск, взрыв – и все, конец. Она была тогда, как Мелани, – юная, полная жизни, вся в ожидании любви. На секунду у нее перед глазами всплыл неясный образ прежней Физз. Она с усилием моргнула. За эти годы ей удалось изменить свою жизнь, возродить себя заново, избавиться от боли. Она стала старше и мудрее, и она не позволит Люку Дэвлину отнять у нее что бы то ни было. Ни радиостанцию. Ни ее сердце.

– Я оставила те дома, которые удовлетворяют по крайней мере двум требованиям, – сказала Физз, стараясь сохранять спокойствие.

– Думаете, я хочу невозможного? Его губы тронула добродушная улыбка. Не такая, как та, которой он покорил Сюзи, но все же опасная. Физз подумала, что ей гораздо легче сохранять трезвый рассудок, когда Люк Дэвлин просто груб.

Вовсе нет, – сказала она, не отрывая глаз от листа бумаги. – Я не сомневаюсь, что вы готовы заплатить, чтобы получить то, что хотите. Но Брумхилл небольшой город, и предложение домов для сдачи в аренду здесь ограничено. Если вы не скорректируете свои требования, то, возможно, вам придется долгое время жить в «Метрополе».

С Me лани Бретт.

От этой мысли Физз стало легче. Она повернулась к Люку Дэвлину и встретилась со слегка озадаченным взглядом, направленным на нее. Она умудрилась изобразить некое подобие улыбки.

– Начнем? – спросила она. – Что бы там ни говорила Сюзи, у меня продолжается рабочий день и я не хочу терять время.

– Я уверен, что вы относитесь к этому, как к работе, Физз. А так как вы хотите, чтобы я стал спонсором вашей радиостанции, вам придется потратить столько времени, сколько я сочту нужным.

Я не говорил, что это будет развлечением.

Физз не нашлась что ответить. И слава Богу. Что бы она сейчас ни сказала, потом ей пришлось бы пожалеть об этом.

Люку не хотелось выходить из машины и осматривать дом. Он был вынужден признаться себе, что этот осмотр домов всего лишь повод, чтобы заставить Физз Бьюмонт провести с ним несколько часов. Не для того, чтобы флиртовать с ней, поддразнивать ее, тащить в постель. Нет, он хотел разобраться в ней, понять, где ее слабое место. И несмотря на свои резкие слова, он хотел, чтобы ей было приятно его общество. Хотя ему почему-то казалось, чтЪ она все время ведет с ним борьбу. Быть может, так оно и есть?

Это прекрасный дом, – заявила Физз с едва прикрытым раздражением из-за зря потраченного времени.

Все остальные дома тоже вполне подходили для временного проживания. Но усадьба Уинтерборн не просто подходила. Это был дом, о котором можно только мечтать. Место, чтобы растить детей, взрослеть, стариться. Место, чтобы жить. Вещи, недоступные для него. Он не знал примера семейного счастья. Его отец бросил его мать, когда он был совсем ребенком. Его сестра… Ну, Джульет не дошла даже до этого.

Люк стряхнул тяжелые мысли.

– А вам не кажется, что это место чересчур изолированно для Мелани?

– Я думала, что ваша цель – поставить Мелани перед свершившимся фактом?

– А вам бы понравилось жить здесь? Это всего в пяти милях от Брумхилла. Мелани наверняка умеет водить машину. Вы просили уединения, и в разгар лета вы будете рады изолированности. Вы оба.

Не дожидаясь ответа, она открыла дверцу машины и свесила на землю длинные ноги, видимо решительно настаивая, чтобы он осмотрел дом.

Люку совершенно не нравился костюм, в котором Физз приходила к нему в офис, но на мгновение он пожалел, что сегодня она не в нем. Он вспомнил, как его забавляла ее борьба с юбкой, из-под которой, несмотря на старания Физз, иногда проглядывал верхний край чулка. Сейчас он наблюдал, как она идет вперед по дорожке. У нее была великолепная походка. Люк невольно залюбовался плавными и легкими движениями ее ног. Интересно, какова она в постели? Он вспомнил ее жаркие глаза и понял. Боже, он понял, что хочет ее, хочет почувствовать под собой ее тело, ее раздвинутые навстречу ему бедра. Эта мысль, подобно удару в солнечное сплетение, лишила его возможности дышать.

22
{"b":"4","o":1}