1
2
3
...
30
31
32
...
67

Главная часть соглашения была достаточно прямолинейна и состояла из стандартных фраз. Она не хотела подробно вникать в нее. Никаких спонсорских сообщений, никаких щитов, прославляющих его щедрость во время местных спортивных соревнований.

Там присутствовал пункт, запрещающий всякую рекламу перед или сразу после сериала «Залив каникул», что выглядело немного жестоко, но, поскольку Люк спонсировал передачу в целом, он имел право выдвинуть такое условие. Затем она перевернула страницу и зазвучали набатные колокола.

ГЛАВА 7

Физз подняла голову и со смущением обнаружила, что Люк внимательно наблюдает за ней. Как будто он предвидел этот момент, ждал его. Она откашлялась.

– Что это значит? – спросила она. – Все изменения в актерском составе «Залива каникул» должны быть сначала одобрены вами…

Чтобы скрыть замешательство, Физз опустила взгляд на документ, как бы желая проверить правильность текста.

Люк поднялся с дивана и подошел к ней. Положив одну руку на спинку ее стула, а другую – на стол, он наклонился над ней, читая документ.

– Здесь все достаточно ясно, разве не так?

Он повернул голову и заглянул ей в лицо. Хотя он не касался ее, Физз почувствовала себя в ловушке почти физического контакта с его телом.

– Я понимаю слова, Люк, но мне в голову не могло прийти, что актерский состав второстепенной «мыльной оперы» представляет интерес для такого занятого человека, как вы.

Он ждал продолжения, но Физз наконец научилась не попадать в эту конкретную ловушку.

Это все, – сказала она. Значит, принципиальных возражений нет?

Физз поняла, что она допустила ошибку. Это было не все. Далеко не все. Но она не увидела опасности, и теперь он сыграл на этом. Она легко согласилась на его требование ввести в спектакль Мелани и тем самым дала ему право думать, что изменения в актерском составе – это мелкий вопрос для нее. Но это было не так.

– Предположим, кто-то из актеров неожиданно заболеет и придется переписывать текст? – спросила она.

– Просто сообщите мне об этом. Я не хочу, чтобы кто-то прибегал к дипломатической болезни, чтобы избежать совместной работы с Мелани.

– Избежать работы с Мелани? – Физз не могла поверить своим ушам. – Кому это нужно? Наши актеры будут только рады возможности работать с ней.

Большинство из них. Она опустила глаза. Он говорил не о большинстве. Он имел в виду ее сестру. Она появлялась в «Заливе каникул» неохотно, считая это ниже своего достоинства – достоинства «серьезной» актрисы. Когда в сериале появится новая звезда, возникнут дополнительные проблемы с Клаудией. Физз очень хорошо понимала это. Она решила спросить напрямик:

– Вы имеете в виду Клаудию?

– Вашу сестру? – переспросил он. Физз не стала утруждать себя ответом.

Он хорошо знал, что это ее сестра. Он вообще слишком много знал.

– Вы предвидите сложности?

– Она часто покидает состав для выполнения других своих обязательств, причем иногда это происходит довольно неожиданно. Бывает так, что она записывает свой текст в другом месте, а потом ее реплики вставляют в запись спектакля. Я не хочу, чтобы это было неправильно понято.

– Если это не войдет у нее в привычку – проблем не будет.

– Вы действительно будете настаивать на этом? Если я не стану придерживаться буквы этого соглашения, вы прекратите финансирование?

– Естественно. Я уверен, что, когда вы объясните ситуацию своей сестре, она войдет в ваше положение и сделает все, чтобы помочь вам.

У Физз было другое мнение по этому вопросу, но она промолчала. Если дела пойдут совсем плохо, она сама сможет исполнить роль героини Клаудии; их голоса довольно похожи, и она уже делала так в безвыходных ситуациях. Если монтаж будет проходить после записи остальных ролей, то Мелани, а значит, и Люк ничего не узнают.

Тогда я позову Лиз?

Он потянулся к пульту внутренней связи, задев грудью ее плечо. Все ее тело мгновенно отозвалось на это случайное прикосновение.

– Или у вас есть еще вопросы?

Физз отрицательно качнула головой, хотя один вопрос неотвязно вертелся у нее на языке. Зачем? Зачем он делает это? Все это было просто нелогично, и каждый нерв ее существа кричал: «Берегись!» Это слово вспыхивало в ее сознании трехметровыми неоновыми буквами. Но когда он наклонился над ней и она почувствовала его мужской запах, ее чувства смешались. Она уже не могла понять, опасается Люка Дэвлина ее разум или его боится ее сердце. Но это не меняло дела. Люк Дэвлин был необходим ей, и он знал это.

Десять минут спустя все было кончено. Соглашение подписано. Дело сделано. «Павильон-радио» на некоторое время спасен. Но какой ценой? Даже если Люк Дэвлин в своих действиях не руководствовался какими-либо скрытыми мотивами, Физз безвозвратно утратила душевное спокойствие.

– Я думаю, это стоит отпраздновать, – сказал Люк, провожая ее до машины под защитой зонтика, позаимствованного у его секретарши. – Мелани хочет устроить завтра вечеринку по случаю новоселья. Вы придете?

– У меня другие планы на завтрашний вечер, – без колебаний сказала Физз.

Остаться дома с хорошей книгой и постараться забыть о существовании Люка Дэвлина.

– Я бы хотел, чтобы вы пришли, и Мелани тоже. Вам надо развлечься.

Физз бросила на него колючий взгляд. Что он знает о ее личной жизни? Или об отсутствии таковой?

– Вы слишком много работаете, – продолжил он. – И кто знает, быть может, ваш отец сможет найти окно в своем напряженном расписании и тоже придет, – добавил он с оттенком иронии. – И ваша сестра, если она в Брумхилле. Естественно, приглашение распространяется на весь персонал радиостанции, но я думаю, что Мелани уже позаботилась об этом.

– Значит, вы нашли дом?

– Я последовал вашему совету и остановил выбор на усадьбе Уинтерборн, – сказал он, пожав плечами.

– Мелани понравилось?

– Как видите. Мы переезжаем сегодня.

Мы. Люк и Мелани. Они пара. Странная пара; они явно не подходят друг другу. Он слишком властный; она слишком юная. Но это не ее дело. Надо взять себя в руки.

– И завтра устраиваете новоселье? Это требует столько сил, – заметила она.

Это, определенно, позабавило Люка, потому что он улыбнулся.

– Мы просто обратились в фирму, которая специализируется на этом. И потом, у нас есть экономка, и очень хорошая.

Мы. Мы.

– Мелани не устроила истерику насчет изолированности этого места? – спросила Физз, раня себя именем девушки.

– Я сказал ей, что вы считаете, что это лучшее из возможных мест. – Он улыбнулся неторопливой, широкой, странно обольстительной улыбкой. – Но решила дело все же кровать с пологом.

Физз напряженно сглотнула.

– Это всегда действует. – Да?

Они уже дошли до машины. Люк взял у нее ключи и наклонился, чтобы отпереть дверцу. Его глаза оказались на одном уровне с ее собственными.

– У меня сильное искушение подвергнуть проверке такое смелое утверждение, – сказал он.

У нее перехватило дыхание, потом к горлу подступила волна гнева. Как смеет он флиртовать с ней, когда имя его возлюбленной еще не успело остыть на его губах? Ее сердце стучало так громко, что она почти не сомневалась, что он слышал его биение сквозь пальто. Она подняла бровь.

– В самом деле? А Мелани не будет возражать? – спросила она, надеясь устыдить его.

– Я не скажу ей, если вы не скажете. Он легко коснулся ее губ кончиком пальца. Его темные глаза прищурились из-за внезапно прорвавшегося через облака солнечного луча. Затем он взял ее за руку и вложил в ладонь ключи, сжав вокруг них ее пальцы. Как только он распахнул для нее дверцу, она молча скользнула за руль, отчаянно желая побыстрее уехать.

– До завтра, Физз, – проговорил он. Она не могла сказать, звучало это как угроза или как обещание.

Физз захлопнула дверцу, и капли воды посыпались на нее сквозь прохудившийся брезентовый верх автомобиля. Она даже не заметила этого.

Люк некоторое время стоял на автомобильной стоянке и смотрел вслед машине Физз. Он должен был радоваться тому, как гладко идет осуществление его планов. Но вместо этого он испытывал странное разочарование. Найти подход к Физз Бьюмонт все равно что пытаться поймать туман. Она была неуловима, она не давала ему возможности нащупать ее главную жилку. Она вела жизнь монахини и в то же время, когда ему удавалось поймать ее врасплох, она смотрела на него таким взглядом, что у него перехватывало дыхание и бросало в жар. Но когда он пытался флиртовать с ней, она, как моллюск, захлопывала створки раковины. Это приводило его в замешательство, и он начинал злиться на себя.

31
{"b":"4","o":1}