1
2
3
...
36
37
38
...
67

Он перевел взгляд на ее лицо, следя за его быстро меняющимся выражением по мере того, как он продолжал медленное, гипнотизирующее исследование линий ее тела. Мягкая выпуклость живота, изгиб бедер, кружевной треугольник, прикрывающий пушистое облачко волос.

Ты прекрасна, – заявил Люк, опускаясь на колени.

Его губы двигались по гладкой белой поверхности ее бедер, большие пальцы рук легко скользили вдоль обтянутых шелковистой тканью ног. Запах ее возбуждения кружил ему голову. Он стянул вниз крошечные трусики и прижался лицом к ее телу.

Физз почти задохнулась от шокирующего наслаждения, впившись ногтями ему в спину и изогнув бедра, и с чувством триумфа он понял, что это для нее – впервые, что он подарил ей нечто новое.

– Люк, – приглушенно проговорила она, сжимая его голову.

Она не хотела, чтобы он останавливался, она хотела большего, она требовала большего. Когда он отстранился, чтобы посмотреть на нее, она тоже опустилась на колени и, прижавшись обнаженной грудью к его груди, поцеловала его, наслаждаясь вкусом его губ. Затем настала его очередь застонать, когда она сдавила ногтями его соски и они мгновенно напряглись от этого прикосновения. Люк понял, что теряет самообладание.

Он оттолкнул ее на ковер и прижал своим телом.

– Я хочу тебя, Физз, – проговорил он. – Бог знает как я хочу тебя.

Тогда почему же ты… ждешь? – Ее голос звучал глухо.

– Зачем ты спрашиваешь? – простонал он. – Мы не можем… здесь. Пойдем наверх.

Но Физз обхватила его ногами, поймав в ловушку, и по-кошачьи лукаво улыбнулась.

– Я хочу здесь.

Ты думаешь, я не хочу? Она усилила хватку, и Люка бросило в пот.

– Ради всего святого, Физз… – Он неожиданно понял, что она играет с ним, и рассмеялся: – Ах ты, маленькая ведьма, веди себя как следует!

В ответ она приподнялась и лизнула его своим маленьким розовым языком в ямку над ключицами. Люк решил, что он не должен страдать один, и, опустив голову, сжал зубами ее сосок так, что она откинула голову назад и застонала.

– Ну, – спросил он, – ты действительно хочешь, чтобы это произошло на ковре?

Это очень… – у нее сорвалось дыхание, когда он снова дотронулся до ее груди, – хороший ковер. Это лучше, чем идти голой через холл.

Она дотянулась до пояса его брюк и расстегнула молнию. На мгновение он поддался чувственному удовольствию от прикосновения ее пальцев.

Затем, слыша, как стучит кровь у него в висках, он попытался взять себя в руки.

– Нет, Физз. Пожалуйста. Здесь за панелями есть потайная дверь и лестница наверх…

Но она, изогнувшись, прижалась к нему всем телом, и он вскрикнул, не договорив. Кровь стучала в висках все сильнее, все громче…

– Люк? Ты здесь?

Голос Мелани за дверью вернул его на землю. В течение секунды он и Физз ошеломленно смотрели друг на друга.

– Мелани! – прошептала Физз.

Он увидел мгновенную вспышку осознания происходящего в ее глазах и понял, что он потерял ее, по крайней мере сейчас. Ручка двери повернулась, и Люк поспешно накрыл ладонью рот Физз, испугавшись, что она закричит.

– Все в порядке, дверь заперта. Она не сможет войти, – тихо прошептал он.

Он попытался успокоить Физз, но она с яростью выбралась из-под него и откатилась в сторону.

– Люк?

– Я разговариваю по телефону, Мел. Дай мне минуту.

– Хорошо. Я только хотела сказать, что приехала Клаудия и ищет Физз. Ты не знаешь, где она?

Люк тихо выругался. Он поднялся на ноги, пытаясь расправить свою одежду. Его пальцы дрожали, как у мальчишки.

– Физз танцевала, когда я видел ее в последний раз, – прокричал он. – Я подойду через пять минут.

Физз в панике ползала по полу в поисках своей одежды. Люк немедленно отбросил мысль, что они могут удалиться в его спальню и возобновить любовную игру. Ее заградительные барьеры были восстановлены, и он понял, что в следующий раз потребуется гораздо больше сил, чтобы разрушить их.

– Физз, послушай…

Не обращая на него внимания, она исследовала пол, крепко прижав к себе платье.

– Я могу помочь?

Ты уже достаточно сделал. Ее голос, почти шепот, дрожал от возмущения. Возмущения? Можно подумать, что он прижал ее к стене и сорвал с нее платье. Он не обманывался насчет честности своих намерений, но инициатива принадлежала ей.

– Сюда. – Он открыл узкую дверь, замаскированную панелями. – Эта лестница ведет прямо в мою комнату. Там ты сможешь одеться как следует.

– Как следует? – разъяренно огрызнулась она. – Как следует? Как я могу одеться как следует, если я потеряла трусы?

Он нашел ее влажные трусики под шкафом и молча протянул ей. Физз резко выхватила их у него из рук и густо покраснела.

– И еще сережка. И сумочка. Мне наверняка нужна расческа.

Только не для меня, моя радость. Для меня ты хороша и так.

И действительно, с растрепанными волосами, сверкающими глазами и щеками, пылающими, как яркие флаги, она выглядела более красивой, более желанной, чем любая женщина, которую он когда-либо знал. Не в силах справиться с собой Люк шагнул, чтобы обнять ее, но она отпрянула назад.

– Нет!

Он молча проклял Мелани и Клаудию, вместе взятых.

– Я найду твои вещи и принесу наверх.

– Не смей приближаться ко мне! Он начал терять терпение.

– Извини, Физз, но мне нужна свежая рубашка и другой галстук, – сказал он, оглядывая себя. – Конечно, если ты настаиваешь, я могу выйти к гостям в таком виде, но, согласись, что трудно представить телефонный разговор, который мог оставить меня в подобном состоянии.

Физз промолчала.

– Иди наверх, Физз, – сказал Люк. – Пока не вернулась Мелани. Эта лестница ведет прямо в мою комнату. Я поднимусь через минуту.

Она повернулась и взбежала по ступенькам, предоставив ему любоваться на нее со спины. Люк коротко улыбнулся, потом закрыл дверь и огляделся. Найдя ее сумочку и пару своих пуговиц, он прекратил поиски и направился к лестнице. Потом вернулся, налил в большой бокал порцию бренди и поднялся по ступенькам следом за Физз.

Она была в ванной. Он услышал шум душа и не стал беспокоить ее. Это не имело никакого смысла. Люк нашел свежую рубашку, вставил запонки и руками, которым недоставало их обычной непоколебимой уверенности, завязал галстук, получив не совсем идеальный узел. Затем спустился в кабинет, взял пиджак, отпер дверь и присоединился к гостям.

«Все в порядке, дверь заперта». Все в порядке? Что хорошего в том, что дверь оказалась закрыта на замок? Это означает предусмотрительность, преднамеренность, спланированность. Эта его короткая фраза подействовала на нее как холодный душ, мгновенно погасив тот страстный отклик, способность к которому она с удивлением и радостью вновь открыла в себе. Как могла она быть такой глупой?

Физз стояла под душем, ее лицо пылало от стыда из-за того, каким распутным образом она только что расстегнула молнию своего платья и оставила его лежать на полу.

«Эта лестница ведет прямо в мою комнату». Похолодев внутри, Физз поняла, что означают эти слова. Он хотел сказать, прямо в его чертову кровать с пологом. В кабинете Люка Дэвлина она потеряла не только сережку. Она потеряла гордость, потеряла самоуважение и, совершенно очевидно, потеряла голову. Клаудия права – Физз не создана для сцены. Она никогда не умела притворяться. Образ холодной элегантной женщины, который она придумала себе на этот вечер, рассыпался в тот момент, когда Люк коснулся ее.

Конечно, у этого мужчины есть все, что обычно сводит женщин с ума, – деньги, красивая внешность, власть. Наверное, он привык, что женщины сами кидаются к нему в постель. Но она сняла платье и бросилась в его объятия с такой небрежной легкостью, которая предполагает большой опыт. И потом… Где она научилась этому?

Физз закрыла глаза и застонала, дрожа всем телом от унижения. У нее был один любовник. Только один. И это было семь лет назад. Ирония состояла в том, что тогда она тоже бросилась в объятия Патрика. Быстрота, с которой это произошло, оставила ее удивленной и неудовлетворенной, но Патрик, казалось, не замечал, что что-то не так. Она была так молода и так неопытна, что готова была принять все ошибки на свой счет. В конце концов, Патрик был профессионалом в сексе. Неожиданно Физз усомнилась в этом. Она никогда не испытывала с Патриком того, что чувствовала в объятиях Люка.

37
{"b":"4","o":1}