ЛитМир - Электронная Библиотека

Море было темным, если не считать навигационных огней кораблей, проходящих вдали, и отражения линии фонарей, которые очерчивали контуры изящных кованых перил пирса. На дальнем конце пирса маячил Павильон, его белые купола мерцали в слабом свете звезд.

Внутри немногочисленная ночная смена, подкрепляя себя бесконечным кофе с бутербродами, должна была поддерживать радиовещание до рассвета, следя за выпусками новостей и развлекая полуночников музыкой и разговорами. Неожиданно Физз захотелось оказаться вместе с ними. Она вышла из машины, открыла своим ключом запираемый на ночь вход на пирс и направилась к Павильону. Ее длинный черный плащ колыхался вокруг ног.

Физз приехала домой незадолго до шести утра. Она предпочла провести всю ночь с ночной сменой, деля с ними кофе и шутки. Ей не хотелось возвращаться в пустую квартиру и оставаться один на один со своими мыслями. Но когда начали появляться сотрудники утренней смены, бросая на Физз удивленные взгляды, она поняла, что настало время уходить.

Кто-то побывал у дверей ее квартиры до нее. Люк. Она немедленно узнала его почерк на конверте, оставленном у входной двери. Она подняла конверт и нежный букет подснежников, лежащий рядом с ним. Физз поднесла цветы к лицу, почувствовала ускользающий аромат холодного леса и улыбнулась при мысли о том, как Люк Дэвлин морозной ночью собирает для нее подснежники. Перевязывает их узкой белой ленточкой. Что, черт возьми, он хотел сказать этим?

Она медленно провела пальцами по атласной ленте, как будто пытаясь найти в ней ключ к разгадке. Пальцы нащупали легкую неровность, как будто лента была смята или завязана узлом до этого. Улыбка резко сошла с ее лица.

Лента не была новой. Что ж, ну и пусть. Но где может мужчина взять ленту рано утром в воскресенье? Все очень просто. Ему достаточно порыться в белье своей возлюбленной. Оторвать ленту от ее ночной рубашки или нижней юбки. Потрясающая невозмутимость. Перевязывать подснежники! Символ храбрости и чистоты. Физз прошла на кухню и выбросила цветы, ленту и конверт в мусорное ведро под раковиной. Она не хотела его цветов, она не хотела читать его извинений. Если это были извинения.

Все еще погруженная в эти мысли, Физз вымылась под душем – своим собственным мылом, со своим запахом. После этого она отправилась на прогулку и гуляла до тех пор, пока холод и мысль о том, что отец ждет ее к обеду, не прогнали ее домой.

Физз всегда обедала у отца по воскресеньям, хотя сегодня из-за недостатка сна в прошлую ночь ей не очень хотелось ехать туда. Или, может быть, ей не хотелось этого из-за Клаудии. Но когда Физз приехала к часу дня в дом отца, Клаудия все еще находилась на своей половине.

Когда же она наконец просунула голову в дверь, часы показывали половину второго.

– Извините, я проспала. Я вчера вернулась ужасно поздно.

– Выпьешь шерри? – спросил отец. Эдвард Бьюмонт явно был раздражен, и Физз задержала дыхание. Ее отец редко терял терпение, но, когда это происходило, результат был драматическим. Физз унаследовала вспыльчивость от него. Но Клаудия была забывчива.

– Спасибо. Правда, вчера был замечательный вечер?

Ты явно с трудом смогла заставить себя уехать оттуда.

– Надеюсь, я тебя не разбудила? Кто-то разбудил, и поскольку нас не ограбили, то это могла быть только ты.

Физз со стороны наблюдала за их словесной перепалкой, как ребенок следит за игрой взрослых. Она с облегчением услышала слова экономки, что обед готов.

Облегчение было кратковременным. За обедом Клаудия изливала свой восторг по поводу Люка, Мелани и усадьбы Уинтерборн.

– Какой замечательный дом. И эта кровать с пологом! – Она повернулась к Физз. – Ты, конечно, уже видела ее.

– Да? – удивленно спросил отец.

– Люк просил меня помочь ему в выборе жилья. Уинтерборн был одним из домов, которые мы осматривали, – ответила Физз, сохраняя внешнее спокойствие.

– О, я не знала об этом, – сказала Клаудия. – Я думала, что ты поднималась в спальню, чтобы прилечь ненадолго вчера вечером. Наверное, ты рано уехала из-за головной боли? Как ты чувствуешь себя сейчас?

– Все прошло, спасибо. Извини, что так получилось. Ты ведь, кажется, хотела поговорить со мной?

– О, не беспокойся. Мы все пошли погулять по свежему снегу. Это выглядело довольно глупо, конечно. В саду было множество подснежников, и мы решили нарвать их.

– Можно подумать, что ты никогда в жизни не видела подснежников, – фыркнул Эдвард. – Их полно в нашем саду, но ты всегда боялась испачкать ноги, если сойдешь с тропинки. – Он повернулся к Физз, явно теряя терпение из-за старшей дочери: – Ты уже сказала Клаудии об изменениях в «Заливе каникул»?

– Еще нет.

– Как я поняла, наша дорогая маленькая Мелани рассчитывает получить роль в сериале, – сказала Клаудия.

Физз посмотрела на сестру долгим взглядом, не доверяя ее улыбке.

– Да, и это приведет к новому повороту в сюжете. В понедельник утром пройдет конференция по сценарию. Я хочу, чтобы новые эпизоды были записаны как можно скорее.

Так ведь никакой спешки нет, – небрежно сказала Клаудия. – Я буду здесь всю следующую неделю.

– Да? – нахмурилась Физз. – А как насчет рекламы шоколада?

Там возникли проблемы. Кто-то из держателей акций «Шоколадной компании» стал возражать против стиля рекламной кампании.

– Что за шоколадная компания? – спросил Эдвард.

– Она так и называется. «Шоколадная компания». Это новая компания, они планируют выход на рынок осенью, перед рождественской распродажей.

– Понятно. Но, как показывает мой опыт, держатели акций интересуются только прибылью и дивидендами, – цинично заметил отец.

– Об этом много писали в газетах, – защищаясь, сказала Клаудия. – О том, что у их рекламы сексуальная направленность.

– Да, я читал что-то об этом. – Отец откинулся на спинку стула. – А теперь, ты говоришь, они прекратили это? Хорошо сработано. Они сделали себе рекламу ни на чем. Я надеюсь, твой контракт к этому времени был подписан и заверен печатями. – Он повернулся к Физз: – Ты слышала об испанском фиаско?

Конечно, он был подписан, – сердито сказала Клаудия. – Но по соглашению я получу только неустойку в размере гонорара за съемку первого эпизода. Эдвард презрительно хмыкнул.

Тобой воспользовались, моя девочка. Они использовали твое имя и твою фотографию и заплатили тебе гроши за эту привилегию. На твоем месте я бы серьезно подумал о том, чтобы сменить агента.

Это должен был быть рекламный сериал, да? Из тех, что длятся годами? – спросила Физз с беспокойством за сестру.

– Да. Но я переживу это. Если честно, я совсем не уверена, что хочу играть роль девушки, которая не может сказать «нет», если ей предлагают нужную марку шоколада.

Ты бы так не говорила, если бы твое лицо мелькало на телеэкране семь дней в неделю, – недовольно сказал отец.,

Клаудия подчеркнуто проигнорировала это.

– Все равно ничего нельзя сделать.

А так как я временно не работаю, Физз, я могу остаться в Брумхилле. Поближе познакомиться с Мелани. И с Люком, – добавила она с легкой поддразнивающей улыбкой.

Но Физз устала от игр Клаудии.

Ты уверена, что Мелани захочет знаться с тобой? После того, что ты сказала репортеру в Австралии?

Клаудия вспыхнула. Физз могла поклясться, что то интервью не было выдуманным.

– Как ты об этом узнала?

Узнала о чем? – Эдвард поднял голову от своей тарелки.

– Клаудия не очень любезно отозвалась о Мелани. К сожалению, это случилось во время беседы с репортером. – Физз посмотрела на сестру: – Я не была уверена, что ты видела эту заметку.

Конечно, я ее видела. Но я не говорила ничего подобного.

Говорила. Краска на ее щеках не могла означать ничего другого.

– О чем вы говорите?

– Ничего особенного, папа. Налить тебе еще вина? – с неожиданной заботой предложила Клаудия.

– Я все же хочу, чтобы запись новых эпизодов сериала была сделана как можно быстрее, – продолжила Физз. – А то вдруг тебе неожиданно предложат какую-нибудь заманчивую роль, от которой ты не сможешь отказаться.

40
{"b":"4","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Валериан и Город Тысячи Планет
С мечтой о Риме
Диверсант
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Держать строй
Шум пройденного (сборник)
Я тебя выдумала
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора