ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вряд ли стоит на это рассчитывать. В этом месяце мне определенно не везет.

Физз нахмурилась. Она достаточно хорошо знала свою сестру, чтобы не продолжать эту тему. Она вернулась к разговору после обеда, когда отец удалился в свой кабинет под предлогом, что у него много работы. Сестры знали, что он собирается мирно вздремнуть у камина, но даже Клаудия не осмеливалась высказывать подобное предположение вслух.

– Клаудия, сколько ролей неожиданно уплыло у тебя из рук за последнее время? – спросила Физз.

Сестра пожала плечами.

– Ну, я думала, что получу роль в политической драме, но ее отдали Марти. – Она усмехнулась, скорчив гримасу. Обе актрисы постоянно конкурировали за одни и те же роли, и в этом не было ничего необычного. – И еще было прослушивание на роль в возобновленной постановке «Частных жизней», но в последний момент оказалось, что не хватает денег. Когда-то я не знала, как успеть везде, а теперь у меня практически нет работы. Почему, Физз?

Физз покачала головой.

– Я не знаю. У нас тоже финансовые трудности из-за того, что случилось с «Харрис индастриз».

– Да? И у папы проблемы с деньгами. Ты об этом знала?

– Он действительно в последнее время выглядел усталым и озабоченным, но я так была поглощена собственными проблемами… Это серьезно?

– Он пообещал финансовую поддержку той телевизионной постановке, в которой он участвует. Это было твердое обещание. А сейчас, когда он уже приступил к съемкам, двое из его спонсоров отказались от участия. И теперь ему придется вложить гораздо больше собственных денег, чем он рассчитывал. А сейчас не самое лучшее время, чтобы ликвидировать активы.

– Я об этом не знала. Троекратный удар молнии? Совпадение? Маловероятно. Допустим, что Люк мог узнать о том, чем занимается Клаудия, из газет. Но он сказал, что Физз может не беспокоиться о загруженности Клаудии. И на том письме, которое Физз подняла с пола в приемной его кабинета, был логотип «Шоколадной компании».

Тебя что-то беспокоит, Физз? Она встретила взгляд сестры и на мгновение поддалась искушению выложить все. Но это выглядело смешным. Никто не стал бы заходить так далеко, чтобы отомстить за язвительное замечание, подхваченное репортером.

– Я не знаю. Наверное, Джулиан прав. У меня навязчивая идея. Но с тех пор как Люк Дэвлин приехал в Брумхилл, жизнь стала… труднее.

Клаудия улыбнулась.

– Просто он не из твоей весовой категории, сестричка, – сказала она, по-кошачьи свернувшись калачиком на диване. – Оставь его девушкам, которые умеют обращаться с такими мужчинами.

– Пожалуйста, путь свободен, – отрезала Физз. Затем, увидев, как задумчиво раскрылись глаза сестры, взорвалась: – Честно говоря, мне все равно, и вообще, это не мое дело, но он очень некрасиво ведет себя по отношению к Мелани.

В ней с опозданием заговорила совесть. Она не слишком задумывалась о чувствах Мелани, когда расстегивала молнию на платье, когда рот Люка делал невозможные вещи с ее телом. Неужели?

Казалось, Клаудия находила возмущение сестры довольно забавным.

Ты прекрасно знаешь, что он живет с этой девушкой и при этом не прекращает флиртовать с каждой юбкой. Это само по себе плохо, но, когда Мелани осмелилась пойти потанцевать с Энди, он отчитал ее как непослушную девчонку.

Глаза Клаудии, большие и невинные, как у куклы, разглядывали Физз с лукавой усмешкой.

– Я знаю, что он сейчас живет с Мелани, но ведь это временное явление.

– Он просто играет с тобой, если сказал тебе об этом.

Слова вылетели прежде, чем Физз успела остановить их. Физз сразу поняла, что сделала ошибку. Выдала себя.

Ты боишься, что я отниму твою новую игрушку, дорогая? – рассмеялась Клаудия, глядя на потрясенное лицо Физз. – Вряд ли ты беспокоилась о бедной Мелани, когда занималась играми за закрытой дверью кабинета, сестричка. Можешь рассказать мне об этом, если хочешь. Обещаю, что я не буду шокирована.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь. Физз наклонилась над камином и принялась яростно ворошить поленья, чтобы скрыть краску, которая залила ее щеки.

– Я говорю о замаскированных дверях и потайных лестницах.

Полено развалилось на две части и вспыхнуло, заставив Физз отпрянуть от огня.

– Посмотри, в каком ты состоянии, – продолжила Клаудия. – Точно в таком же, в каком была вчера, когда мой приезд прервал происходящее. Нам совсем ни к чему повторение того, что случилось с тобой, когда ты влюбилась в прошлый раз.

Этого не произойдет, но позволь мне вернуть комплимент. Ты много говоришь об играх и считаешь, что я наивна и глупа в том, что касается мужчин, но я могу сказать тебе, что Люк Дэвлин совсем не прост. Он опасен.

Однако Клаудию эти слова нисколько не обеспокоили.

– Мужчины типа Люка Дэвлина всегда опасны, – самонадеянно заявила она. – Но игра стоит свеч. – Она помолчала. – Послушай, Физз, у меня есть идея. Знаешь, мы ведь можем помочь папе.

– Мы? Ты что, совсем меня не слушала? У меня больше финансовых проблем, чем я могу расхлебать.

– Нет, подожди. Мы можем продать часть маминых драгоценностей, хотя бы по одной вещи каждая. Ты ведь все равно почти не носишь свои.

– О, Клод, – выдохнула Физз. Временами ее сестра была совершенно невыносима, она могла быть капризной и эгоистичной, и все же была способна на душевный, щедрый, искренний поступок.

– Что? – Клаудия широко раскрыла глаза, услышав рассказ Физз. – Копии? Ты хочешь сказать, что мы платим деньги за то, чтобы держать в банковском сейфе копии? – в ярости вопрошала она.

– По-видимому, да.

– Но как, черт возьми, ты это обнаружила? – нахмурившись, спросила Клаудия.

– Я уже говорила тебе, что у нас на радиостанции возникли финансовые проблемы, и я решила продать свою часть драгоценностей. Как ты правильно заметила, я все равно не ношу их, и мне показалось, что это хороший способ достать деньги для выплаты займа за новый ресторан.

– Я думала, Люк возобновил спонсирование радиостанции.

– Да. Но у меня возникло чувство, что здесь что-то не так. Это было еще до того, как я подписала соглашение с Люком и узнала то, что ты сказала о Мелани.

Значит, сейчас у тебя нет причин беспокоиться насчет финансового положения радиостанции? После того как ты подписала соглашение с Люком. В конце концов, что он может сделать? Заставить меня написать сто раз слова «Я чучело»? Публично извиниться перед трансляцией сериала?

Физз заставила себя рассмеяться. Высказанные вслух, ее страхи показались смешными.

– Наверное, ты права.

– Разумеется, я права. А теперь расскажи мне о ломбарде. Это было ужасно неприятно, да?

– Десять баллов по десятибалльной шкале.

Клаудия протянула руку и сжала ладонь сестры.

– Нет смысла говорить, что ты должна была бы позвонить мне. Все равно я была у Дэвида. Но мне жаль, что тебе пришлось пройти через это одной.

– Со мной был Джулиан. Он поддержал меня. Накормил меня в утешение поджаренным хлебом с фасолью.

– Джулиан – это твой ручной банкир?

– Он такой милый. Жаль, что я не люблю его.

– Совсем как Дэвид. – Клаудия немного помолчала. – Физз, ты ведь не осуждаешь папу за то, что он сделал?

Физз покачала головой.

– Я беспокоилась о тебе. Ты ведь любишь носить свои побрякушки.

– Но, милая моя, какое это облегчение! Как-то раз я потеряла одну сережку, уронила ее в сливное отверстие раковины в женском туалете одного фешенебельного ресторана. Я видела, как она блестит в глубине, и мне казалось, что я сумею достать ее. С помощью пилочки для ногтей я отвинтила заглушку снизу раковины, вода вылилась на ковер, но сережку я так и не достала.

– О, Клаудия! – Физз не удержалась от смеха.

– Ну, конечно, мне пришлось признаться в том, что я сделала, и заплатить за вызов сантехника, который надлежащим образом разобрал трубу, достал мой чертов бриллиант и собрал все заново. А ресторан прислал мне еще и счет за чистку ковра. Если бы я знала, что бриллиант не настоящий, я махнула бы рукой на эту сережку. Это не смешно! – сердито сказала она, взглянув на Физз.

41
{"b":"4","o":1}