ЛитМир - Электронная Библиотека

Мелани отметила свои слова ярко-оранжевым маркером, и они сразу бросались в глаза, но последняя страница отсутствовала. Физз посмотрела вокруг и увидела угол белого листка, торчащий из-под пианино. Она вытянула его. Едва она увидела изменения, сделанные в последней строчке, ее сердце сжалось. И все наконец стало на свои места.

Щелк. Антагонизм Люка по отношению к ее отцу. Замечания, которые она не вполне могла понять. Пренебрежительные высказывания по поводу семьи Бьюмонт.

Щелк. Вырезка из газеты, которую дал ей Джим. Самым важным там было не едкое замечание Клаудии, а комментарий репортера: «Я был сразу поражен ее сходством с нашей юной звездой Мелани Бретт…» Ее отец тоже сразу увидел сходство. Увидел и вспомнил что-то. Или кого-то. После чего у него возникло желание выпить рюмку чего-нибудь крепкого.

Щелк. Клаудия здесь вовсе ни при чем. Конечно, Люк был рад использовать «Залив каникул», чтобы смутить ее, заставить ее заплатить за бесцеремонную реплику, сделанную в те минуты, когда она находилась еще на вершине возбуждения после спектакля. Но это лишь побочная линия. Настоящая причина вовлечения Мелани в радиосериал заключалась не в этом. Люк хотел использовать сюжет «мыльной оперы», чтобы представить Эдварда Бьюмонта не только мужчиной, изменявшим жене, но и отцом, бросившим своего ребенка.

Физз снова опустилась на стул и поднесла ко рту сжатый кулак, чтобы не дать вырваться страдальческому воплю. Нет, она все поняла правильно. Когда Люк говорил, что семья Мелани родом из Брумхилла, возможно, он хотел предостеречь ее. Или это было закодированное сообщение, которое предназначалось для передачи ее отцу? Вместе с остальными подробностями, касающимися вопроса о спонсорской поддержке. Было ли это важно? Физз снова посмотрела на лист бумаги в ее руке. Имя «Джилл Брейди» было зачеркнуто. Сверху было подписано: «Джульет Кэри». «Я не должна была менять имя». Это сказала Мелани. Физз прочитала текст ее роли:

Разумеется, вы знали мою мать. Ее сценическое имя было Джулъет Кэри. И когда она была беременна, вы бросили ее. Ну, а теперь ее нет в живых, а я здесь, чтобы сказать вам, что я ваша дочь. И я хочу, чтобы все узнали об этом.

Искусство, имитирующее жизнь, подумала Физз, вспомнив, где она слышала это имя. Сестру Люка звали Джульет. Джульет Кэри? А как еще? С заменой имени это уже жизнь стала имитировать искусство вплоть до того, что обвиняемому действительно стало плохо.

А сейчас она должна свыкнуться с фактом, что мужчина, который совсем недавно держал ее в объятиях, мужчина, который вернул ее к жизни так, что каждая клеточка ее тела все еще помнила его прикосновения и ласки, мужчина, который украл ее сердце и тело, совершенно бессердечно и намеренно отправил ее отца в больницу.

Месть. Желание отомстить нетрудно увидеть во всем, когда понимаешь в чем дело. Карьера Клаудии. Ее радиостанция. И репутация их отца. Даже сейчас она не могла поверить, что он хотел подвергнуть риску жизнь Эдварда. В конце концов, он ведь и отец Мелани. Даже Люк не мог быть так жесток. Или мог, потому что Мелани ни о чем не догадывалась. Люк каким-то образом выяснил все, но не сказал племяннице.

Физз хотелось плакать. Слезы жгли ей глаза, но она не могла дать им волю, не могла излить свою боль. Вместо этого она положила голову на колени, накрыла ее руками и стала молиться. Ради отца. Ради Мелани. Ради того, чтобы найти ответ.

– Физз?

Она сжалась, но не двинулась с места.

– Физз, прости, я не хотел этого. – Он остановился у двери. – Ты должна мне поверить.

– Должна?

Она с трудом подняла голову и повернула ее к нему. Голова была тяжелой. Люк выглядел худым и изможденным в безжалостно-ярком свете ламп. Она так любила его, так хотела поверить ему. Но ее отец лежал в больнице с трубкой капельницы, прикрепленной к руке. И отправил его туда Люк.

– Как тебе удалось добиться того, что Мелани изменила имя? – спросила Физз.

Он помолчал, потом сказал, слегка пожав плечами:

– У нее не слишком хорошо получалась ее фраза. Ей казалось, что все звучит недостаточно убедительно. Она хотела добиться совершенства.

– Но ведь она актриса. Или ты заставил ее усомниться в этом? – Физз смотрела на него, не отрывая взгляда. – Это было не трудно. Она считает тебя почти богом.

Он ответил не сразу.

– Я предложил ей маленькое тренировочное упражнение. – Он снова помолчал. Впадины на его щеках стали темнее. – Я предложил, чтобы она попыталась представить, что Эдвард Бьюмонт действительно тот человек, который бросил ее мать, бросил ее.

– И поэтому она изменила имя в тексте.

Это сработало так хорошо, что Мел позвонила сценаристам и спросила, не возражают ли они против этого. И конечно, они были только рады помочь.

– А если бы у тебя не получилось так просто?

– Находчивый человек всегда выйдет из положения, Физз.

Ты, безусловно, самый находчивый человек, которого я встречала.

– Слишком находчивый, черт возьми. Я не думал, что так получится. Запись была назначена на завтра, на после обеда. Я считал, что у меня бездна времени, чтобы встретиться с Эдвардом. Я оставил сообщение его секретарю, что хочу видеть его утром и что это срочно. Я собирался рассказать ему все.

– И после этого все стало бы хорошо, да? – вспыхнула Физз.

– Все хорошо быть уже не может. Попытайся понять меня. Моя сестра погибла из-за того, что она в конце концов решилась увидеться с твоим отцом. Видимо, поговорить с ним. Мы никогда не узнаем, что она хотела сказать ему. Она унесла это с собой в могилу.

Он подошел к Физз и склонился над ней.

Ты можешь выслушать меня?

– Почему я должна слушать тебя? – жестко сказала она, откинувшись на спинку стула и отдернув руку, которую он хотел взять.

Она не могла допустить, чтобы он прикасался к ней. Пока.

– Потому что я сделаю все, что смогу, чтобы исправить положение. Потому что я… – Он резко оборвал себя.

– Нет, – сказал он, выпрямившись, – ты права. Я не буду оправдываться. Это невозможно.

– Невозможно.

Физз закрыла глаза, отчаянно усталая. Но она знала, что сон не избавит ее от кошмара.

– Это все началось с газеты, да? – спросила она. – Когда репортер заметил, как похожи Мелани и Клаудия? Я сначала думала, что ты невзлюбил нашу семью из-за тех слов, которые Клаудия сказала в интервью.

– Мне действительно не понравилась Клаудия из-за того, что она сказала. Хотя я должен признать, что после знакомства с ней мое мнение улучшилось. Вовсе не газетная статья дала мне нить, Физз, хотя позднее она подтвердила мои подозрения.

– Как ты можешь быть уверен, что это правда? Мелани сказала мне, что не знает, кто ее отец.

– Да, она не знала и все еще не знает, – подтвердил Люк. – Послушай, может, пойдем отсюда? – предложил он после некоторого колебания.

Физз подняла голову, пошевелила шеей.

– Я чувствую себя так, как будто меня побили.

– Неудивительно. Во-первых, уже ночь, а во-вторых…

В обращенном на него взгляде Физз стоял упрек, и Люк запнулся на полуслове.

– Полный триумф находчивого мистера Дэвлина.

Триумф подразумевает выполнение всех желаний, Физз. А это… – Он устало махнул рукой.

– Это пиррова победа. Пойдем, я отвезу тебя домой.

Люк протянул ей руку, но она не приняла ее. Его рука опустилась, и он отступил назад.

– Ты не можешь оставаться здесь, – настойчиво сказал он.

– Как ты узнал, где я? – спросила она, вставая. – Тебе сказала Клаудия?

– Нет. Она сказала, что ты легла в постель и уснула. Почему-то я не поверил, что после всего случившегося ты можешь просто пойти спать. А когда тебе плохо, ты всегда приходишь сюда. Может быть, поэтому ты так много работаешь.

– Не пытайся анализировать мои поступки, Люк, – сердито сказала Физз. – Я пришла сюда, чтобы найти ответы на вопросы, которые беспокоили меня с того самого момента, как ты появился в городе. Кстати, как ты попал внутрь? – спросила она, нахмурившись.

60
{"b":"4","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Синдром зверя
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Дело о бюловском звере
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
В плену
Список ненависти
Птицы, звери и моя семья
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита