ЛитМир - Электронная Библиотека

Люк увидел возбуждение, охватившее ее, блеск в глазах, и что-то, похожее на страх, сжало его сердце.

Ты тоже Бьюмонт. Разве тебе не хочется аплодисментов?

Наверное, Физз заметила странную интонацию его голоса, потому что она повернулась и посмотрела на него.

– Я занята другим делом на ближайшее время, – напомнила она, похлопав себя по едва наметившейся округлости живота.

– А потом?

Тсс, дорогой… – остановила она его жестом. – Папа сейчас скажет речь.

И Эдвард Бьюмонт объявил притихшим зрителям и всему миру, что нашел дочь, давно потерянную для него. На мгновение зал ошеломленно замер. Затем все встали, и Клаудия с Эдвардом представили публике Мелани Бретт-Бьюмонт.

– Гениально, – сказал Люк с искренним восхищением. – Билеты бешено раскупались, потому что все ожидали провала Мелани и хотели посмотреть, как это произойдет. А вместо этого увидели ее успех. Да к тому же она оказалась Бьюмонт. Завтра она будет на первых страницах всех газет, а билеты на спектакль будут продаваться на вес золота.

– А Клаудии придется отойти в тень? Это тоже является частью твоего плана?

Нет, любовь моя. Мои планы касаются только нас. – Он снова посмотрел на сцену. – И я уверен, что изящество, с которым Клаудия уступила главную роль своей новой сестре в ее дебюте на театральной сцене, будет оценено по достоинству.

Он встал и потянул назад стул, на котором сидела Физз. Она обернулась к нему, и Люк улыбнулся.

– Но никто из них не может сравниться с прекрасной Фелисити Дэвлин, – сказал он, беря ее за руки. – Ты действительно знаешь, как сильно я люблю тебя?

Она негромко рассмеялась.

– Обещаю, что мне никогда не надоест слушать это.

– Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя.

– Не останавливайся!

– Я лучше продемонстрирую тебе это, – сказал он хрипловатым от вспыхнувшего желания голосом. – Прямо сейчас.

– Но если мы не появимся на приеме, это вызовет кривотолки.

– Да? И что же про нас скажут? – сказал Люк, с удовольствием открывая, что он все еще может заставить ее покраснеть. – Что Люк Дэвлин не мог дождаться, чтобы увезти свою прелестную жену домой, в постель?

– Примерно так.

– Они будут правы, – сказал он, широко улыбаясь.

– Ну… если мы сейчас пройдем за кулисы и скажем всем, как они были великолепны, мы исполним свой долг. Они так возбуждены после спектакля, что не вспомнят, появились мы на приеме или нет.

Но когда они вошли в артистическую, Клаудия бросилась навстречу им.

– «Три сестры», Физз! – воскликнула она. – Папа сказал, что он поставит спектакль в следующем году, если ты согласишься принять участие. – Взяв сестру под руку, она повернулась к Люку: – Мы не можем оставить Физз в стороне; она заслуживает еще одного шанса показать свои возможности. Глядя на нее, об этом трудно догадаться, но под этой холодной внешностью недотроги тлеет жаркий огонь.

– Неужели? – спросил Люк с наигранным удивлением.

Клаудия рассмеялась, увидев, как сестра покраснела.

– У меня хорошая техника и внешние данные. А у Физз, как ты, наверное, заметил – природный талант. Ты ведь не возражаешь, дорогой? – спросила она, коснувшись руки Люка.

Он возражает. Ему просто ненавистна эта мысль. Но он видел, как загорается Физз в опьяняющей атмосфере театра. Однажды у нее уже украли шанс стать звездой. Если она хочет этого, он не станет мешать.

– Физз в состоянии сама принять решение, Клаудия. Она знает, что в любом случае получит мою поддержку.

– Ну что же, соглашайся, Физз!

– Не говори глупости, Клод! Я жду ребенка. У меня просто не будет свободного времени.

– Чепуха, – заявила Клаудия и, обращаясь к Люку, спросила: – Разве она не может позволить себе нанять няню?

– Она может позволить себе все, что угодно.

– Няню? – в ужасе воскликнула Физз. На мгновение, всего лишь на мгновение ее ослепили огни театра и она поддалась соблазну. Но, вспомнив смутную череду нянек, которые пытались дать им немного любви и тепла в ожидании, пока мать выкроит минуту свободного времени для своих дочерей, она побледнела.

Клаудия увидела ее лицо и тоже вспомнила. Импульсивно она обняла сестру.

– Нет. Конечно нет. Я сказала глупость.

Затем отступила назад, быстро смахнула слезинку и ослепительно улыбнулась.

– Ради Бога, отвези ее домой, Люк. В реальный мир. Она принадлежит ему.

В лимузине, бесшумно скользящем по пустым лондонским улицам, Люк взял жену за руку.

Ты уверена, что не пожалеешь, Физз? Мне сначала показалось, что ты хочешь этого.

– Мне тоже так показалось. Но я не хочу. Все, чего я хочу, – это ты и наш малыш.

Люк обнял ее.

– Мне до сих пор не совсем верится, что ты моя. После всего, что я сделал…

Она легко приложила пальцы к его губам.

– С этим покончено, Люк. Забыто.

– Я всегда буду рядом с тобой, – сказал он с неожиданной горячностью. – Всегда.

Ее губы изогнулись в призывной улыбке.

– Ты собирался продемонстрировать это.

Когда машина остановилась у отеля и швейцар изящным взмахом открыл дверцу, демонстрация все еще продолжалась. Они даже не заметили, как дверца снова аккуратно закрылась и швейцар с улыбкой дал знак шоферу объехать еще раз вокруг квартала.

67
{"b":"4","o":1}