ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наступил вечер, стало холодно. Дети завернулись в листья какого-то растения, похожие на пушистые мягкие одеяла. Растопырник заботливо укрывал их от ветра своими широкими ладонями.

Эльфина залезла в чашечку большого цветка, велела ему сомкнуть над ней лепестки (ведь эльфы обладают властью над цветами) и заснула. Вечерний ветерок покачивал цветок, как колыбельку.

Прежде чем закрыть глаза, Том шепнул сестре:

– Послушай, как ты думаешь, что это за книгу они искали?

– Чего-чего? – зевнула Катарина.

– Ну, коршуны волшебника Уморта искали какую-то книгу.

– Угу… Не мешай мне спать.

Некоторое время Том лежал, глядя в ночное небо и пытаясь что-то вспомнить. Потом уснул.

6. Буря

Утро встретило детей необычайной свежестью. Чудесная травка придавала сил и такой бодрости, что хотелось плясать.

Ещё не открыв глаза, Том услышал весёлую песенку Катарины. Девочка суетилась, собирая в сумку пучки разных трав.

– Эта – от головной боли, я уже знаю. Эта – чтобы не уставали ноги… А эта, Диана? – Девочка подняла над головой пук сине-зеленой травы с красными крапинками.

– А эта – чтобы настроение не портилось по пустякам! – послышался бодрый голос эльфины.

– У меня всё не войдёт в сумку, – озабоченно сообщила девочка.

– А что у тебя в сумке?

– Медовика.

– Вытаскивай. Сейчас мы её съедим.

Рассевшись на травке, друзья с аппетитом завтракали ароматной медовикой, запивая её цветочным нектаром, принесённым откуда-то Дианой.

Задумчиво глядя перед собой в тёмную травяную чащу, Катарина вдруг удивлённо охнула: из-за зелёного листа на неё глядели два больших круглых глаза. Казалось, глаза живут сами по себе: ни головы, ни туловища. Несколько мгновений спустя лист дрогнул, и всё объяснилось: глаза сидели на тонких стебельках, прикреплённых к круглому туловищу. Катарина не сразу заметила – а, заметив, вскочила в испуге – со всех сторон туловище окружали длинные тонкие ноги, словно изломанные посредине.

Катарина боялась пауков больше всего на свете, даже совсем маленьких, величиной с ноготок. А этот был уж точно ей по пояс.

Тому тоже стало не по себе, когда он, обернувшись на испуганный крик сестры, упёрся взглядом в паучьи глаза. Ой-ёй-ёй.

Одна эльфина, лучась гостеприимством, радостно протянула руки навстречу незваному гостю:

– Ах, извините, что вас сразу не заметила! Очень рада познакомиться. Подходите, не стесняйтесь! Угощайтесь! У нас хватит медовики для всех.

Она даже подвинулась, освобождая место для длинноногого гостя, и Катарина с ужасом представила, как сейчас толстое мешковатое туловище грузно опустится рядом с ней.

Но, к большому облегчению девочки, длинные ножки вдруг бодро задвигались, унося тело с глазами совсем в другую сторону.

На лице Дианы отобразилось разочарование:

– Я что – что-то не так сказала? – спросила она несчастным голосом. – Я, может быть, была не так любезна?

– Что ты! – бросились утешать её брат с сестрой, у которых с уходом паука на душе повеселело. – Ты самая разлюбезная из всех эльфин! Просто этот паук страшно невежлив. Не будем теперь приглашать к нашему столу никаких пауков.

Впрочем, радость детей несколько поубавилась, когда, собираясь в путь, они схватились за свои… нет, только за один рюкзак. Рюкзак Тома исчез – пропал, будто его и не было.

– Ага. Вот тебе и твой паук! Стащил весь наш обед.

– Но в этом не было надобности, – пожимала плечами Диана. – Мы бы его и так угостили…

– Не беспокойся, – утешал её Том, – он наверняка уже сейчас угощается где-нибудь под кустом.

Друзья напились из журчавшего неподалёку ручейка и наполнили водой свои фляги.

Верная стрекоза, живая и невредимая, уже поджидала детей, стрекоча крыльями. Сытая компания снова двинулась в путь.

* * *

Полдень. Солнце припекало всё сильнее. Под ногами проносились зелёные поляны, холмы, лесочки.

– Что это за горная гряда слева от нас?

– Это Драконий Хребет! – отозвалась Диана. – Горы, которые вы тут видите, это окаменевший дракон. Да, да! Когда-то в древние времена, когда эльфы были такими же большими, как люди, на этой равнине подрались два дракона. Уж не знаю, что у них там были за счёты, только один из них убил другого и улетел. А тот, что остался, превратился в камень. За века, что прошли с тех пор, он оброс лесами. Но гномы, что живут в этих горах, утверждают, что дракон временами оживает. И тогда из его пасти извергается ужасное пламя… Да, от этого хребта недалеко до владений Уморта. По ту сторону…

Слова Дианы прервал резкий порыв холодного ветра. От неожиданности дети чуть не сорвались вниз.

– Может быть, лучше, поговорим не о драконах, а о… фее Тортинелле? – предложила Катарина.

– Ах, скоро мы увидим её дворец! – мечтательно воскликнула Диана.

Словно поставив себе целью переспорить эльфину, ветер рванул ещё сильнее. Небо заволокли тучи. Стало вдруг темно и очень холодно. Дети невольно съёжились.

– А что если спуститься и переждать непогоду? – предложил Том.

Но это было очень просто сказать. Ветер не давал друзьям опуститься на землю. Наоборот, он подкидывал их всё выше и выше, играя с ними, как с мячиком.

– Вот ведь что такое! – возмутилась Диана, изо всех сил махая крылышками. – Откуда взялся этот противный ветер?

– Мне страшно почему-то, – пожаловалась Катарина, дрожа от холода, и прижалась к Тому.

Вдруг загрохотал гром, засверкали молнии, налетел бешеный вихрь и закружил их с такой чудовищной силой, что Катарину отбросило от Тома и понесло по воздуху.

…Детей метало из стороны в сторону, как жалкие пылинки. Крики их тонули в диком вое ветра. Столб пыли заслонил весь свет. Ни неба, ни земли не стало видно. Пыль забивалась в уши, глаза, нос, не давала вздохнуть.

Ветер оглушал так, что Катарина не слышала собственного голоса. Ничего не видя перед собой и ожидая, что сейчас разобьётся, девочка в ужасе зажмурилась.

А ветер нёс и нёс друзей неведомо куда…

* * *

Буря стихла так же внезапно, как началась. Катарина очнулась, выброшенная на пустынной равнине. С трудом поднявшись, девочка огляделась.

Вокруг, насколько хватало взору, простиралась чёрная выжженная земля. Ни травинки, ни кустика. Тишина. Даже птицы не кричат. Только ветерок вяло теребит волосы.

Слабым от усталости голосом Катарина позвала брата. Никто не отозвался. Еле передвигая ноги, девочка побрела наугад, в сторону знакомого Драконьего Хребта.

Наконец, она увидела Тома, так же потерянно бродившего по равнине. Дети несказанно друг другу обрадовались, как будто не виделись сто лет.

– Гляди-ка, – показал Том, – солнце всё там же, на западе.

– Да… – недоумённо ответила девочка.

– А Драконий Хребет – с другой стороны, – продолжал мальчик. – Ничего себе! Значит, ветер перенёс нас через горы.

Потрясённые, дети стояли, глядя на горную гряду.

– Ах! – махнула рукой девочка. – Самое главное – найти Диану и нашу стрекозу.

До самой ночи бродили они одиноко по выжженной равнине, пока совсем не выбились из сил.

Так никого и не обнаружив в этом удивительно пустынном месте, они уселись наконец на обгорелую землю. Во фляге оставалось ещё немного воды. Детям очень хотелось пить, и вскоре фляга уже лежала пустая.

Сумка Катарины была доверху набита целительной травой, которую дети незамедлительно приложили к ранам и синякам.

Опустошив последнюю баночку сгущённой медовики, дети прилегли и тут же уснули мёртвым сном.

* * *

– …и ни одной травинки мне не оставили! – разбудил детей знакомый звонкий голос. – А у бедной Дианы так устали крылышки! Вместо того чтобы спать, она летала из последних сил и искала, искала, искала этих негодных детей! А они тут спят и о Диане не думают.

Девушка улыбалась, глядя на друзей.

– Диана! – радостно вскочила Катарина. – Как я рада! Ты не пропала!

10
{"b":"400","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ее заветное желание
Соглядатай
Фантомные были
Код да Винчи 10+
Разрушь меня. Разгадай меня. Зажги меня (сборник)
Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему
Возвращение блудного самурая
Блуждание во снах
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить