Содержание  
A
A
1
2
3
...
13
14
15
...
60

Вдруг за спиной послышался скрип. Девушка обернулась и уловила какое-то движение в зарослях плюща. Мгновенно вскочив на ноги, она бросилась к колышущимся листьям.

Хлопок! – и всё стихло.

Подножие скалы так густо заросло плющом, что самой скалы не было видно.

Но вот опять послышался таинственный скрип. Диана затаила дыхание.

В скале отворилась дверца! Она была так искусно сделана, что даже без плюща не бросилась бы в глаза.

– Здравствуйте! – радостно воскликнула эльфина. – Уваж…

Дверца с треском захлопнулась. Хозяин скалы, видно, чего-то опасался.

– Подождите! Не бойтесь! Я всего лишь эльфина! Уважаемые…

Кто бы это мог быть? Диана не долго думала. Кобольды живут в норах, дуплах или под пнями. Дверей они не держат. Жилища троллей – из глины или небрежно построенный шалаш. Да и кто может жить в скале, за искусно сделанной дверцей?

– Уважаемые гномики! – попыталась объясниться девушка. – Я и мои друзья заблудились! Нас занёс сюда ветер! Не будете ли вы так любезны открыть эту дверцу?

Изнутри не доносилось ни звука. Диана забарабанила в дверь кулаками.

– Уважаемые гномики, откройте, пожалуйста! Я вас очень прошу! Будьте так любезны!

Молчание было ей ответом.

Наконец, девушка потеряла терпение. Она изо всех сил забарабанила в дверь кулаками, пытаясь её открыть. Но даже ручки не было, чтобы за неё ухватиться. А руки так и отбить можно.

Диана рассерженно тряхнула рыжими волосами:

– Я этого так не оставлю! – пообещала она. – Я что-нибудь придумаю!

Чтобы не забыть, где прячется таинственная дверца, эльфина воткнула в плющ белый цветок. А потом, непрестанно оглядываясь, чтобы запомнить дорогу, полетела прочь. Теперь у неё в голове уже был план, ещё неясный, но твёрдый.

* * *

К подножию Хребта хомяк добрался только к утру. Свалив чемоданы с детьми в кусты, поспешил напиться из речки.

– Ну, куда вы теперь? – поинтересовался он, отдышавшись.

Несмотря на измождённый вид, хомяк выглядел прямо-таки молодцевато – эдаким отважным любителем приключений. Ещё можно, пожалуй, отметить, что он давно уже (со вчерашнего вечера) перестал брюзжать.

– Где-то тут нас должна ждать Диана, – ответил Том. – А вы?

– К тётке.

Друзья тепло попрощались и хомяк с чемоданами исчез в зарослях дикой смородины.

Светало. Замученные (сидя верхом на скачущем хомяке не больно-то выспишься), дети повалились на траву и уснули мёртвым сном.

Долго рассыпаться им, однако же, не пришлось.

Едва забрезжил рассвет, как показалась Диана, вся нагруженная какими-то длинными стеблями – лианами. Не забыла она захватить с собой и еды: сладких ягод, орехов (которые сначала нужно расколоть на кусочки, а то в рот не пролезут) и, конечно, цветочного нектара.

После завтрака приступили к делу.

Лианы были связаны между собой конец в конец – так, что получилась длинная верёвка. Один конец эльфина нацепила на нижний уступ скалы. И дети полезли наверх, держась за лиану и упираясь ногами в скалу. Оказалось, это тяжелее, чем представлялось. Но эльфина, зависнув то над одним, то над вторым, изо всех сил тянула их наверх.

Так, преодолев один уступ и немного отдохнув, наши скалолазы принимались за следующий, к которому Диана уже успевала подвесить лиану.

Вот наконец и горное ущелье. И скала с цветком.

Однако, подлетев к скале, эльфина ахнула: белый цветок исчез. Теперь найти дверцу в стене было совершенно невозможно – так искусно она сливалась с поверхностью скалы.

Миллиметр за миллиметром ощупывали друзья скрытую под плющом скалу, пытаясь найти дверцу. Напрасно. Та будто исчезла.

Огорчённые, они присели у подножия.

– А ты уверена, что это та самая скала? – спросил Том.

– Уверена ли я? Я всегда уверена! – надулась Диана.

– Ну и ладно, если гномы не хотят с нами знаться, то и больно надо, – сказала Катарина. – Подумаешь, найдём дорогу сами.

Диана продолжала сидеть, надувшись. Приключения в стране гномов – об этом она мечтала с детства, слушая дедушкины рассказы о тех далёких временах, когда гномы и эльфы ещё были большими…

Сумерки подкрались незаметно. Разговор сам собой утих, и все незаметно уснули.

10. Гномы

Тому снилось, что дверца в скале отворилась, и из неё вышел человечек: в колпаке, с бакенбардами и бородкой, кругло обрамляющей лицо. В руке он держал фонарь. Глаза под густыми бровями смотрели настороженно.

"Я первый раз вижу гнома", – подумалось Тому во сне.

И вдруг он понял, что это вовсе и не сон. Подняв фонарь, человечек внимательно разглядывал спящее общество, собравшееся перед его порогом.

Мальчик мигом вскочил на ноги и бросился к незнакомцу.

Тот испуганно метнулся к двери.

– Стойте! Не уходите, пожалуйста! – попросил Том, схватившись за дверь и не давая её закрыть. – Мы ничего не хотим плохого. Мы пробирались в Долину Озёр и заблудились…

Гном упрямо продолжал тянуть дверь на себя.

– Не могли бы вы нам просто… указать… тропу, которая вывела бы нас… к зелёной равнине? – пыхтя от натуги, продолжал мальчик. – Мы обыкновенные люди…

При слове «люди» гном изо всех сил дёрнул дверь на себя, пытаясь её захлопнуть. Не будь его другая рука занята фонарём, ему бы это удалось. Но мальчик ещё отчаяннее вцепился с другой стороны.

Так, продолжая единоборствовать с упрямым человечком, Том сбивчиво рассказал свою историю, начиная с колдуньи-мачехи и кончая их появлением у порога гнома.

Покуда он рассказывал, проснулась Катарина и, удивлённо раскрыв глаза, наблюдала выразительную сценку, освещаемую светом фонаря. Опомнившись, она присоединилась к Тому.

По непроницаемому лицу гнома нельзя было прочесть, произвела ли на него рассказанная история хоть какое-то впечатление. Однако теперь он стоял, уже не порываясь захлопнуть дверь.

Наконец, впервые за всё время он раскрыл рот.

– Ладно уж, проходите. Только не подумайте, что я поверил хоть единому слову из вашей болтовни, – проворчал он и посторонился, пропуская детей внутрь.

Растолкав ничего не понимающую со сна Диану, дети похватали свои дорожные мешки и поспешили в пещеру.

Надо сказать, пещеру-то как раз жилище гнома не напоминало. Совсем не сырое и не холодное, а, наоборот, сухое и тёплое, оно было сплошь сделано из уютного тёмного дерева.

Под потолком качался фонарь. Но, кроме него, лунный свет проходил ещё и через маленькое окошечко, скрытое с наружной стороны скалы плющём.

Простая мебель была похожа на своего хозяина: прочно сколоченные столы, стулья, комоды, шкафчики с аккуратно расставленной посудой. Острые боевые топорики, висевшие на стене, вызывали уважение.

Сам хозяин оказался немногословен, но радушен. Не успели гости рассесться, как перед каждым из них оказалась немаленькая миска с чем-то вкусным. Том с Катариной не заставили себя долго упрашивать и с аппетитом принялись за дело. Гномьи кушания оказались замечательными, только за ушами трещало.

Эльфина прикоснулась к еде лишь из вежливости: слишком большая разница во вкусах у гномов и эльфов. Зато девушка просто пожирала глазами окружающую её обстановку.

Любопытству Дианы не было границ. Стараясь быть любезной, она, не останавливаясь, засыпала хозяина вопросами.

Смачно хрустя ароматными корешками, гном сдержанно и несколько ворчливо отвечал на вопросы эльфины, хмуря мохнатые брови. Однако, как все со временем поняли, ворчание и деланное равнодушие были его манерой разговаривать. На самом деле ему было чрезвычайно приятно выслушивать любопытные вопросы Дианы, непритворно интересующейся миром гномов, в том числе и лично персоной хозяина.

Хозяина звали Тропотором. Имя у гномов давалось не просто так. Тропотор отлично знал немало троп в Цауберляндии, а кое-какие из них проторил и сам.

– В Долину Озёр попасть вы не сможете, – убеждённо замотал он головой. – Заплутаетесь в горах. Или попадёте коршунам на ужин. Летают тут… чёрные такие.

14
{"b":"400","o":1}