ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Белокурый красавец из далекой страны
Состояние – Питер
Воспоминания торговцев картинами
Темное удовольствие
Холокост. Новая история
Выйди из зоны комфорта. Рабочая тетрадь
Мир вашему дурдому!
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Серафина и расколотое сердце
Содержание  
A
A

– Не идём, – коротко отрезал Тропотор.

– А на озёрах – ничего, – продолжил трактирщик, насаживая на вертел трёх жирных шалопаток. – Там царствует фея Тортинелла: мир и покой. Уморт её побаивается. Но в лес одному соваться не стоит.

– Ах, не пугайте нас, любезный хозяин, – весело возразила Диана. – Уморт нам в лесу не страшен. Всем хорошо известно, что он теряет свою волшебную силу, едва выходит из своих владений.

– Это верно, дорогая эльфина, – закивал Трукатук, присаживаясь перед очагом. – Но не забывайте, что у злодея много прислужников: головорезы-тролли, летучие мыши, потом эти чёрные птички, как их там называют, и много всякой твари…

Шалопатки медленно закрутились на вертеле, освещаемые огнём то с одного, то с другого боку.

– Потом, у него есть всякие шпионы… – хозяин слегка покосился на кобольдов. – Вы, конечно, знаете про подслушивающие деревья? Под такими лучше про свои тайны не рассказывать. Только откуда же знаешь, под каким деревом сидишь? – понизил он свой голос до шёпота.

– Кррумс, кррумс, кррумс, – пел вертел свою песенку в наступившей тишине.

Кобольды на своих местах беспокойно зашевелились.

– Ах, зачем Уморту вообще выходить из своих гор, – пожала плечами хозяйка. – Даже не выходя из своего замка, он может наколдовать такого… Вот, к примеру, та буря, что была на днях…

– Да-а… – закивали гномы из угла. – Буря была страшная.

– Буря, что была на днях? Её вызвал Уморт?! – Том чуть не подавился мормидором.

– Ну а кто же? Не фея же Тортинелла! – засмеялись все.

– Как вы думаете, – обратилась Катарина к хозяйке, – фея Тортинелла – очень могущественная?

– Да, моя девочка, конечно, – улыбнулась гномиха.

– Тогда она нам поможет! – с облегчением вздохнула Катарина.

– Смотря о чём вы собираетесь её попросить, – поправил хозяин хозяйку. – Один жадный гном попросил у феи подарить ему маковое поле. Вы понимаете? Много маков – много маковых зёрнышек. Каким богачом бы он стал! Но фея ему отказала.

– Не-ет, – замотала головой девочка, – мы просто хотим опять стать людьми и вернуться к папе.

И дети рассказали хозяйке свою историю: про Джангиду, про волков, про книгу, про мышей, про эльфов и про хомяка и про то, как они нашли Тропотора.

Расчувствовавшаяся гномиха залилась слезами, сбегала наверх и принесла ребятам ворох тёплых вещей, необходимых в дороге: куртки, колпаки, башмаки, непромокаемые плащи для защиты от утренней росы и даже вязаное платье для девочки.

– В этих вещах вам будет не холодно, когда вы спуститесь в пещеры Драконьего Хребта. А Тропотору доверьтесь во всём. Он выведет вас самым коротким путём прямо в Долину Озёр.

Трукатука вдруг осенила удачная мысль. Он торопливо удалился, а через минуту вернулся с каким-то странным музыкальным инструментом в руках, очень похожим не то на мандолину, не то на скрипку.

Торжественно подняв над головой инструмент со смычком, он с просветлевшим лицом объявил:

– Потанцуем!

Гномы в углу поспешно побросали вилки и ножи и посрывали с шей салфетки. Тропотор засучил рукава, как будто собирался не танцевать, а драться. А кобольды испуганно запротестовали, но их никто не принял всерьёз.

Подождав, когда Жужчик с Брумчиком отодвинут столы, хозяин любовно опёрся щекой на мандолину-скрипку и… смычок коснулся струн.

Что тут началось! – уж этого дети никак не ожидали. Ноги вдруг сами притопнули и понесли их в пляс. Руки от ног не отставали.

Хлоп! Хлоп! Топ! Топ! Покружились – трам-там-там! Тари-дари, трули-рули! Пили-пили, три-ли-лим!

Плясали все – и хозяйка с горшком, и хозяин со смычком, и Жужчик с Брумчиком.

Катарина даже не представляла, что умеет так здорово танцевать. Том схватил её за талию и вихрем закружил между столами. Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три, у-ух!

Сладкие моржики в горшке тоже оживились и так лихо заскакали – ввух! ввух! ввух! – что крышка с горшка слетела и – бинцц! – со звоном покатилась по полу.

Кобольды с кислыми минами отбивали чечётку возле бочки с грибочками. Черноволосый держал в мохнатых ручках недоеденный фуфрон и всё пытался сунуть его в рот, но тщетно: руки выделывали такие кренделя, что фуфрон каждый раз стремительно пролетал мимо рта.

Шалопатки на вертеле тоже крутились в такт музыке – крруми-крруми-крруми… крррррумс! – да так шибко, что одна, как того и следовало ожидать, в конце концов плюхнулась прямо в огонь.

И сгорела бы, не бросься хозяин ей на помощь.

Тут смычок оторвался от струн, и все от неожиданности попадали: кто на пол, кто на стол, а кто – на бочку с грибочками.

Ноги гудели, руки всё ещё оживлённо подёргивались, но тем не менее все – усталые, но счастливые – были страшно довольны окончанием веселья.

Том, как истинный музыкант, едва отдышавшись, конечно же, сразу заинтересовался инструментом.

– Как… уфф!.. называется… уфф!.. это? – указал он на лежащую с невинным видом на коленях у хозяина мандолину-скрипку.

– Три… ухх!.. трилилим! – отозвался Трукатук из широкого кресла у камина.

– Три-ли-лим?.. Очень похож на скрипку, что осталась у меня дома, – заметил мальчик.

– Скр… скрипку? Никогда не слышал, – удивился гном. – Так ты тоже играешь?

– Том – замечательный скрипач! – подскочила Катарина. – Все говорят, что он станет знаменитым музыкантом!

– Жаль, что твоя скрипка не с тобой, мы бы потанцевали, – искренне пожалел хозяин.

Кобольды за бочкой о чём-то взволнованно зашушукались.

При расставании хозяева и гости с чувством жали друг другу руки. Хозяйка крикнула Жужчика и Брумчика. И совсем позабыв, что всё это время мальчуганы маячили у гостей перед глазами, гордо представила своих любимцев:

– Наши сыновья – Жужгендий и Брумезиус. Они проводят вас до входа в пещеру.

Оттащив в сторону закрывавшее тропинку бревно с надписью, хозяин трактира сердечно пожал друзьям руки:

– Страшно жаль расставаться. Очень, очень буду рад снова видеть вас своими гостями.

Никто и не заметил, как из двери трактира вышмыгнули два кобольда и скрылись за деревьями.

Осторожно пройдя по узкой тропинке над обрывом, путники выбрались на более широкую тропу. Том шёл, задумчиво глядя себе под ноги.

– Послушай, Катрин, – обратился он к сестре, – помнишь, ну, тогда в дупле, когда я пропел из той книги несколько первых тактов, дерево вдруг взяло и рухнуло ни с того ни с сего…

– Ну и что?

– Как «что»? Не было ведь никакого ветра.

– Что ты привязался к этой книге? – удивилась Катарина. – Может, тебе моржика дать в сахаре? Смотри: я теперь похожа на гномиху. А ты – в своём колпаке – на гнома!

Быстро темнело. Оглядываясь вокруг себя на сумрачные горы, по преданию, бывшие раньше драконом, девочка бежала по краю скалы и пела какую-то песню, вероятно, собственного сочинения. Скалы вокруг пытались вторить нестройным эхом, а Тропотор внизу сердито кричал, что надо бы поторапливаться, а то вон солнце уже почти зашло…

Часть III

Рыцари леса

1. Два кобольда

Тёплой лунной ночью, когда каждая звёздочка сияет так ясно, как будто долго умывалась перед торжественным выходом в небо, а листва деревьев под лунным светом переливается благородным серебром, какой-то маленький зверёк шуршал в траве по направлению к западу.

Через валежник, через бурьян, через ручеёк – прыг!.. Тут он свернул на тропинку, протоптанную оленем… И снова на залитую лунным светом лужайку…

Юркий зверёк мелькал в траве серой тенью. Видно, очень торопился. Вот он разделился надвое… Ах, простите… – их оказалось двое!

– Шляп без грибки! Тьфу! Гриб без шляпки! – ругнулся один. – Вот неудача – лунная ночь! И звёзды сияют, полюбуйся-ка, нарочно нам назло. Как добираться будем?

Зверёк… – нет, дайте-ка внимательно взглянуть… да это ж кобольд настоящий! – сердито тряхнул лохматой головой, пытаясь разглядеть на круглой роже у луны злорадную ухмылку. Но чёрные космы ещё плотнее залепили глаза.

16
{"b":"400","o":1}