ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Рокот стремительно нарастал, быстро переходя в нешуточный грохот. Пол пещеры дрогнул, а с потолка посыпались мелкие камешки.

Одна и та же мысль промелькнула одновременно у всех в головах. Один и тот же вопрос можно было прочесть во взглядах, разом упёршихся в гнома. "Ничего хорошего от этого ожидать не следует", – отвечали нахмуренные брови Тропотора. Как доказательство этого их внезапно так тряхнуло, что пол пещеры прорезала глубокая щель, куда тут же нырнул кусочек потолка.

Тут наконец проснулись летучие сони. И пленники, сидевшие в углу тесной кучкой, сейчас же потеряли друг друга из виду. Перед глазами хлопало крыльями, в ушах оглушительно пищало, каменный пол трясся мелкой дрожью.

Более сообразительные очертя голову бросились к выходу, сминая на своём пути менее сообразительных собратьев.

– Подождите! – кричал Чертокрылый, метаясь между остальных. – Остановиться! Сейчас же воротиться назад! Нужно забрать пленников! Ты, ты и ты – хватайте этого толстого! Вы и вы – тех двоих… Куда же вы? Стойте! Я приказываю немедленно вернуться!

Стены пещеры покрылись неровными трещинами.

Поняв, что никто не внимает его словам, Чертокрылый сам схватил за шиворот Тома и с усилием потащил его к выходу.

Именно в этот момент пещера страшно вздрогнула, свод её раскололся пополам, и огромный кусок скалы рухнул наземь, загородив собой выход. Пещеру закупорило напрочь.

В воздухе стояла невообразимая суматоха. Каменный дракон грохотал. Пещера содрогалась, делясь на новые кусочки. Мыши в ужасе метались, налетая друг на друга. И только пленники наши отрешённо сидели в уголку, не имея возможности присоединиться к общей панике по причине уже известной.

С мальчиком в лапах Чертокрылый носился по всей пещере и пытался навести порядок. Но мыши совсем не слушали его. Ко всему прочему кто-то задел крылом факелы, оставленные нашими друзьями между камней, и вскоре вся пещера озарилась ярким пламенем, которое быстро раздувалось энергичным хлопаньем крыльев. Пленники и мыши начали задыхаться.

Но вот раздался грохот такой оглушительной силы, что крики мышей просто потонули в нём. Свод пещеры и часть стены обвалились, придавив собой добрую половину мышей. Том так больно ударился головой об пол, что из глаз у него посыпались искры. Одно крыло Чертокрылого было намертво придавлено скалой. Он громко верещал, но всё ещё крепко сжимал мальчика в лапах.

Зато оставшиеся в живых мыши страшно обрадовались. Потому что в потолке образовалась огромная дыра, сквозь которую им улыбалось голубое небо.

– Стойте! Вернитесь! Не оставляйте своего вожака! – неистово кричал бедный Чертокрылый вслед исчезающим в небе мышам.

Вскоре уже некому было кричать, и охрипшая мышь устало закрыла глаза. Добыча её лежала тут же рядом, но унести она её, к сожалению, не могла.

Странное дело: после того, как раскололся потолок, грохот стал как-то быстро затихать, как будто Дракон выбился из сил и впал в дрёму. Только изредка его каменное тело сводило новой судорогой.

…Солнечные лучи приветливо освещали четверых друзей, мирно лежавших на поминутно вздрагивавшем каменном полу. Ласковый летний ветерок задумчиво покачивал кусок скалы (той самой, придавившей Чертокрылого), не зная, в какую сторону его лучше опрокинуть – на неподвижно ли лежавших человечков или…?

Глядя на шатающуюся скалу, друзья наши невольно предались воспоминаниям. Гному вспомнилось его уютное жилище под увитой плющом надёжной скалой, эльфине – старый георгиновый домик её дедушки, а детям вдруг очень захотелось снова оказаться дома, рядом с папой, Ричардом и милой Джангидой…

Мысли их были грубо прерваны невесть откуда взявшимися голосами:

– Ты ведь сказал, они тут?

– Своими глазами видел.

– Да не-ет, не может быть. Скорее, их придавило. Пойдём.

– Да уж, ты прав, пожалуй. А жаль. Я сам их видел в пещере связанными.

Шаги стали удаляться и вскоре затихли.

Связанные отчаянно переглянулись.

Ветер продолжал играть скалой: туда или сюда? Право, он никак не мог решиться.

В довершение всего начался приятный летний дождик. Кап, кап, кап – тёплые капли дождя грустно падали на лица наших друзей. Как будто кто-то невидимый, но прозорливый уже заранее оплакивал их участь.

Вдруг снова послышались шаги.

– …Сейчас, сейчас… Не могу я так вот уйти, не глянув… Уж очень любопытно, чего от них осталось…

Сердца пленников затрепетали от радости.

– Подожди-ка, тут кусок скалы мешается. Дай-ка я его…

Сердца пленников почти остановились.

– Не трать силы попусту, глупая голова, тут вот ведь можно пройти… Эй, погляди-ка!

Над нашими друзьями склонились два круглых тролля.

– Гляди-ка, Бумм, живые ещё! – подивился один и тут же принялся сосредоточенно считать:

– Один… два… пять… восемь… Всё в порядке: их тут больше, чем два. Это самое главное. Уморт наказывал, что их должно быть непременно двое.

– Дай-ка я сам сосчитаю, – отодвинул Бумм товарища. – Два… четыре… шесть… восемь… Ты прав, Думм, их тут больше чем достаточно. Возьмём двоих, остальные – лишние.

– Погоди, – сказал Думм, сделав отчаянную попытку шевельнуть мозгами, – кого возьмём? Этого толстого?

– Не-е, больно тяжёлый. Лучше ту, рыжую. И, пожалуй, того маленького. Вот и получится как раз двое, а?

Глухой угрожающий рокот прокатился под землёй.

– Ухх, не могу так долго думать.

– Думм вытер пот со лба. – Возьмём всех, потом разберёмся. Ты бери этого сердитого, а я – остальных восьмерых.

3. Тролли

Два тролля торопливо топали по горной троопинке, спеша подальше уйти от опасного места. Через какое-то время за спиной послышался звук глухого удара, от которого задрожала земля.

– Что это? – обернулся Бумм.

– Пустяки: та скала упала, – разъяснил Думм и сладко улыбнулся: – Да-а… А ловко я придумал – проследить за Чертокрылым?

– Это была очень хитрая мысль, – согласился Бумм.

– Когда я передал ему приказ Уморта, тот тут же собрал свою стаю и пустился рыскать по пещерам. А друг Думм, не будь дураком, – следочком. Он туда – я туда, он сюда – я сюда. И вот, пожалуйста! – Думм довольно потряс мешком. – Не напрасно ходили. Вот они, наши пленнички – по мешочкам рассованные!

Из мешка раздалось сердитое мычанье.

– Да уж, – в самом лучезарном настроении продолжал тролль, – теперь скорей-скорей – в замок. Не терпится мне на камешек-то взглянуть.

Мешок снова сердито замычал.

– Послушай-ка, Думм, – озаботился Бумм, – а не задохнутся они там, в мешках?

– Что ж с того, что задохнутся? – беззаботно пожал плечами его товарищ.

– Ничего, но… если Уморту они нужны живыми…

В следующий момент тролли торопливо вытряхивали содержимое мешков на тропинку.

Слава всем богам и волшебникам, пока все были живы. Оставив пленников подышать свежим воздухом, тролли уселись в тенёчке отдохнуть.

Сердитый гном хмурил мохнатые брови и продолжал о чём-то упрямо мычать.

– И чего они всё время мычат? – зевнул Думм. – Видно, по-другому не умеют, бедняги.

– Мне думается… – начал Бумм.

– Тебе думается? – удивился Думм.

– Мне кажется, – поправился Бумм, – что, если вытащить у них изо рта жёлуди, то мы бы поняли их лучше.

Объятые любопытством тролли освободили пленников от кляпов.

– Ффффф… Тьфу! Когда развяжете нам ноги, наконец? – осведомился гном.

– А зачем? – спросили тролли.

– Чтобы мы могли идти сами, – пояснил гном. – Собираетесь тащить нас на себе до самого замка? Впрочем, как хотите. Мне даже удобнее ехать в мешке.

Совет троллям понравился. Посоветовавшись, они принялись перерезать верёвки на ногах у Тропотора.

– А что это у тебя тут такое? – наткнулся Думм на топорик на поясе у гнома.

– Топор, – нахмурился Тропотор, предчувствуя, что сейчас окажется обезоруженным. – Очень ценный, – пришло ему вдруг в голову сказать, – старинной работы. Уморт из-за него гоняется за мной по всей Цауберляндии. Можете, конечно, взять. Но камня вашего волшебного вам больше не видать.

25
{"b":"400","o":1}