Содержание  
A
A
1
2
3
...
26
27
28
...
60

Никто, конечно, не спросил гнома, почему он не покинул их здесь, после того как выполнил своё обещание – вывел к озёрам. Все просто тихо радовались, следуя по-прежнему за своим провожатым по пятам.

Путь к озеру оказался совсем неблизким. Солнце уже совсем село и темнота окутала землю, когда уставшие путешественники вышли к берегу.

Здесь было тихо, плескалась вода, пахло водорослями, в камышах поквакивали лягушки да пел комар. Зевая, путники повалились на землю, да так и уснули.

Ночь прошла без приключений, если не считать, что любопытные лягушки, окружив спящих, долго обсуждали при свете луны, что могло привести в Долину Озёр трёх гномов и эльфину. Придя к общему выводу, что странная компания пожаловала не иначе как на коронование эльфийского принца, они тут же потеряли к пришельцам интерес и отправились спать в камыши.

Утро застало спящих словами:

– Вот они! Дорогие мои! Нигде не потерялись, и все в целости и сохранности мирно спят тут на бережку!

Дети протёрли глаза. Прямо над ними в воздухе парило несколько эльфов. Все они были в белых одеждах, полупрозрачные крылья цвета неба трепетали за спиной. Один из них, приветливо улыбаясь, продолжал говорить:

– Я чрезвычайно, просто несказанно рад! Мне сообщили, что наших героев уже давно похитили летучие мыши и унесли их на край земли – в замок Уморта. А потом я узнаю, что – оказывается, нет! – друзья наши по лесным дорожкам совершают неторопливое путешествие в мешках у троллей! Я не сплю ночь, я снаряжаю летучий отряд и не щадя сил мчусь разыскивать бедняг. А по дороге узнаю, что злодеи-тролли, забыв про свои обязанности, устроили турнир на потеху честному народу. Где же наши горемыки? – всплеснул эльф руками. – А горемыки, не соблазнившись зрелищем хорошей драки, упорно продолжают свой путь в Долину Озёр.

Глаза у рассказчика смеялись, хотя лицо было серьёзно. Он, наконец, снизошёл на землю и весело протянул руки к проснувшимся.

– Добро пожаловать в Долину Озёр! Я – принц Изри. Изереель, – поправился он. – Но меня никто так не зовёт. Вы, может быть, не знаете, – продолжал он, – но мой кузен, король цветочных эльфов, передал вас моим заботам, если вы будете пробегать мимо. Насколько я понял по вашим передвижениям, моего королевства вам не миновать. Ибо вам прямо-таки не терпелось побывать в Долине Озёр. К фее Тортинелле? – осведомился он, улыбаясь. – У нас не задержитесь?

Дети легко согласились задержаться у эльфов.

– Ну, я рад, – промолвил принц и подал знак своим приближённым.

Гостей усадили верхом на стрекоз, и пополнившийся отряд во главе с принцем помчался на север.

Под ногами блестела зеркальная гладь воды, такой прозрачной, что можно было разглядеть каждый камешек на дне и каждый плавничок у рыбок. Стрекозиные тени стремительно неслись по водной глади, потом по суше, потом снова по воде. Ибо одно озеро уступало вскоре место следующему.

– Меня ведь сегодня коронуют, – сообщил Изри гостям между прочим. – Так что вы попали к самому началу праздника. – Изри пришпорил стрекозу. – Вперёд, вперёд! И расскажите мне всё, что с вами приключилось с тех пор, как вы покинули королевство моего кузена Эля.

Рассказ гостей тянулся долго. Диана и Катарина то и дело перебивали друг друга, Том вставлял деловые замечания, а Тропотор говорил только тогда, когда его об этом долго просили.

Эльфы с интересом выслушали историю про бурю и коршунов, с удовольствием посмеялись над забавным хомяком, поспорили с гномом о пользе трилилима, выразительно поцокали языками, когда очередь дошла до рассказа о летучих мышах и страшном землетрясении.

Когда же Диана попыталась словами Думма объяснить свойства волшебного камня, принц приостановил стрекозу и высоко поднял брови.

– Камень Гипова носа? Так значит, именно его Уморт назначил в награду? – Изри весело рассмеялся. – Я не удивляюсь!

– Но почему же? Почему? – посыпались со всех сторон любопытные вопросы.

Его высочество пришпорил стрекозу. В глазах его скакали весёлые искорки.

– История такова, – начал он. – Давным-давно, в древности у злого мага Ррорра находился в услужении один гном по имени Гип. То был величайший мастер из мастеров. Он умел делать всё, что обычно умеют делать гномы, но с таким мастерством, что вещи, выходившие из его рук – украшения, музыкальные инструменты, разные безделушки типа шкатулочек с секретом, – не только затмевали своей красотой обычные, но и обладали волшебными свойствами. Ррорр очень щедро платил гному и всячески ему покровительствовал. Да… и волшебные вещицы переходили к магу.

Так вот, единственное, что постоянно терзало нашего гнома и отравляло ему жизнь, был его огромных размеров нос. Над этим носом потешались все (никто особенно не любит прислужников злого волшебника). Гип не раз просил мага избавить его от такого носа. Маг ведь мог всё. Ррорр же отшучивался, что именно в этом носе и заключена вся магическая сила Гипа и, дескать, уменьшить нос было бы всё равно, что лишить гнома его великого мастерства.

Гип затаил обиду на волшебника и вскоре отплатил ему как мог. Он выточил камень, обладавший очень ценными свойствами: если ты берёшь его в руки и, глядя собеседнику в глаза, говоришь ему с самым невинным видом "Я – кусок сыра" (сказать можно что угодно), твой собеседник нисколько этому не удивляется, ибо действительно начинает видеть перед собой не что иное, как кусок сыра. Вы понимаете? Камень обладал магической силой внушения.

Но камень обладал и ещё одним свойством: у того, кто держал его в руках, тотчас же отрастал огромный нос. Такой шутки волшебник гному простить не мог. В порыве гнева он приказал схватить Гипа и бросить его в огонь. – Изри развёл руками. – Не удалось: шутник успел сбежать. …И больше о нём никто не слышал.

Стрекозиные тени медленно скользили по раскидистым ивам на заросших кустарником берегах.

– …После Ррорра камень перешёл его наследнику Уморту. Так же, как и Ррорр, нынешний чёрный маг пользуется им лишь в крайнем случае. По уже вам понятным причинам. Неудивительно, что Уморт с такой лёгкостью решил расстаться именно с этим камнем. Непонятно только, – добавил Изри, с улыбкой склонив голову набок, – почему он так дорого платит за поимку двух невинных детей?

* * *

Катарина так задумалась, что не замечала ничего вокруг.

Когда же она, наконец, оглянулась по сторонам, то от неожиданности чуть не свалилась со стрекозы: маленький отряд летел между остроконечными крышами сверкавшего под солнцем хрустального городка.

Оговоримся сразу: не всё было из хрусталя. Из высокой изумрудной травы выглядывали верхушки домов, сделанные из белых и розовых ракушек. То там, то сям росли домики из белых и голубых цветов. Королевский дворец был из белого мрамора. Подобно тому, как цветочные эльфы подбирали себе самые что ни на есть пёстрые наряды, их озёрные собратья всем цветам предпочитали холодный белый – как в одежде, так и в цвете своих жилищ.

Ни один из эльфийских домиков не имел сколько-нибудь правильной формы. Наоборот, дома эльфов своенравно извивались, принимая самые причудливые формы. Они свисали с веток прибрежных ив. Окружённые сверкающей гладью воды, во множестве покачивались на листьях кувшинок. И наконец, просто витали в воздухе: на солнце – искрясь так, что становилось больно глазам, а в тени – холодя взор своими точёными белоснежными стенами.

– К сожалению, я должен вас покинуть, – извинился принц Изри, озабоченно взглянув на башню, где цвело что-то, напоминавшее часы. – Коронование начнётся через две четверти часа. Где вы предпочли бы остановиться – на воде или на суше?

– На воде! – ответили дети, не задумываясь.

Оставив одного из своих придворных в проводники гостям, его высочество умчался в сторону острова.

Домик на воде был сама мечта. Полностью сплетённый из водяных лилий, он плавно покачивался на листе кувшинки.

Катарине с Томом тут же пришло в голову его раскачать. Для этого нужно было просто встать на противоположные края листа и… К сожалению, им скоро пришлось проститься с этой забавой: обычно терпеливый гном, любивший твёрдую почву под ногами, сейчас же вышел из себя.

27
{"b":"400","o":1}