ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шуш тоже оказался похвальным едоком. Оттуда же, откуда глаза (?), у него появился и рот – как раз таких размеров, чтобы без труда пролезали немаленькие куски рыбы.

– Ну вот, – гном довольно измерял шагами кухню, – за ночь постараемся выспаться на этом «плоту», – покачивающийся пол домика всё ещё вызывал в нём опасения, – а утречком – в путь, к нашей драгоценной фее…

Тут Тропотор поспешно бросился накладывать Шушу вторую порцию. Ибо, расправившись с первой, мохнатик с не меньшим аппетитом принялся за цветочную стену дома.

…На улице громыхнуло.

Гном подозрительно нахмурился. Когда громыхнуло во второй раз, он, схватив топорик, в боевой готовности выбежал за дверь. В начавшем сереть вечернем небе появлялась одна вспышка за другой.

– Это фейерверк! – восторженно выкрикнул Том в окно.

– Фейер… что? – переспросил Тропотор.

– Эльфы называют его "цветочным дождём", – пояснил мальчик.

– М-да, у этих эльфов всё шиворот-навыворот, – заметил гном. – Именно тогда, когда нужно ложиться спать, они устраивают громыхание и светят в окна какими-то горящими цветами. Так ведь можно и пожар устроить… Ладно, не будем обращать внимания. Если мы твёрдо решили пораньше лечь спать, – Тропотор старательно задвинул шторки, – никто не помешает нам…

В эту секунду шторки стремительно распахнулись и в комнату влетела сияющая Диана. Эльфина была великолепна в своём бальном платье цвета утренней радуги.

– Друзья мои! – воскликнула она. – Нам нужно поторопиться. Скорее, скорее! Скоро начнётся "бешеный лёт над озёрами"!

Шелестя юбками, Диана нетерпеливо пролетелась по комнатам.

– Что это ещё за "бешеный лёт"? – осторожно осведомился Тропотор.

– Ах, это увлекательнейшее развлечение озёрных эльфов! – воскликнула Диана, восторженно прижав ручки к груди. – Один хватает другого за ноги, его хватает за ноги третий, третьего – четвёртый, четвёртого – пятый, и так далее! Ах, это замечательно! – Глаза её сияли счастьем. – Могут участвовать тысячи эльфов – кто захочет!

– А зачем хватать друг друга за ноги? – не понял гном.

– Да, так вот я рассказываю, – продолжала Диана. – Ведущий (тот, кто самый первый) летит куда ему вздумается. А остальные – цепочкой – за ним! И такая получается длинная «змея»! Ну прямо длинная-предлинная! И эта замечательная «змея» такими стремительными – ну прямо-таки бешеными – виражами летает над озёрами!

В предкушении неслыханного удовольствия Диана перекувыркнулась в воздухе и радостно захлопала в ладоши.

– Да, и какой же смысл в этом "бешеном лёте"? – терпеливо продолжал допытываться гном.

– Да абсолютно никакого, – простодушно ответила Диана. – Просто страшно здорово. Ведущим будет его величество король Изри.

На такое гном уж совсем ничего не мог сказать. "Его величество", «ночь», "бешеный лёт" и "страшно здорово" – всё это вместе как-то не вязалось в его голове. Махнув рукой, он вежливо, но очень твёрдо отказался от прогулки.

Том уже был на крыше, отвязывая стрекозу, чтобы полететь на праздник. А Катарина?

Оказывается, девочка уже давно сладко спала, зарывшись в груду розовых лепестков и обняв одной рукой пушистого найдёныша.

– Жаль, – искренне огорчилась Диана, рассеянно погладила зверька по шёрстке и со вздохом сожаления выпорхнула в окно.

В доме наступила тишина. За окном в тёмнеющем небе летали пылающие цветы. Гном плотно задёрнул шторки.

Ещё какое-то время он недоумённо постоял над спящей парочкой, пытаясь разрешить загадку, куда могли запропаститься у шуша глаза, которые (он точно помнил) недавно моргали на этом вот месте. Наконец, одолеваемый неудержимой зевотой, он прошаркал в спальню. И уже через минуту, натянув на уши ночной колпак, мирно посапывал в своей постели.

* * *

Гному снился сон: старые друзья Грибсон и Грабсон подарили ему на день рождения красивый свёрток, перевязанный голубой ленточкой. Подозревая, что внутри – не иначе как новый топорик или хороший орехощёлк, Тропотор с любопытством развернул свёрток и вытащил… две пары крылышек – красных и жёлтых. "Ах, какая прелесть!" закричала откуда-то взявшаяся Диана. "Опробовать! Опробовать!" кричали все, и громче всех – Катарина, высоко подбрасывая своего шуша. Нацепив на спину крылышки, гном взобрался на сундук и, под одобряющие апплодисменты друзей, неловко подпрыгнув, попытался воспарить к потолку. …Но вместо этого, перевернувшись в воздухе, неуклюже грохнулся на пол. Какой конфуз!

Тропотор проснулся с испариной на лбу. Оглядевшись, он обнаружил, что упал с кровати. Пол сильно качался: вверх-вниз, вверх-вниз…

Обеспокоенный гном осторожно подполз к окошку и выглянул наружу. Домик несло по волнам. Он быстро удалялся от мерцавших на берегу огней эльфийского города…

Катарине в свою очередь тоже снился сон: какой-то человечек с огромным уродливым носом приблизился к ней и, заглядывая в глаза, ласково сказал: "Сейчас ты мне расскажешь, где находится волшебная книга." Катарина уже собиралась было подробно рассказать всё, что знает… Но тут сон прервался из-за того, что Шуш взобрался ей на грудь, бесцеремонно по ней прыгал и громко шипел.

В ту же минуту на пороге появился гном в ночном колпаке. "Нас похитили! Нас похитили!" – бормотал он взволнованно, бегая по дому со свечкой в руке.

Домик качало: рраз-рраз, рраз-рраз…

Сбросив с себя Шуша, девочка вскочила.

"Цветочный дождь" был в самом разгаре. Небо вспыхивало то одним, то другим цветом.

Вот поверхность озера снова осветила вспышка. Потом ещё. Девочка и гном выглянули в окно. При ярком свете пылающих в небе цветов они увидели такое, отчего волосы у них на головах встали дыбом: на некотором расстоянии от домика из воды высовывалась огромная змеиная голова. Домик плыл прямиком за ней, всё дальше и дальше удаляясь от берега.

Об остальном догадаться было нетрудно: видно, змея перекусила стебель листа, на котором стоял домик, и теперь уносит его в одном только ей известном направлении.

Это было похоже на какой-то ночной кошмар. Продолжение сна, быть может? На всякий случай Катарина громко завизжала. Змеиная голова не исчезла.

– Именно чего-то подобного я и ожидал от плавучего домика, – мрачно изрёк Тропотор.

– Ч-что же н-нам теперь д-делать? – спросила растерянная девочка, отбивая чечётку зубами.

В ночной темноте вспыхнул букет рыжих цветов и просыпался в воду огненными бабочками. …Бабочками?

– Стрекозы! – выпалили оба одновременно и ринулись на крышу.

Какой ужас! От спасительниц-стрекоз остались лишь обрывки верёвок. Наверное, испуганные животные сорвались с привязи и улетели. Если, конечно, их не съело чудовище!

– Ничего не остаётся, кроме как прыгать в воду, – скучно сказал Тропотор.

– Но я не умею плавать! – взвизгнула девочка.

– Об этом надо было думать раньше, – огрызнулся гном, – когда его высочество предлагал остановиться в хорошем прочном домике на суше. – И хмуро забарабанил пальцами по стене.

Фейерверк продолжался. Поверхность озера попеременно вспыхивала то красным, то синим, то зелёным светом… И голова змеи становилась тоже то красной, то зелёной, то синей… Лист с домиком преданно следовал за ней по воде.

С грохотом взорвавшийся в небе букет белых хризантем озарил озеро таким ослепительным сиянием, что на пару мгновений стало светло, как днём. Под окном промелькнул какой-то длинный предмет.

– Лодка! – радостно завопила Катарина.

Привязанная к окошку лодка послушно плыла за домиком.

Забраться в неё было нетрудно – просто спрыгнуть из окошка.

Девочка запихнула Шуша под скамью. Тропотор торопливо перерубил канат и взялся за вёсла. Прощай, домик из лилий!

Девочка с гномом быстро поплыли обратно к берегу.

Восточный берег озера искрился всеми цветами радуги. Непрестанно сыпавшиеся с неба светящиеся цветы отражались в хрустальных крышах городка мириадами разноцветных огоньков. Откуда-то доносилась тихая музыка. Над водой слышался переливистый смех.

29
{"b":"400","o":1}