ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Неожиданно гигантская волна подбросила лодку в воздух. Шлёпнувшись о воду, та вихрем закружилась на месте.

Из воды снова высунулась чудовищная голова. Длинный толстый хвост с силой взрезал воду с другой стороны лодки.

Тропотор изо всех сил налёг на вёсла. Напрасно: змея легко скользила рядом и даже заплывала вперёд. Потом вдруг мерзкий хвост обвился вокруг лодки кольцом и стремительно потащил её за собой.

Всё происходило как в страшном сне: беззаботные эльфы веселились вовсю и никто не видел, как вынырнувшее из тёмных вод озера чудовище уносит с собой девочку и гнома…

Огоньки на берегу становились всё меньше и тусклее. Шум фейерверка стихал вдали…

Ярость закипала в широкой груди Тропотора. Мускулистые руки крепко сжали топор.

"…Ттукк!" – В этот удар он вложил всю свою силу.

"Крракк!" Отрубленный змеиный хвост выпустил лодку из своих объятий и нырнул в воду.

Змея исчезла. Сунув топорик за пояс, гном, не мешкая, взялся за вёсла. Ни берега, ни огней уже не было видно. Но гном умел отлично ориентироваться по звёздам. Взмах вёсел… Ещё взмах…

– Скорей! Скорей! – Девочка дрожала от волнения. Если бы существовало лишнее весло, она бы с удовольствием помогла.

Взмах… Ещё взмах… Неожиданно весло с размаху ударилось обо что-то твёрдое – и переломилось пополам.

В тот же миг перед носом лодки снова с шипением вынырнула безобразная змеиная голова. Кроваво-красные глаза, не мигая, уставились на человечков.

Сердце Катарины ушло в пятки. Ноги её подкосились, она бессильно сползла на дно лодки и дрожащими руками вцепилась в шуша. Не в силах остановить клацающие друг о друга зубы, она уставилась на два ужасных красных глаза, горящих во тьме.

Змея разинула пасть и схватила корму зубами. Потом развернула лодку на запад и, толкая её перед собой, понесла в прежнем направлении.

…Сколько прошло времени? Наверное, немало, потому что небо на востоке слегка порозовело. Вот уже вдали зачернел заросший лесом западный берег. Змея направилась прямо к устью ручья, вытекавшему из озера. Где-то должен был закончиться их путь? Катарина старалась об этом не думать.

Тропотор не терял надежды. Правда, отрубить голову, как это получилось с хвостом, было труднее. Только гном с топориком подходил ближе, как змея высовывала свой длинный язык и предостерегающе шипела. Но Торопотор был терпелив. До самого рассвета просидел он на корме по соседству с красными глазами, бывшими размером с хорошее блюдо.

* * *

Шуш под скамейкой всё время шебуршился. Наконец, Катарина догадалась. Он атаковал рюкзак с вещами: наверное, хочет есть. Вспомнив о прогрызенной стене в домике из лилий, девочка поспешила раскрыть мешок: не хотелось, чтобы ко всему теперь ещё и лодка пошла ко дну.

Но Шуш даже не взглянул на кусок жареной рыбы. Ткнувшись поглубже в мешок, он вытащил зубами большой пистолет Тома (тот, что мальчик приобрёл у цветочных эльфов). Катарина только с секунду смотрела на пистолет с недоумением. Потом взгляд её изменился.

– Спасибо, – поблагодарила она мохнатого дружка.

Пистолет Тома всякий раз выдавал сюрпризы: то он стрелял лепестками хризантемы, то цветочной пыльцой, то даже струёй воды. Неизвестно, чем он выстрелит сейчас.

Но страшно любопытно.

"Ппыхх!" На этот раз это оказался песок.

Едва песок залепил змее глаза, Тропотор, не мешкая, подскочил с топориком. "Крракк!" Сразу не получилось. Но после трёх «крракков» туловище отделилось от головы. Зубы разжались и выпустили корму. Голова плюхнулась в воду вслед за туловищем.

Оставшееся без головы тело змеи билось в агонии. Оно вздымало воду вокруг в такие высокие волны, что лодку каждую секунду грозило перевернуть.

Но тут уже Тропотор почувствовал себя в своей стихии. Не жалея сил, гном яростно рубил направо и налево, едва только обезглавленное туловище показывалось вблизи лодки.

* * *

"Вжжихх! Вжжихх! Вжжихх!" – Десятки стрел внезапно просыпались с неба в воду – туда, где бились змеиные кольца.

Высоко в утреннем тумане мерцали белые фигурки с луками в руках.

– Эльфы! – радостно завопила Катарина.

Отряд эльфов с луками на изготовке парил над водой.

Стрелы быстро успокоили судорожно дёргавшееся чудовище, и останки его навеки опустились на дно озера.

Из рядов эльфов вырвалась белая фигурка и устремилась к лодке.

Король Изри выглядел крайне взволнованным. Даже привычная насмешливая улыбка покинула его лицо. За ночь поисков он побледнел и осунулся. Он молча вглядывался в глаза то Катарине, то гному, казалось, не веря, что оба остались целы и невредимы.

– Ну, учинили вы! – наконец покачал он головой и устало рассмеялся. – Если бы ваш друг Том не обнаружил на месте домика перегрызенный стебель… Я искренне восхищён, – изящно поклонился он Тропотору, – и преклоняюсь перед мужеством отважного гнома. Эдви, – обратился он к одному из эльфов, – обрати внимание, таких змей у нас вообще не водится. Чем вы нас ещё удивите?

"Ещё" не замедлило выползти из-под скамейки.

Глаза Изри загорелись. Он живо опустился на колени и протянул руку к пушистому шару без глаз:

– Где вы нашли шуша?

– Так вы его знаете? – удивилась Катарина.

– В первый раз вижу, – ответил король, осторожно проводя рукой по жёсткой шерсти. – Я узнал его по картинке из учебника древней истории.

Заметив впечатление, произведённое его словами, Изри продолжал:

– Шуши – древние зверьки, которых держали наши давние предки (как, например, люди держат собак). Они были очень преданны и обладали ещё какими-то там ценными свойствами… Волшебник Ррорр как-то раз испытывал на них свой волшебный порошок. М-да… После этого в стране не осталось ни одного шуша. Так, во всяком случае, считалось до сегодняшнего дня, – добавил он, поднимаясь с колен. – С вами просто загадка.

Летучий отряд без приключений доставил спасённых в город.

Изри предоставил друзьям прочный (на чём настаивал Тропотор) домик на берегу озера. Зарывшись в ароматную постель из розовых лепестков, измучившаяся за ночь Катарина забылась долгим сном.

Когда она снова проснулась, солнечные лучи приветливо освещали комнату через хрустальную остроконечную крышу. Диана с Томом не отходили от девочки ни на шаг, позабыв даже про продолжавший греметь в городе праздник. Катарине рассказывали сказки, заботливо кормили её мороженым, пирожными, отпаивали нектаром цветика-семицветика – очень редкого цветка, распускавшегося только раз в год – тридцать первого июня (по счастью, было как раз тридцать первое июня).

Окружённая таким вниманием, девочка совсем ожила. И следующее утро застало наших друзей в полной готовности сидящими на верховых стрекозах. Помахав на прощание остроконечным крышам хрустального городка, друзья наши упрямо продолжили свой путь на север. ("Где-то тут, – Изри неопределённо повёл рукой в сторону бескрайней озёрной равнины, – должен летать дворец феи Тортинеллы.")

7. Фея Тортинелла

Вот он! – Привстав на стрекозе, Катарина протянула руку в сторону черневшей между облаками точки.

Маленький отряд устремился ввысь. Увы, то был всего лишь голубь.

– Ах, да вот же он! – радостно рассмеялась Диана, указывая на нечто сладко-розового цвета, парившее над верхушками сосен. Однако при ближайшем рассмотрении это оказалась бабочка "розовые щёчки".

– А, вообще, кто-то точно знает, как выглядит дворец феи? – деловито осведомился гном.

– Он – прекрасен! – описала Диана.

Друзья внимательно оглядели местность. Под берёзой шебуршился ёж. В траве полыхнул рыжий беличий хвост. Под ногами прохлопала крылышками стайка "розовых щёчек". Двое из них летели медленнее остальных, и не мудрено: они с трудом тащили накрытую тяжёлой крышкой пирожницу.

У Катарины от любопытства округлились глаза.

30
{"b":"400","o":1}