ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пологий сначала, берег становился всё круче. Из-под земли начали выступать высокие голые камни. И к вечеру путники шли уже не по мягкой земле, а по крутому скалистому берегу.

– Скоро пойдут серьёзные скалы, – хмурился Тропотор. – Скверно, что у нас нет плота.

Можно было и не говорить: впереди, по обе стороны реки, маячили верхушки нешуточных каменных глыб.

Диане было хорошо: знай себе порхай. Не надо топать по каменистой почве и, то и дело спотыкаясь, перелезать через крупную гальку. Даже гном, молча шагавший впереди, потерял терпение и начал ругаться на своём гномьем языке.

– В общем, так, – постановил он на первом же привале. – Ищем сороку.

– Зачем? – пораскрывали рты неопытные спутники.

– Можно и какую-нибудь другую птицу, – пожал плечами Тропотор. – Но на крупную нам не хватит маковых зёрнышек, а на мелкую мы все не поместимся. Сороки же любят всё блестящее. А мне давно уже оттягивает плечо тяжёлый кусок золота.

С этими словами гном похлопал по своему мешку.

– А если найти белобоку не посчастливится, то я – не гном, если не срублю новый плот. – Он глянул на редкие кустики, торчавшие между скал далеко от воды. – Правда, придётся задержаться ещё на день.

Как назло, сорок не попадалось. Диана без устали летала по окрестностям и спрашивала пролетающих птиц о цене за пролёт. Те требовали не меньше мешка маковых зёрнышек. А на предложение большого куска золота презрительно отмахивались: "Что мы – сороки, что ли?"

…Несчастье не приходит одно. Эту истиннейшую из истин Том усвоил ещё нетвёрдо. Иначе он ни за что бы не полез на почти отвесную скалу за полуглухой сорокой, не слышавшей вежливых приглашений спуститься.

И вот, пожалуйста: внезапно сорвался и с громким стоном покатился по земле. От резкой боли в ноге на глазах непроизвольно выступили слёзы.

Сорока равнодушно взмахнула крыльями и скрылась.

На крики мальчика прибежал Тропотор. Пощупал ногу и осуждающе покачал головой.

– Кто не умеет лазать по скалам, пусть сидит дома у печки. Чего плачешь-то? – попытался он подбодрить мальчика. – Не сломал же ногу, а просто вывихнул.

– А-а-а-у-у-у! – завывал Том.

Нога пухла на глазах.

Постояв с минуту в раздумчивости, Тропотор повернулся и решительно направился в сторону скал.

Пропадал он с час. А когда вернулся, то нашёл Тома, окружённого нежными заботами Катарины и Дианы. Пострадавшая нога была аккуратно завёрнута в лист подорожника, а на спине у мальчика торчали… два розовых крылышка в чёрную точечку. "Это так легко! – уверяла эльфина. – Взмахни хорошенько крылышками и поднимись в воздух! Высоко лететь не надо, просто чтобы ногами не пришлось перебирать…" Однако у Тома не получалось не только взмахнуть, но даже пошевелить крылом.

– Какими глупостями вы занимаетесь, – невежливо прервал сии попытки Тропотор. – Если бы не эльфа можно было научить хоть совсем низко летать над землёй… то я бы, например, давно бы уж обзавёлся парой хороших прочных крыльев, а не карабкался бы по скалам, как ненормальный.

– Куда вы запропастились, уважаемый Тропотор, – обрадовалась Диана. – Мы так нуждаемся в вашем искусстве выстругивать дорожные палки!

– Сделаю такую, – пообещал гном. – А пока не будем валять дурака. Я нашёл тут неподалёку небольшую пещерку. Проведём там денёк. Пока мальчик будет отдыхать, остальные помогут мне строить плот.

Тому было страшно неловко оказаться беспомощной обузой. Однако Тропотор не обратил никакого внимания на его неловкие извинения. Взвалив рюкзак мальчика, а потом и самого Тома себе на спину, гном зашагал в сторону облюбованной им скалы.

Пещерка оказалась маленькая, но сухая и, пожалуй, даже уютная. Особенно, после того как её новые хозяева с энтузиазмом натаскали хворосту и развели костёр.

– Неплохое жильё для одинокого гнома, – одобрил Тропотор, обведя взглядом ровные каменные стены. – Вот тут можно было бы поставить печку. …А чего – печку? Я бы сделал тут камин.

– А тут вот – коридор и спуск на нижний этаж, – послышался голосок эльфины из дальнего тёмного угла. – Посмотрите-ка!

– Где? – повернули все головы.

– Хе! – упёр гном руки в бока. – А ведь и вправду спуск! Где же вы, дорогая эльфина? Я вас тут что-то не разгляжу.

– Здесь! – послышался Дианин голос откуда-то снизу из темноты.

Потом раздался шорох и досадливый вскрик. Голос девушки из глубины звучал глухо:

– И не пытайтесь спуститься! Вы сразу упадёте! Тут довольно глубоко, и я просто слетела. Тропотор, кидайте мне сюда факел!

После того как факел нырнул в темноту, некоторое время царило молчание, после чего Диана из-под земли разразилась взволнованной речью:

– Нет, это невероятно!.. Как красиво!

– Чего там такое? – насторожили уши дети.

– Алмазы!.. Рубины!.. – продолжала эльфина. – И изумруды… Тропотор, какого цвета должны быть изумруды?

– Что вы там такое несёте? – изумился Тропотор.

– Что? – ответил снизу голос эльфины. – Да вот спуститесь сами и посмотрите! Только осторожно, не упадите – там какая-то загогулина… А вы мне говорили, что драгоценные камни начинают сверкать, только выйдя из рук ювелира. Вот, пожалуйста! Поглядите! Все стены пещеры сверкают камнями! Ах, ну как красиво!

– Быть того не может! – загорелись глаза у гнома.

Не скинув даже с плеч рюкзака, он поспешно полез вниз. Шуш меховым комком юркнул за ним следом.

Дети с любопытством склонились над чёрной дырой. Том с больной ногой спуститься не мог, а Катарина побоялась крутого спуска. Затаив дыхание, они прислушивались к звукам, идущим снизу.

– Такого не может быть! – послышался наконец хриплый бас Тропотора. – Клянусь т…

Чем Тропотор хотел поклясться, дети не узнали никогда. Потому что стены пещеры вдруг содрогнулись, и часть потолка внезапно рухнула наземь. Быстро и начисто завалив нижнюю пещеру.

В ужасе отпрянув, дети ошеломлённо глядели на продолжавшиеся сыпаться камни – несомненно, на головы Дианы и Тропотора.

…Какое-то время дети стояли оглушённые. Когда же потолок громко треснул прямо над их головами, они торопливо поползли к выходу из пещеры.

А камни сыпались, сыпались, сыпались…

Ни голосов, ни криков не доносилось сквозь мощную стену камней, заваливших пещеру. Обвал произошёл так внезапно…

Свежий воздух и чириканье птиц привели их в себя.

– Они погибли! – зарыдала Катарина.

Увы, сомневаться в этом уже не приходилось.

Катарина судорожно затряслась от рыданий. Том… – не будем кривить душой – Том тоже.

* * *

Эта ночь была, наверное, самой тяжёлой и беспокойной в их жизни. Идти с больной ногой Том не мог. Но находиться рядом с могилой друзей было невыразимо мучительно. Во сне Катарина всхлипывала. Том вообще не спал. Нога болела. Но утром он поднялся.

– Мы должны идти дальше, Катрин, – твёрдо сказал он, – надо торопиться. Может быть, Диана с Тропотором не погибли, а просто замурованы в пещере? Мы попросим волшебника Лео, он непременно поможет. Он не откажется сделать доброе дело – помнишь, так говорила фея Тортинелла? Он спасёт их!

Дети шли по берегу, возбуждённо обсуждая план спасения друзей. Не может быть, чтобы они погибли. Такого просто не может быть!

– У них куча запасов в дорожных мешках! – радовалась Катарина. – И нектар во флягах! Они нас дождутся!

– Не забудь, что волшебник Лео – самый сильный маг в Цауберляндии, – напомнил Том, широко шагая впереди и совсем уже не обращая внимания на ещё не утихшую боль в ноге. – Сама фея Тортинелла призналась, что он могущественнее её.

Что было неудобно, так это что карта осталась у Тропотора. Но дети намеревались расспрашивать всех встречных, где живёт волшебник-отшельник.

Другое дело, что, сколько они ни шли, им не попадалось на глаза ни одно существо. Казалось, всё живое вымерло. Однажды только из кустов высунулась мышиная мордочка. Глазки-бусинки испуганно посмотрели на детей, и мышь юркнула обратно в заросли. Дети не поленились полезть следом – надо же было расспросить дорогу. Но в густых зарослях дикой смородины обнаружили лишь дверь, запертую на три замка.

34
{"b":"400","o":1}