ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О чем весь город говорит
Код да Винчи 10+
Законы большой прибыли
Жених-незнакомец
Кровные узы
Каждому своё
Октябрь
Однополчане. Спасти рядового Краюхина
Невеста
Содержание  
A
A

Даже сейчас, когда Катарина вспоминала об этой шутке Уморта, щёки её пылали. Ну погоди же, подлый предатель и убийца ласточек, скоро ты за это поплатишься!

Войдя в ту самую залу, где она сегодня уже раз побывала, девочка озабоченно огляделась. В камине жарко пылал огонь. Рядом стояло широкое кресло. Где же, где же та шкатулка чёрного дерева, про которую говорил Игуш?

Взгляд её скользнул по каминной полке. Ага, вот она лежит, обрадовалась она и оглянулась на своего стража. Тот стоял в дверях и, как и было велено, не спускал с неё глаз. Девочка досадливо вздохнула.

– Послушай, а кого это тут все ищут? – спросила она у тролля.

– Одного кобольда, – ответил Угуй.

– А что он такого наделал?

– Убил двоих из наших, – пояснил тролль. – И господин Уморт пообещал за это содрать с него шкуру живьём. Очень интересное будет зрелище, – оживился Угуй. – Не хотелось бы пропустить.

Катарине стало немного не по себе.

– Он что, сейчас бегает по замку, и все за ним гоняются? – простодушно захлопала она глазами.

– Угу, – подтвердил Угуй.

– А если ты его увидишь, то тоже за ним погонишься?

– Конечно!

– А ты разве знаешь, как он выглядит? – недоверчиво спросила Катарина.

– Видел один раз, – мотнул головой тролль, – никогда не спутаю.

Девочка с облегчением вздохнула. Прошлась по комнате взад-вперёд, незаметно вытащила оттягивавшую карман тяжёлую чернильницу и тихонько положила её на стол. Не оглядываясь, отошла подальше.

По шороху за спиной и округлившимся глазам тролля поняла, что чернильница перестала быть чернильницей.

– Хвата-ай! Держи-и! Тревога-а! – заорал тролль и кинулся на кобольда.

Катарина встревожилась за Игуша. Но тот легко проскочил прямо под носом у тролля и в один прыжок очутился за дверью. Тролль бросился за ним.

Скорей! – билось сердце Катарины. Она подскочила к каминной полке и стала стаскивать шкатулку на пол. Та оказалась неожиданно такая тяжёлая, что девочка, не устояв, грохнулась на пол вместе с нею.

Дрожащими руками подняла крышку. Вот он! – голубой кристалл на цепочке, которым покачивал перед их носами Уморт сегодня утром.

Девочка торопливо одела его себе на шею, чуть не порвав цепочку. Вскочила на ноги… Ах, нет! Шкатулку надо убрать на место, чтобы волшебник ничего не заметил. С трудом взгромоздив тяжеленную шкатулку обратно на каминную полку, она оглянулась, зажала холодный – ну ничего себе, какой холодный! – камень в руке и опрометью выбежала из комнаты.

…Коридоры неслись стремительно назад, просторные залы сменяли одна другую, винтовые лестницы трепыхались под ногами. Самое главное – смотреть в глаза и уверенно врать! – вспоминала Катарина наказ Игуша, крепко сжимая в руке кристалл.

Слава богу, на пути пока никто не встретился. А камень между тем нагревался и нагревался. Скоро он стал больно жечь руку, превратившись из голубого в кроваво-красный. Не вздумай выпустить! – сама себе приказала Катарина и поморщилась от боли.

Вот знакомый поворот. Сердце бешено заколотилось. Но Катарина знала чёткое правило: если начнёшь бояться, то ничего не получится. Поэтому, не боясь, она стрелой вылетела за угол и… встретилась лицом к лицу с кошачьей мордой, вырезанной на двери. Той самой, под которой уютно развалились два друга – Буб и Дуб.

…Это хорошо, что тролли туго соображают. Пока тупые увальни недоумённо пялились на откуда ни возьмись появившуюся девчонку, та упёрла руки в бока и презрительно посмотрела им в глаза:

– Что уставились? Не узнаёте вашего мага?

Главное, смотреть в глаза тому и другому одновременно.

Подействовало. Осознав, наконец, что перед ними сам Уморт, тролли поспешно вскочили.

Катарина облегчённо вздохнула.

– Ну, давайте же, быстрее открывайте! – поторопила она.

Великаны послушно зазвенели ключами и принялись усердно ковырять в пасти у дубовой кошки. Кррак-кррак… кррык-кррык… Кррык-кррык… кррак-кррак…

– Господин! Что-то дверь не отворяется…

– То есть как не отворяется? – возмутилась Катарина. Схватила ключи и подёргала сама.

Ни туда и ни сюда. Ни сюда и ни туда. Девочка озадаченно уставилась на кошачью морду. Морда – на неё. Жёлтые глаза ехидно поблёскивали.

Глаза?..

Катарина строго посмотрела кошке прямо в глаза и вежливо, но твёрдо сказала:

– Я бы попросила, если не трудно, открыться.

* * *

Том спал тревожным сном. Ему снилось, что черноволосый кобольд очнулся и, держась за окровавленный живот, с горечью произнёс: "Я рисковал жизнью для того, чтобы ты отдал скрипку обратно Уморту?" Том чувствовал себя страшно виноватым. Он попытался было объяснить кобольду, что никаким другим способом нельзя было спасти ещё, может быть, живых Диану и Тропотора… но тот в ответ мучительно скорчился и снова впал в беспамятство.

Дверь заскрипела. Том приподнялся на локте: что, уже утро? За окном, однако, было черно.

В комнату вошли два тролля с факелами. Между ними – Катарина.

– Катрин! – обрадовался мальчик. Но в следующую секунду озабоченно воскликнул:

– Боже, Катрин, что с твоим носом?!

Нос, действительно, смотрелся несимпатично: размером с хороший баклажан.

Девочка досадливо поморщилась и сердито проворчала:

– Ничего особенного, нос как нос.

И действительно, в ту же секунду мальчик понял, что ошибся: носик у Катарины был, как всегда, ровненьким и красивым. Том вытер пот со лба и виновато поморгал:

– Извини, мне показалось. А почему тебя привели в мою камеру?

Вместо ответа девочка сунула под нос брату зажатый в руке камень и прошептала загадочно:

– Соображай сам!

Потом обернулась к стражам и повелительно махнула ручкой:

– Проводите нас к выходу из замка!

– Слушаемся, господин маг! – гаркнули те готовно.

…Следуя за Катариной и троллями по тёмным коридорам замка, Том не мог отвести от сестры изумлённого взора: у Катарины – камень Гипова носа!

Но для расспросов было не место и не время.

Вообще, будь у неё возможность, Катарина с удовольствием бы облазала весь этот наистраннейший из всех замков вдоль и поперёк. Чего тут только не попадалось на пути!

Одна зала искрилась звонкими фонтанами. Другая была вся – сплошное озеро с перекинутыми во все стороны мостиками. Третья завешана каким-то странным оружием, но тут больше интереса для Тома. А в следующей… дети остановились как вкопанные: со всех углов на них хрустальными глазами смотрели хрустальные существа.

Забыв, что она – «Уморт», Катарина не могла оторвать взгляда от зловещей коллекции.

– Катрин! – позвал Том тихо.

Но было уже поздно: тяжёлая рука железной хваткой опустилась ей сзади на плечо и рывком развернула назад.

Перед ней стоял гном. Гневный взгляд из-под насупленных бровей сверлил девочку насквозь.

– Куда вы ведёте детей? – строго спросил гном у троллей. – Кто приказал?

Ничего не понимающие тролли захлопали глазами.

– Господин Уморт, – вымолвил один из них, – сам приказал!

Гном недоумевающе передёрнул бровями:

– Господин Уморт?.. Сам?..

– Да-да! – вставила пришедшая в себя Катарина. – Господин Уморт, который стоит тут, между прочим, перед вами!

В глазах у Клюгсона потемнело, мир зашатался… Потом потихоньку пришёл в равновесие.

Униженно склонившись перед волшебником, гном бормотал бессвязные извинения. Счастье, что хоть магу недосуг было испепелить его на месте. Повернувшись, «волшебник» быстро исчез в дверях.

* * *

– …Что это за такие таинственные мурры, которые – единственные – видели кобольда? – любопытствовал в это время настоящий Уморт, прохаживаясь по каменным плитам подвала.

Тролли затруднялись ответить. Всякий знал, что тролли вообще плохо отличали мурров друг от друга.

– Ну хотя бы какого цвета был у них мех? – раздражённо допытывался Уморт.

Оказалось, что на лапах были белые "перчатки".

39
{"b":"400","o":1}