ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Встретив согласие в зелёных глазах мурра, ободрённая хозяйка продолжала:

– Вот. А потом он исчез. Просто не вернулся домой. – Глаза госпожи Неттхаубе расширились, и она перешла на шёпот: – Все знают, что если в Цауберляндии кто-нибудь исчезает без вести – особенно в Умортовых владениях – то не исключено, что этот кто-то попал в хрустальную коллекцию злого волшебника! Вы понимаете теперь, как я надеюсь, что с ним действительно это и приключилось?!

Оладья выпала изо рта Катарины.

– Как так?.. Вы надеетесь, что вашего супруга превратили в статую?! – изумилась она.

– Ну да! – горячо подтвердила хозяйка. – Я очень надеюсь, что он не утонул в реке, что его не съела лисица, не склевал коршун, и он не погиб в неравной схватке с разбойниками-троллями. Я льщу себя надеждой, что три года назад он был просто заколдован в статую. А если с вашей помощью волшебной силе Уморта скоро придёт конец, то – какое счастье! – все хрустальные статуи снова оживут! И я опять увижу моего дорогого господина Неттхаубе! – Эльфина взволнованно прижала ручки к груди. – Скажите мне, положа руку на сердце: это действительно возможное дело – победить Уморта?

Дети переглянулись.

– Да, это возможно, – кивнул Том.

– Ах, как я рада! – просияла госпожа Неттхаубе. – Ну как я рада! Подождите! У меня для вас кое-что есть!

С этими словами эльфина стремглав вылетела в окно. А через несколько минут снова влетела, держа в руках впечатляющих размеров охотничий лук и к нему – колчан со стрелами.

– Вот, – положила она старинное эльфийское оружие на стол. – Господин Неттхаубе им очень дорожил. Он достался ему от пра-пра-пра-прадедушки и переходил из поколения в поколение от отца к сыну. Мне самой он не нужен, я даже и тетиву не натяну. Но вам-то грозит немалая опасность! Вдруг пригодится? Когда господин Неттхаубе оживёт, отдадите лук ему обратно.

Старинный лук был, конечно, очень хорош. Но ни у Тома, ни, конечно, у Катарины не хватило сил натянуть тетиву. Один только Тоурри смог это сделать.

С надеждой поглядела госпожа Неттхаубе на зеленоглазого мурра:

– Желаю вам – от всей души – счастливого пути!

* * *

Оставшаяся часть ночи пролетела как одно мгновение. Не успели закрыть глаза и – пожалуйста! – солнце уже снова светит в окна старого дуба.

На завтрак хозяйка принесла круглую кушунью со взбитыми сливками – любимое лакомство мурров. Желая обласкать вниманием Тоурри, теперешнего обладателя драгоценного лука, госпожа Неттхаубе с большими трудами раздобыла кувшин самых густых сливок во всём лесу.

– Да, – вспомнила она, когда гости поели, – этой ночью к двери моего дуба подкатил какой-то странный маленький зверёк: ни глаз, ни лап, ни ушей… Я уж и не знала, с какой стороны с ним разговаривать. Он мне что-то прошебуршал, из чего я поняла – если, конечно, не ошибаюсь – что он к вам. Будить я вас ради него не стала…

– Шуш!! – заорали дети в один голос, не дослушав хозяйку. – Это Шуш! Где он? И Диана с Тропотором, наверняка, где-то неподалёку!

…Мохнатый зверь выглядел очень запыленным, но уже выспавшимся и не голодным (миска в углу гостиной госпожи Неттхаубе стояла пустая). Он радостно улыбнулся возникшим из ниоткуда ртом, приветливо потыкался детям в колени – и выплюнул на пол листок бумаги.

Дети недоумённо переглянулись. Подняли с пола листок. Тот был сложен вчетверо и вдоль и поперёк исписан неровным почерком. Письмо. Не что иное.

Дети развернули письмо и прочли:

"Милые Томчик с Катариночкой! Наконец-то мы можем послать вам весточку! Если бы вы знали, как нам с Тропотором вас не достаёт…"

Слёзы радости заполнили глаза Катарины, строчки расплылись – дальше читать она не могла.

Том перехватил письмо. Теперь писала другая рука:

…"Из пещеры выбрались благополучно. Здорово помог старина Шуш: у него оказались такие прочные зубы – что моя кирка. После этого, конечно, сразу двинулись по вашим следам".

Далее снова чувствовалась рука эльфины:

…"Томчик! Катариночка! Что мы услышали от местных обитателей! Оказывается, этот коварный Уморт приказал всем живым существам под страхом смерти не показываться у вас на пути! Вы, может быть, обратили внимание, что лес вдоль реки будто вымер? Да-да! Это он, злодей! Потому вы и заблудились, что вам не у кого было спросить дорогу!"

Снова аккуратный почерк гнома:

…"Точно следуя указаниям карты, за два дня достигли Дремучего Леса. От одной вполне заслуживающей доверия белки узнали, в каком направлении искать Домик Волшебника Лео".

Снова размашистый почерк эльфины:

…"Это такой забавный старичок! Играет в шахматы с зелёным попугаем! Мы очень мило поболтали за чашечкой кофе. Сыграла с ним "вничью".

Тут рука Тропотора уточнила:

…"Уважаемая эльфина забыла упомянуть, что перед «ничьёй» проиграла четыре раза подряд. …Что же касается дела, то тут Добрый Маг снабдил нас очень интересными сведениями".

…"Да-да! Потрясающими! Вы знаете, откуда взялся Шуш? Никогда не отгадаете! Скажу вам, чтобы не томить: это его собственный! Да-да-да! Его собственный ручной шуш! У него даже миска тут стоит в углу своя!"

…"Далее – о скрипке, – продолжала твёрдая рука гнома. – Волшебник посвятил нас в одну очень любопытную историю, из которой явствует, что скрипка (та самая, что покоится сейчас у меня в рюкзаке), и ноты, что вы неосмотрительно оставили в доме у эльфа по имени Грушкинс, представляют собой основу магической силы Злого Мага. Волшебник предупредил нас, что Уморт приложит все силы, чтобы отнять у нас эту вещицу. Однако вам грозит не меньшая опасность. Ибо Том – единственный скрипач во всей Цауберляндии".

…"Просто ужас, как я переживаю за вас! Прошу вас, будьте очень осторожны! Но эльфам – можете доверять любому".

…"Не хочу обидеть дорогую эльфину, но, насколько мне стало ясно из истории, Уморт – сам эльф и, кроме того, может превращаться в любое существо, какое пожелает. Поэтому, хоть за пределами своих владений он и теряет свой магический дар, будьте осторожны и не доверяйтесь никому".

Дети переглянулись, вспомнив Умрито.

Конец письма звучал так:

…"Чтя своим долгом помешать злодействам Уморта, мы с уважаемой эльфиной поспешим в город цветочных эльфов, дабы соединить волшебную скрипку с волшебной книгой. Очень надеемся встретиться там и с вами – живыми и невредимыми".

…"Дорогие мои! Я не могу удержаться от слёз! Как я тревожусь за вас! Жду не дождусь встречи!"

…"PS: Шуша можете использовать как почтальона. Он обладает невероятной скоростью передвижения и каким-то особым нюхом – он способен разыскать вас в любой дыре. Своё письмо дайте ему проглотить: в нужный момент он выплюнет его целое и невредимое. Советую послать его с предупредительным письмом к Королю Цветочных Эльфов. Ваши Тропотор и Диана".

* * *

От тёплого послания друзей на душе стало весело и хорошо.

Шуша сначала хотели взять с собой. Но Тоурри посоветовал отправить зверька с почтой отдельно.

– Мохнатика так не ищут, как нас, – пояснил он. – Сам по себе он будет в большей безопасности. Хоть кто-то из нас – или он, или мы – доберётся до цветочного города целым и невредимым.

Том долго не мог решиться сунуть послание для короля Эля зверю в пасть: а если он его сжуёт?

Но рисковать так рисковать. Зверь проглотил письмо с таким аппетитом, как будто послания к королям были его любимым блюдом. Потом подмигнул одним-единственным глазом, появившимся специально по этому случаю, и с быстротой молнии скрылся в лесной чаще.

Король Родерик сам усадил детей на сокола, посоветовав крепко держаться за перья.

– Передавайте привет моему кузену Элю! – прогремел он зычным басом, взмахнув шляпой.

Сокол замахал крыльями и взмыл в небо, чтобы сделать прощальный круг над лесом. Над густой кроной высокого дуба розовощёкая эльфина в чепце сердечно махала им на прощание.

43
{"b":"400","o":1}