ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А я вам в двадцатый раз повторяю, милый Тропотор, – раздался откуда-то сверху из ветвей весёлый звонкий голос, – что по воздуху лететь гораздо опаснее, чем пробираться вот так вот лесами. В траве нас никто не заметит, а в воздухе меня увидит каждый! Вспомните хотя бы этих противных Умортовых коршунов! Да и летучие мыши частенько нарушают законы – нападают на эльфов… И потом, все мои крылышки истрепались, и у меня осталась последняя пара. А во всём этом дремучем лесу я до сих пор ни разу не встретила ни одной хоть самой захудалой лавки, где продавались бы эльфийские крылышки. Сами понимаете – я должна их беречь!

Диана лукавила: ей просто ни за что не хотелось расставаться с таким симпатичным ей гномом.

В ответ на это Тропотор только философски развёл топором с дорожной палкой и, вздохнув, продолжал путь. Весёлое сопротивление Дианы не особенно его огорчало. Если честно, то ему было приятно всю дорогу слышать у себя над головой беспечный голосок, а на привале глядеть в смеющиеся голубые глаза эльфины.

– О ужас! – вдруг воскликнула Диана, залетевшая далеко вперёд.

– Что там такое? – полюбопытствовал её товарищ.

– Кто-то подстрелил коршуна! …Ах, бедняга!

– Коршуна? – озаботился гном. – Вы уверены, что он мёртв, дорогая Диана? Лучше не подлетайте к нему близко!

– Ах, что вы! Стрела торчит прямо из горла… Левее, ещё левее, Тропотор… Он здесь, прямо подо мной… Лежит в траве, как будто спит!

– Интересно, – бормотал гном, пробираясь в направлении, указанном Дианой, – кто мог отважиться подстрелить коршуна?

Тут громкий вскрик эльфины заставил его встревожиться не на шутку.

– О все волшебники! – звучал крайне взволнованный голос Дианы из травы. – Да что же это такое?!

Гном заспешил.

То, что он увидел, когда выбрался на небольшую полянку, представляло собой действительно волнующее зрелище.

Диана стояла на коленях перед неподвижно сидевшим под деревом эльфом.

Подойдя ближе, гном понял, что вызвало возмущение Дианы: руки эльфа были жестоко скручены за спиной, а сам он – так крепко привязан к широкому стволу дерева, что не мог сделать ни движения. Он, видно, уже долго просидел в такой неудобной позе, потому что одежда его была влажной от прошедшего ночью дождя. Чёрные волосы слиплись на бледном лбу, лицо с закрытыми глазами застыло в мучительной гримасе.

Эльф не подавал признаков жизни. Но когда ручка эльфины участливо тронула его за плечо, чёрные ресницы дрогнули, и из-под них взглянули живые чёрные глаза.

– Ах, друг мой, скорее освободите его от этих… – Диана тронула верёвки у того на руках. Эльф немедленно застонал от боли.

Не мешкая, Тропотор опустился перед связанным на колени и перерубил путы. Потом подставил плечо и помог подняться. Освобождённый с трудом распрямил затёкшие ноги и прислонился к дереву. Со стоном облегчения растирал он руки с багровыми следами от грубых верёвок. Потом взглянул на эльфину и улыбнулся:

– Благодарю за спасение.

– Благодарить нас не за что. Лучше скажите, кто же вас так связал? – воскликнула эльфина. – За что?

Эльф опустил глаза.

– То были тролли, – сказал он, помедлив. – Они собирались зажарить меня на обед, но у них не оказалось с собой огнива.

– Какой кошмар! – ужаснулась девушка.

– А коршун неподалёку? – полюбопытствовал Тропотор. – Его они тоже собирались зажарить?

– Коршун? – Эльф пытливо взглянул на гнома. – Я не видел никакого коршуна.

– Значит, они подстрелили его до вас, – сделала вывод Диана. – Но скажите, как давно они вас здесь оставили? Вы же насквозь промокли и можете простудиться!

Эльф задумался на миг.

– Два дня назад, – ответил он.

– Два дня?! – изумились спасители. – Вы просидели так целых два дня?! Но тогда вы должны умирать от голода и жажды!

И не мешкая больше, они принялись за дело. Пока гном разжигал костёр, эльфина напоила спасённого из фляги и разложила перед ним фрукты. Мокрый его плащ и камзол она развесила над костром, чтобы поскорее высохли. Эльф с наслаждением грелся у костра.

Уже совсем стемнело, и огонь в ночи ярко освещал раскрасневшиеся от тепла лица оживлённо болтавших эльфов и сидевшего в сторонке гнома. Спасённый довольно быстро пришёл в себя и оказался весёлым и приятным собеседником.

– Как вас зовут? – спросила, сияя улыбкой, эльфина.

– Э-э… Редвин. А могу я узнать имя прекрасной спасительницы? – обворожительно улыбнулся эльф в ответ.

Эльфина рассмеялась:

– Зовите меня просто Диана!

Эльф вздрогнул. Пристально взглянул на неё и повернулся к гному:

– А ваше имя? С кем имею честь…?

– Это мой верный друг Тропотор!

Эльф поперхнулся. Весь сотрясаясь в приступе неудержимого кашля, он отвернулся и закрылся рукавом – чтобы скрыть невольно прорвавшуюся улыбку торжества.

* * *

На рассвете следующего дня спасённый эльф долго обыскивал кусты, окружавшие поляну. Но, похоже, не нашёл того, что искал. Эльф с досадой ударил мечом по колючим ветвям.

Ладно, этот камень всегда раздражал его своим издевательским носом. "Благородный рыцарь посчитал неблагородным обыскать меня, – усмехнулся он, вынимая из кармана цепочку с висевшей на ней тонкой серебряной трубочкой. – Гном Гип сотворил в своё время немало таких изящных безделушек. Жаль только, что пользоваться этой вещицей можно лишь после захода солнца". Отставив меч, он нацепил цепочку себе на шею.

– Великолепный меч, – раздался за спиной одобрительный голос гнома. – Очень красивой формы и работы старинных мастеров.

– Этот меч был выкован специально по моей руке, – улыбнулся польщённый Редвин и протянул гному меч. – Я вижу, вы разбираетесь в оружии.

– Кому же, как не гномам, разбираться в нём, – ответил Тропотор, принимая тот за рукоять.

– Что это вы всё утро ищете в траве, уважаемый Редвин? – прозвенел голосок эльфины.

– Буду вам очень благодарен, прелестная Диана, если найдёте где-нибудь поблизости голубой камешек с цепочкой. Я им очень дорожу, он достался мне от дедушки.

– Ах, как жаль! – посочувствовала Диана. – Потерять дедушкин подарок – это такой плохой знак! У меня, знаете ли, тоже был дедушка. Он был знаменитым путешественником и обошёл всю Цауберляндию! Моей заветной мечтой с детства было побывать везде, где он был, и увидеть всё, что видел он. И даже чего он не видел! И я осуществлю свою мечту!

– Не сомневаюсь, что вы – достойная внучка своего дедушки. И что же вы успели уже увидеть?

– О, – гордо улыбнулась Диана, – я повидала двух волшебников: я танцевала во дворце у феи Тортинеллы и пила чай с волшебником Лео. Для полной коллекции, – скромно добавила она, – мне не достаёт теперь только Уморта.

Эльф расхохотался:

– От всей души желаю вам с ним встретиться!

И добавил невинно:

– Так вы не будете против, дорогая эльфина, если я буду вас сопровождать? Я, как ни странно, тоже держу путь в город короля Эля.

– К вашему дедушке?

– Нет, меня там ждут не дождутся мои горячо любимые друзья, с которыми мы… гм… несколько разминулись.

– Это так благородно с вашей стороны, – серьёзно сказала Диана. – Если бы вы только знали, как мы нуждаемся сейчас в верном мече.

– Не беспокойтесь, я ни за что вас не покину, – искренне заверил эльф.

– Вы слышали, Тропотор? – растроганно обратилась эльфина к товарищу.

Гном не отвечал. Он с глубочайшим вниманием рассматривал узор на рукояти меча. Старинная затейливая вязь, которой два столетия назад гномы-литейщики любили украшать оружие, никак не вязалась с молодым возрастом эльфа. А замысловатый вензель с заглавной буквой «У» совсем не подходил к имени Редвин.

"…меч выкован по моей руке…" – это были очень неосторожные слова. Гном поднял голову и внимательно вгляделся в эльфа.

Крылья у Редвина оказались широкими и такими же беспросветно чёрными, как и весь его наряд – от воротничка на шее до сапог. Изящные же крылышки эльфины – цвета утренней зари – восхитительно гармонировали с алым платьем и волосами цвета огня. Редвин невольно залюбовался красивой эльфиной, напомнившей чем-то бабочку с огненными крыльями.

47
{"b":"400","o":1}