ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Диана ненадолго замолчала, заворожённая представившимся ей зрелищем.

– …Говорят, Уморт лично наблюдал со скалы за тем, чтобы колесница с королевской четой низвергнулась именно в это ущелье и разбилась о его острые скалы. – Девушка вздохнула. – Так наш принц Изри ещё в младенчестве потерял родителей.

Некоторое время царило молчание. Взглянув в небо, Тропотор покачал головой:

– Что-то дождик собирается. Вы правильно сделали, Редвин, что затушили костёр. Надо бы поискать какое-то укрытие.

Гном засобирался. Эльф сидел, не двигаясь.

– О чём вы задумались, дорогой Редвин? – подсела рядом Диана. – Или на вас такое впечатление произвёл мой рассказ?

– Я только одного не понял в вашей истории, дорогая эльфина, – глухо произнёс Редвин, взглянув на неё исподлобья. – Вы говорили, что это история о любви. Кого – к кому?

И встретив удивлённый взгляд Дианы, пояснил:

– Уморта – к Нереель? Или эльфины – к королю?

– Ну, конечно же, Нереель – к королю, – сказала Диана.

– Я так и думал, – мрачно усмехнулся он.

Подул сильный ветер. Небо затянуло тучами.

– Нужно искать укрытие, – поторопил гном. – Будет гроза. Чуете воздух? – И, бросив неодобрительный взгляд на даже не шевельнувшегося эльфа, принялся возиться с рюкзаками.

На горизонте полыхнула зарница. Ещё одна, и ещё. Казалось, кто-то пытался поджечь хвост каменному дракону.

– Ах, как красиво! – восхищённо вздохнула эльфина. Ветер колыхал её волосы.

Эльф покосился на неё:

– Скажите-ка, прекрасная Диана, а как бы вы поступили на месте… Нереель?

– Я? – Эльфина честно задумалась. – Я думаю… я никогда не смогла бы полюбить злого волшебника.

Редвин прищурился:

– Да? Потому что он нехороший? А если бы…

Внезапно небо над их головами расколола молния. Потом новая. И новая. Небосвод с грохотом треснул по швам. И почти сразу же хлынул ливень.

Гном уже нырнул в полый ствол старого дерева – видимо, когда-то поваленного бурей. Эльфы последовали за ним. Тут было сухо, надёжно, но невыносимо пахло грибами.

…Едва дождавшись, когда ливень прекратился, эльфина немедля полезла на свободу. Провести всю ночь в затхлом укрытии она наотрез отказалась.

5. Золотистая и серебристая

Свежий ночной ветерок ворошил рыжие кудри спящей эльфины. Где-то в траве трещали сверчки, в кустах шебуршали птицы.

Опершись о меч, Уморт пристально глядел в темноту. Рюкзак со скрипкой – вот он, под головой у спящего гнома. Отобрать драгоценность у Тропотора, конечно, дело нелёгкое. Но против этого есть средство: маг тронул серебряную трубочку у себя на груди. Нет, дело было не в этом. Уморт взглянул на безмятежно спящую эльфину. Даже во сне девушка чему-то улыбалась: рыжие ресницы подрагивали, белый точёный носик морщился, точно от смеха. Маг вздохнул. Он мог в любую минуту покончить со всем этим маскарадом, времени было в обрез. Произведение гениального гнома действовало только ночью. Вот прямо сейчас было бы очень вовремя. Но проходил час за часом… он медлил, сам не зная, почему.

Задумавшись, Уморт смотрел в чистое звёздное небо. Две шаловливые звёздочки – золотистая и серебристая – закружились в танце (до ушей волшебника донеслась еле слышная музыка). Потом, совсем запыхавшись, подлетели к месяцу и взмолились: "Дядюшка месяц, нельзя ли нам спуститься на землю, чтобы посмотреть оттуда на небо?" "Ну, конечно! – возмутился дядюшка. – Ещё чего! Это очень опасно! Вы ещё маленькие и глупые и не знаете, что на земле живёт немало существ, мечтающих нахватать звёзд с неба. Что я буду делать, если вы не вернётесь?" "Ах, что ты, что ты, не бойся! – убедительно закричали звёздочки. – На земле сейчас ночь и все спят! Никто нас не увидит!" "Ну, смотрите, не пеняйте на меня", отпустил их месяц-добрая душа.

Две сверкающие снежинки оторвались от неба и прыгнули вниз: у-ухх! – длинный хвост сверкающих золотистых и серебристых пылинок протянулся по небосклону.

Цррыньк!.. Ццак!.. И снова темнота. Это звёздочки кувыркнулись в траву – прямо перед носом у волшебника. Они были такими же маленькими, какими виделись и на небе. Только сверкали, будто два алмаза. "Хи-хи-хи-хи-хи! – захихикали звёздочки, думая, что их никто не видит. – Тут так здорово! Куда лучше, чем на небе! И трава такая густая! Мы будем играть в джунгли!.."

Звёздочки так весело прыгали и пищали в траве, что чуть не разбудили эльфину. Та сонно приоткрыла глаза, удивлённо посмотрела в небо, пробормотала: "Что-то сегодня в небе недостаёт двух звёзд…", зевнула и перевернулась на другой бок.

Два сияющих комочка продолжали мелькать в ночной мгле. Прыг!.. Прыг-прыг! Пррррыг! ПРЫГ, ПРЫГ, ПРЫГ! Уморт подкрался очень тихо и ловко накрыл ладонью золотистую. Серебристую оказалось поймать ещё легче: та замерла и удивлённо глядела на откуда ни возьмись появившегося эльфа.

Уморт был доволен: такого в его коллекции ещё не было. Велеть подвесить их в главной зале над троном?.. Или уж пусть сияют на самом высоком шпиле замка?..

А звёздочки плакали в его руках сверкающими слёзками: "Отпусти нас! Отпусти!! Отпусти!!!" Уморт ехидно улыбнулся: "Надо было слушаться дядюшку месяца, вы, живые драгоценные камешки!" Захлёбываясь от горя, звёздочки, не унимаясь, пищали звонкими голосишками: "Отпусти нас только! Мы сейчас же улетим к нашему дядюшке! И никогда, никогда, никогда не прилетим обратно! Обещаем! Обещаем! Обещаем!" И приводили ещё какие-то убедительные доводы…

Уморт задумчиво смотрел на метавшиеся в ладонях комочки ослепительного света. Потом взглянул на улыбающуюся во сне Диану… Прислушался к мерному похрапыванию гнома… И разжал пальцы.

Оторопевшие от неожиданности звёздочки замерли… а потом молнией взвились в воздух. Только длинные хвосты из сверкающих пылинок озарили начинающее светлеть небо.

…Первой на рассвете открыла глаза Диана. Она сладко потянулась и… улыбнулась, глянув на растянувшегося в траве крепко спящего эльфа.

* * *

Уморт проснулся поздно и устало потряс головой. Он не выспался. Он вообще не понимал, что это ночью на него нашло. Не в смысле говорящих звёзд (это само собой разумеющиеся вещи), а в смысле каких-то сентиментальных глупостей. Ррорр когда-то предупреждал, что там, где начинает действовать заклятие, а магические силы кончаются, тебя могут начать одолевать слабости обычного эльфа.

В ответ на учтивое приветствие гнома он только хмуро нахлобучил шляпу на лоб и оценивающе посмотрел на отрезок леса, отделявший их от гор: к вечеру они, несомненно, доберутся до Драконьего Хребта.

Он знал, что когда-то Ррорр вёл настоящую войну с этим непокорным драконом. Но сумел-таки его обезвредить. Уморт попытался представить себе, смог ли бы он превратиться в огромного дракона и сразиться с настоящим. Немного поразмышляв, решил, что смог бы. От этого настроение его несколько улучшилось. Он даже улыбнулся гному и пожелал рыжеволосой красавице доброго утра (мысленно извинившись, что спокойной ночи пожелать им, к сожалению, не сможет).

Путь продолжался так же весело, как и вчера. Правда, Диана заметила, что Редвин, похоже, чем-то встревожен. Он нервно теребил цепочку на груди и, рассеяно улыбаясь болтовне эльфины, то и дело бросал взгляды на приближавшийся хвост каменного дракона. Вопрос Дианы, что это за странная штуковина висит у него на шее, он вообще не удостоил ответом.

На самом деле Уморт хорошо расслышал вопрос, но намеренно пропустил его мимо ушей. Он не имел пока намерения распространяться о ценных свойствах серебряного свистка. Ему не давала покоя мысль о том, где сейчас могут находиться эти двое гадких детей: покинули они лес или ещё нет? Если они обратились за помощью к королю лесных эльфов – этому дерзкому болвану Родерику – то наверняка уже на полпути к цветочному городу. В таком случае, как только у Уморта появится время, его лесному величеству уж точно не поздоровится (маг мысленно пообещал себе не ограничиваться на этот раз одним только фейерверком).

49
{"b":"400","o":1}