ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Группа крови
Книга воды
Прощальный вздох мавра
Чистая правда
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Страсти по Адели
Ложь без спасения
Метро 2033: Пасынки Третьего Рима
Наказать и дать умереть
Содержание  
A
A

– Не беспокойся, Эль, – хлопнул Родерик кузена по плечу, – мои эльфы – все меткие стрелки – уже заняли позиции на крыше. Запас стрел хороший. Можешь не сомневаться: по одной стреле на одного тролля будет достаточно.

– Никакие стрелы не помогут, дорогой кузен, – покачал головой Эль, – если он решит поджечь город.

– Смею заметить, – вмешался Изри, – что пока он не получит своей книги, он не станет поджигать дворец. Я бы вам посоветовал, дорогой мой кузен, тянуть время как можно дольше.

Внезапно за дверью послышался шум. Почти тотчас же дверь распахнулась и на пороге застыл белый, как полотно, слуга-эльф. Но вместо того, чтобы толком доложить, что случилось, он только испуганно таращил глаза на своего государя.

И почти тотчас же за его спиной показался высокий незнакомец в чёрном. Чёрные глаза глядели с пытливым прищуром. Отстранив слугу, он любопытным взором окинул собравшееся общество. Взглянув на короля Эля, усмехнулся:

– Ваше величество, на вас нет лица. Я думал, мой приход не будет неожиданным.

– Мы действительно ожидали вас, господин Уморт, – церемонно кивнул Эль. – Большая честь для меня – принять великого волшебника в моём дворце.

– Я вижу, – сверкнул улыбкой Уморт, – что вы долго и трепетно готовились к моей встрече. Там, на крыше, – ткнул он пальцем в потолок, – встречающая делегация… с луками в руках.

– А там, на площади – ваши тролли… с факелами, – ответил Эль.

Уморт обворожительно улыбнулся:

– Это так, на всякий случай. Если у нас вдруг окажутся разногласия по-поводу того… кто вор, а кто хозяин.

Родерик возмущённо толкнул локтём Изри, шепнув: "Каков наглец!"

Однако Уморт обладал хорошим слухом. Обернувшись к королю лесных эльфов, он смерил того взглядом:

– А-а! Родерик! Мне стало известно, что вы раздаёте своих соколов направо и налево.

– Что ж, разве я не могу себе этого позволить? – задрал бороду лесной король.

– Смотря с какой целью, – ответил маг.

– С самой благородной! – вскипел король.

– И сразу объясните мне, – оживился маг, – какую именно цель вы называете благородной.

Родерик прикусил губу. Вызывающе разговаривать с волшебником было опасно.

– Мой кузен хотел помочь заблудившимся детям добраться до цветочного города, – мягко сказал Изри.

– Ах, так! – умилился Уморт. – А бедные заблудившиеся дети не говорили вам, что они сбежали из моего замка? Кстати, ваше величество, я точно знаю, что они сейчас гостят у вас во дворце. И, более того… быть может, вашему величеству и невдомёк, но детишки заслуживают хорошей порки: у них в руках находится ценная книга, принадлежащая вашему покорному слуге.

Король не отвечал.

– Разве король цветочных эльфов не на стороне закона? – произнёс маг почти угрожающе. – Я прошу вернуть мне мою собственность. Только не говорите мне, что вы знать не знаете никакого Тома, никакой Катарины и никакой книги. Более того: если вам в руки попадёт ещё и моя скрипка, вы будете обязаны также отдать её мне.

В зале наступила тишина. Уморт с интересом переводил взгляд с одного короля на другого.

– Мы рассмотрим ваше дело, господин маг, – раздался голос короля Эля. – Для этого совсем не нужно громить город и поджигать дома. Дайте нам время…

– Времени вам даётся несколько минут, – ледяным голосом перебил маг, – на то, чтобы найти детей и…

В это время в дверях появилась сияющая Катарина.

– Урра-а! Скрипка – у нас! – закричала девочка, радостно подпрыгнув.

…И осеклась, встретившись взглядом с Умортом.

Волшебник шагнул к Катарине.

– Где скрипка? – спросил он, схватив её за плечи.

– Отпустите ребёнка! – вмешался король Эль.

– Где скрипка? – в бешенстве повторил Уморт, встряхнув Катарину так, что в глазах у неё потемнело. Девочка испуганно молчала.

Отбросив её в сторону, Уморт кинулся к двери.

– Очень сожалею, – весело произнёс Изри, в один прыжок оказавшись между ним и дверью, – но здесь вам пройти не удастся.

Откуда-то раздавался голос Родерика, отдававшего приказ своим эльфам стеречь остальные двери и окна.

– Мальчишка! – вскричал Уморт, выхватывая меч. – Не рассчитывай, что я пощажу тебя только потому, что у тебя глаза твоей матери!

– Изри, это нечестно! Я – старший! – поспешал к ним Родерик. – Дай мне с ним сразиться!

– Не суйся, Родерик, – оттолкнул его озёрный король. – У меня с ним свои счёты. Обожди немного, у тебя ещё будет возможность отомстить за мою смерть.

Взволнованная Катарина схватила за рукав молодого короля.

– У него на шее… – шепнула она, – свисток… он вызывает им троллей!

– Замечательно, – улыбнулся тот.

Королевская зала огласилась звоном скрестившихся мечей.

* * *

Прижимая к себе скрипку, Том мчался по путаным коридорам цветочного дворца. Вот, наконец, и дверь их с Катариной комнаты. Том торопливо приложил ладонь к нарисованной на ней рожице спящего эльфа – рожица зевнула, открыла глаза и дверь распахнулась.

Том влетел в комнату… и остановился как вкопанный. В кресле, развалившись, сидела знакомая тряпичная кукла и с интересом перелистывала книгу.

Ветроногий не подвёл своего господина. Как и полагается всякой магической игрушке, он обладал кое-какими ценными свойствами – например, умел делаться невидимым, а также обладал невероятным чутьём, помогавшим ему легко находить искомое. Без труда, проникнув во дворец, он довольно быстро нашёл комнату, в которой жили дети. Ему даже повезло: книга запросто валялась на столе.

…Довольный паяц весело поднял глаза на вошедшего мальчика:

– Ух, ты! Даже и скрипку принёс! Ну, давай её сюда скорее!

Том отступил к двери.

– Ну же! – улыбаясь до ушей, паяц выжидающе протянул руку с кинжалом.

За спиной у Тома выросла могучая фигура Тропотора. Глаза гнома горели опасным огнём. Оттолкнув мальчика, он взмахнул топором.

Промахнуться было невозможно. Гордо выпрямившись в руке гнома, топорик с боевым свистом пролетел в воздухе и… впился в спинку кресла. Ветроногого больше там не было.

Его не было вообще нигде… Тропотор оглянулся.

В наступившей тишине вдруг прошуршала просыпавшаяся пыльца в углу, там, где росли ярко-оранжевые «язычки». Быстро выдернув топорик, Тропотор повернулся лицом к качающимся цветам.

И рухнул на колени, пронзённый кинжалом.

…Прошло, наверное, не более минуты, когда Том, нёсшийся по коридорам дворца, услышал за собой шаги. В груди похолодело: паяц без усилий нагонял его. С каждым прыжком расстояние между ними резко уменьшалось.

Том бежал из последних сил. В боку невыносимо кололо. От волнения и быстрого бега в глазах темнело. Впереди из примыкавшего коридора метнулись крылатые тени…

Эльфы окружили мальчика защитным кольцом, направив стрелы в сторону паяца. Кукла тут же пропала. Лишь книга странным образом повисла в воздухе. …А потом полетела вдоль по коридору, вверх по лестнице – всё дальше и дальше и выше и выше, сопровождаемая хвостом летевших следом эльфов.

* * *

Битва между чёрным и белым эльфами была достойна кисти художника. Оба противника не только кружили по зале, но и взлетали в воздух и бились под самым потолком. Скрежет мечей сопровождался не замолкавшим свистом крыльев.

Уморт дрался неистово. В глазах его горело не оставлявшее сомнений желание без всякой жалости прикончить вставшего на пути эльфа. Движения его были стремительны и молниеносны. Длинный меч всякий раз кровожадно целил в живот или в грудь противнику. И только прирождённые быстрота и вёрткость спасали Изри от, казалось бы, неминуемой смерти.

Хлопанье крыльев и звон мечей перекрывали друг друга. Замерев в волнении, эльфы, не отрывая глаз, следили за поединком, готовые каждую секунду прийти на помощь своему королю.

Сквозь плотные ряды лесных стрелков, стоявших на охране дверей, протиснулся цветочный эльф. Разыскав глазами своего короля, он приложил руку к груди:

55
{"b":"400","o":1}